К вопросам о самореализации

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Руперт Спайра

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

(продолжение)

Важным выводом является опытный факт, что наличие формы конкретного феномена опыта не вносит расщепленность в недуальность знаемости, бытия и присутствия феноменов опыта, поскольку знаемость и «естьность» феномена неотделимы от присутствия этого феномена в прямом опыте. Форму феноменов нельзя признать несуществующей, иллюзией, если только она мысленно не отделяется от присущей ей знаемости. Иллюзией (майей) является только мысленное расщепление феномена на форму и знаемость (обьект и субьект). 

Далее возникают два вопроса, которые вносят кажущуюся расщепленность в тотальную недуальность знаемости бытия феноменов. Первый – кажущаяся расщепленность опыта во времени. Второй – кажущаяся расщепленность опыта между множествами феноменов, испытываемых различными «индивидуумами». Рассмотрим по порядку.

2. Иллюзия времени.

Руперт Спайра (Rupert Spira, "Essence of Non-Duality" podcast, 04.12.2012 "Is there an independent time?"), в одном из сатсангов проанализировал возникновение иллюзии времени в рассудочном уме. Для того чтобы измерить временной интервал между двумя событиями А и В (феноменами опыта), они должны как минимум одновременно присутствовать  в прямом опыте. Однако мы никогда не находим А и В присутствующими одновременно в опыте. Когда в опыте присутствует А, В «еще» нет, а когда присутствует В, то А «уже» нет. Есть память о феномене  А, но память есть «мысль о феномене», поэтому «память о феномене А» есть совершенно иной феномен С не имеющий никакой прямой связи с феноменом А, хотя имеющий с ним корреляцию формы (т.е. являющийся его опосредованным изображением в памяти). Кроме того, даже феномен В и память С не могут присутствовать в опыте одновременно, поскольку, грубо говоря,  «невозможно мыслить одновременно две мысли». Т.е. если мы внимательно проанализируем прямой опыт, мы не найдем там фактов, подтверждающих существование времени. Все что мы испытываем в опыте – это присутствие всегда одного конкретного феномена только сейчас.

Однако мы не можем отрицать присутствие интуитивного ощущения непрерывности, связанности,  «текучести» нашего потока феноменов. Рассудок, не замечая вечноприсутствия нераздельной и непрерывной знаемости бытия, изобретает абстрактное понятие времени и приписывет ему это ощущение связанности и непрерывности.

Тем не менее, даже если отбросить гипотезу времени как ненужную, нельзя отрицать видимую изменчивость форм феноменов прямого опыта. Мы «чувствуем» изменчивость и множественность принимаемых опытом форм несмотря на то, что весь опыт происходит только в непрерывном сейчас и никаких фактов, доказывающих эту изменчивость в феноменах бытия, мы не находим. Каждый момент сейчас содержит только один феномен и невозможно его сравнить с никаким другим феноменом (ранее бывшим) для доказательства факта изменчивости, поскольку никакой другой феномен кроме присутствующего в «сейчас» настоящего момента не существует.

Убедимся однако, что даже если мы вынуждены допустить гипотезу об изменчивости феноменов в настоящем моменте опыта, это не внесет расщепленности в недуальность опыта. Так же как форма феноменов не отделима от знаемости их бытия, также и наличие множественности, разнообразия и изменчивости форм не расщепляет опыт, не вности в него дуальность, поскольку эти феномены сопровождаются неотделимой от них непрерывной и тождественной самой себе знаемостиью их бытия. Знаемость бытия является цементом, скрепляющим разнообразие, множественность и изменчивость форм феноменов в единое тотальное недвойственное бытие, в котором нераздельно существует континуум форм феноменов. Как только происходит мысленное иллюзорное расщепление феноменов на знаемость и форму, субьект и обьект, сразу происходит расщепление тотальности множества форм на отдельные формы, мысленно располагаемые рассудком на воображаемой оси времени.

Итак, выше мы пришли к заключению, что наличие формы феномена не вносит дуальности в опыт знаемости бытия. После анализа «временной» изменчивости опыта мы можем сделать дальнейшее утверждение, что наличие предполагаемой изменчивости форм феноменов опыта также не вносит дуальности в знаемость бытия прямого опыта, а существование времени является метафизической гипотезой, в которой нет необходимости для распознавания недуальности прямого опыта. Понятие времени может быть удобным инструментом или моделью для более оптимального функционирования в повседневной реальности, аналогично понятию времени в физических теориях, однако приписывать времени статус существования как обьективно существующего метафизического обьекта или аттрибута реальности неправомерно. Условно "временем" условно можно назвать лишь простой факт "текучести", изменяемости форм феноменов, знаемых всегда в одном неизменном моменте "сейчас".

3. Иллюзия существования отдельных индивидуумов.

В нашем прямом опыте мы не находим подтверждения реальности существования чего либо за пределами нашего прямого опыта. Существование других «индивидуумов» недоказуемо, однако такая позиция сводится к субьективистскому солипсизму (D. Hume, «A Treatise of Human Nature»). В адвайте допускается существование множесва «индивидумов», но под индивидуумами подразумеваются не отдельные личности, а лишь множественность моментов знаемости в континууме форм феноменов опыта.

Часто возникающее недоумение «почему если все – единое сознание, я, будучи тождественным этому сознанию, не осознаю то что происходит в сознании других людей» не является противоречием. Более того, это недоумение основано на иллюзии существовании «глобального времени», единого момента сейчас во вселенной. Существование глобального времени было опровергнуто теорией относительности. Простыми физическими экспериментами можно показать отсутствие единого момента у различных наблюдателей в различных системах координат. Если не существует глобального текущего момента во вселенной, какие именно из феноменов опыта, знаемых множеством «наблюдателей» в локальные моменты, должны быть одновременно знаемы «глобальным сознанием»? 

Простым фактом прямого опыта является то, что из множества форм феноменов знается всегда только один феномен в момент «сейчас», и в то же в время в тотальности бытия существует множественность моментов знаемости («центров осознанности»). Так же как в потоке изменяющихся форм феноменов, знаемых в одном моменте, знается и присутствует в опыте всегда только один конкретный феномен, так же и во множественности моментов знаемости в каждом моменте знается только один феномен, одна форма. Но поскольку все эти знаемые феномены в во все эти моменты соединены с тождественной себе единой знаемостью, присутствие множественности моментов знаемости не нарушает тотальной недвойственнсти бытия, подобно тому, как недвойственность не нарушается изменчивостью форм феноменов, знаемых в одном из моментов знаемости.  Как только происходит мысленное иллюзорное расщепление феноменов на знаемость и форму, субьект и обьект, сразу же происходит расщепление тотальности множества моментов знаемости на отдельные «потоки ощущений», мысленно воспринимаемое  рассудком как существование множества независимых отдельных индивидуумов.

«Знание природы реальности, полученное из прямого опыта, разрушает заблуждение» (Шанкара, «Атмабодха»)

Отредактировано Ciati (2012-12-17 09:14:16)

2

Я никогда не сплю

Я глубоко сплю, один в Себе и с Собой. Из глубин Моего бытия возникает звук. Это лишь мысль, которая позже называет это «звук». В Моем опыте это - только слышание. Слышание возникает во Мне, и единственная субстанция из которой оно сделано есть Я. Слышание сделано из Моей собчтвенной субстанции, она наполняет всю полноту Моего бытия. Я есть это слышание. 
То же самое Я, которое принимало форму слышания, а затем форму мысли о сирене, теперь принимает форму текстуры простыней и запаха раннего утра. Мысль, которая бы назвала это «простыней» или «ранним утром», еще не возникла. Есть только Я, принимающее форму видения, слышания, обоняния, осязания и осознающее это. Еще не возникла мысль, которая бы вообразила внутреннее «я» и внешний мир.  Еще не возникла мысль, которая бы разделила этот непрерывный и интимный опыт видения, слышания, обоняния, осязания на две воображаемые части – одна внутри тела и которая осознает, и другая – вне тела и которая осознается. Я ничего не знаю об этом, Я знаю только эту неразрывную интимность реальности, принимающую формы видения, слышания, обоняния, осязания, и даже принимающую форму мыслей, которые описывают этот опыт как будто он познается неким внутренним «я», передвигающимся во внешнем мире. Это мысль говорит, что «я» проснулся в теле, что «я» спал, но Мне это неизвестно, Я никогда не сплю. Я всегда бодрствую, и это вечноприсутствующее бодрствование принимает формы полного спектра опыта. Все что испытывается сделано из Моей сущности, из интимной осознанности испытывания.

Видение принимает новые формы и цвета, но остается лишь видением, лишь Мной, происходящем в безместном месте Моей сущности.  Еще не возникла мысль, которая бы вообразила внутреннее «я» и внешний мир, есть только видение, только Я, только интимность испытывания. Все что возникает есть только модуляция, форма Меня, форма знаемости, испытывания. 
(Вид с балкона) И все еще есть только видение возникающее в том же безместном месте Моего бытия, сделанной из того же Моего бытия, котрое есть Я, которое есть это вечно бодрствующее присутствие. Это присутствие не просыпалось в мире, оно не находится внутри тела. Наоборот, это мир и тело проснулись внутри Меня. Я есть это вечно бодрствующее, вечно знающее присутствие. Я не сплю, мне не снятся сны, я не просыпаюсь. Это лишь мысль, которая возникает во Мне и воображает, что Я нахожусь внутри тела, а тело двигается внутри мира и затем  засыпает, видит сны и погружается в глубокий сон. Но Я не двигаюсь через эти состояния. Я всегда бодрствую.

Кто знает о теле сейчас? Можно ли найти личность, тело, «я», которое знает этот опыт? Или это просто присутствующий опыт сделанный из знания его самого? Где можно найти знателя, персону в этой картине прямого опыта? Только мысль воображает такого «знателя» прямого опыта. Мне не известен никакой «знатель», я есть само знание, знаемость, которая и есть весь прямой опыт. Это все что Я знаю. Кто сказал, что существует внешний мир на расстоянии от Меня? Мне не известен такой мир, только мысль говоит об этом. Для меня есть только испытывание, происходящее  сейчас: испытывание видения, слышания, обоняния, осязания, думания. Я не вижу никого, кто бы осуществлял видение, и ничего, что бы виделось. Есть только это неразделимое и интимное видение или слышание, оно не состоит из частей, личностей, обьектов, существ, оно состоит только из Меня.

И когда кажущееся тело ложится в постель и закрывает глаза, мир тоже закрывает глаза, образы и проявляющийся мир растворяются, ощущения, слышание, видение растворяются. Другое видение, видение сна, возникает в том же безместном месте, где было видение улицы и слышание сирены, но теперь нет мысли, называющей это бодрствующим состоянием. Но Я испытываю это точно так же, как испытывало видимый мир бодрствования. Для меня этот мир снов и тот мир бодрствования состоит из того же самого – видения, слышания, воображения, которые состоят только из Меня. Никакя персона не видит этот сон, он сделан из Моей субствнции – видения, слышания, воображения. Я есть единственное что знается в этом сне. Вскоре и это видение расстворяется во Мне, оставляя Меня в покое с Собой, знающим только Само Себя, пребывающим в одном Себе и с одним Собой то тех пор пока Я опять не стану принимать формы ощущения, видения и слышания.

Rupert Spira