К вопросам о самореализации

Объявление

Форум переехал ----> http://selfrealization.info

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Гангаджи

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Тексты Гангаджи:

Остановите поиск

Gangaji

Stop the search

Лос-Анджелес, Калифорния
Публичная встреча - 26 июля 2003


Здравствуйте. Я очень рада быть здесь и встретиться с вами. Есть ли здесь люди, которые никогда не слышали или не видели меня прежде? - Так чтобы я могла понять, с чего начать. Хотя, на самом деле, я всегда говорю одно и то же. Ничего не меняется в том, что я должна сказать, относительно этого приглашения для вас от моего учителя и учителя моего учителя.

Вы знаете, что в молитве, в этом выражении шакти, которое только что имело место и которое эхом отдается во всем вашем существе, есть сила божественного духа. И за действием этой силы стоит некая энергия. Я здесь для того, что бы пригласить вас к тому что есть присутствие, которое порождает эту энергию, которая в свою очередь порождает силу, которая порождает шакти и все, что известно и неизвестно. Чрезвычайная простота возвращения ума назад, от проявленного к его источнику - это то, что обычно не замечается всеми нами проживающими свои жизни. Счастливая ли это жизнь или несчастная, успешная или неудачная, эта изначальная чистота бытия, обычно остается незамеченной.

В моем случае, случае духовного искателя, добившегося уже некоторого успеха (конечно, были и значительные переживания, и опыты постижения), все еще оставалось отождествление с результатом: с бытием в качестве этого человеческого тела, с этими человеческими эмоциями и мыслями. Так что была постоянная работа по формированию этого результата и получению результата лучшего: лучших качеств тела, лучших эмоций, лучших мыслей, лучших обстоятельств. И в этом процессе шло серьезное обучение. Абсолютно нет ничего неправильного здесь; для многих это необходимо. Но в моем случае, незаметно упускалось то, что уже было целостным, безупречным, и свободным. И так как оно не замечалось, оно терзало меня: в моем теле, эмоциях, мыслях. Я продолжала попытки избавиться от этих терзаний, делая все лучше, стараясь добиться большего: другого значительного переживания и большего понимания. Я продолжала добиваться своего, пока не разочаровалась (disillusioned) в своих силах. Сил продолжать у меня хватало, но я поняла, что не хватит сил для поддержания самой этой решимости, этого семени несчастья, этого остающегося отождествления с самою собой как страдальцем, ищущим освобождения, ищущим целостности, ищущим совершенства.

Поскольку я разочаровалась, но не сдалась, я молилась. А так как молитва – это самая мощная сила на планете, она была услышана. На самом деле моя молитва была не об истине. Я просила об учителе, который мог бы направить меня к ней. Возможно, если вы молитесь только о познании истины, у вас не будет нужды в учителе. Я думала, что знаю истину. Я имею в виду, что у меня было понимание: "Все Едино, все есть Бог и я никогда не была отделена от божественного света, который сияет во всем". Но у меня не было абсолютной уверенности, которая приходит от полного осознания. Я молилась об учителе, который бы смог показать мне правда это или ложь, потому что в своем состоянии разочарования сама я не понимала. Ведь возможно, это все была только ложь, гипнотический транс, которым мы успокаиваем себя, что-бы пройти через жизнь - страдание/счастье, счастье/страдание. Я действительно не знала. Это была такая молитва, которая возникла из отсутствия знания, и которая бросила меня к ногам моего учителя, - Пападжи. Я никогда не хотела иметь гуру. Я не верила ни в каких гуру и в институт гуру как таковой. Я видела все эти злоупотребления гуру, и тем не менее, молитва получила ответ. Меня перебросило через весь земной шар, к ногам моего учителя. И он в очень приятной манере и в то же время очень мощно и настоятельно попросил меня оставить мой поиск.

Я думала, что знаю, о чем он говорит, и успокоилась. Затем я увидела, что он имел в виду совсем другое, что было намного глубже. Потом подумала: то что он имеет в виду, это отказаться от самой мысли, что если я получу то, что он собирается дать мне, то у меня будет более совершенное тело, более совершенные мысли, эмоции при идеальных обстоятельствах - что я обрету достаточность. Когда я позволила этому уйти, я смогла увидеть, что то более глубокое предложение заключается в отказе от попыток избавиться от страдания. Это пугало. Пугало, так как рождение поиска – это священное, знаковое событие на жизненном пути, сдвиг в самом способе проживания жизни: генетический, экологический, и социальный. Это поворот на сто восемьдесят градусов и возвращение обратно. Я знала, что это было священное событие, и я с уважением относилась к нему в течение более чем двадцати лет. Я искала во многих местах: и внутри себя, и в мире. И я осознала, что Пападжи в этот момент, приглашал меня остановиться. Мне стало жутко, потому что я представила, что, если я остановлюсь, то, возможно, потеряю все то, что я приобрела полезного и возвращусь к моей обыденной жизни, которая была сущим адом. Но здесь был ответ на мою молитву, поэтому я отнеслась к этому очень серьезно, и я искренне слушала. Ад был моей ставкой и я рискнула остановиться: оставить всё.

Я приглашаю вас потратить одну секунду и оставить попытки придти куда-то. Оставьте попытки сбежать от чего-то, включая ад, включая ваши худшие мысли, ваши худшие чувства, худшие аспекты вашего тела. Я приглашаю вас просто быть здесь. То, что обнаружится в принятии этого приглашения, нельзя выразить словами. И хотя я не могу остановить себя от разговора об этом, это невозможно выразить. Это ответ на любой вопрос. И могу подтвердить: то, на что я надеялась на каждом шагу поиска - правда. То, что вы ищете, невозможно представить. Также верно и то, что этого невозможно достичь. Но это постоянно и всецело здесь. И в высшей степени, благословенно, удивительно, и очевидно, что это воистину то, КТО ВЫ ЕСТЬ.

Представляете мое удивление, когда обнаружилось, что постоянно (во время всего поиска, который перенес меня от Миссисипи в Калифорнию и далее в Индию), и в неописуемо наихудшие моменты и в моменты наилучшие, подобные свободному океану, - было То, что есть Я: просто, абсолютно, полностью здесь. Мой учитель попросил меня пригласить вас в самих себя, пригласить вас домой. Распознайте и отнеситесь с уважением к поиску, который возник из тоски по дому, но воспользуйтесь шансом в этот момент, чтобы обнаружить, что вы ЕСТЬ дом. Откройте для себя, что дом был всегда. Дом это то, что сначала пробудило Вас, это то, что пригласило вас, и то, что мучило вас, для того чтобы позвать вас обратно к себе. Откройте, что то кем вы являетесь и ЕСТЬ дом, а не то, что В доме. То, кем вы являетесь, есть дом, дом-ность (home-ness), дом как таковой(home itself). Передохните в качестве "себя", внутри себя, и в этом отдыхе истратьте одно мгновение (которое и есть то, чем является жизнь), чтобы увидеть, сможете ли вы найти границу или начало, или конец. Посмотрите, есть ли какое-нибудь место, вещь, мысль, чувство, тело, которое отделено от Этого. Исследуйте ИЗ дома, вместо того, чтобы вопрошать, как ПОПАСТЬ домой. Вы осознаёте это изменение? Исследуйте, считая себя домом, а не как некто, собирающийся создать себе дом. Это является настолько тонким, настолько естественным и настолько простым, что не замечается. Это то, что я упускала в течение лет, которые я потратила как "некто", пытающийся получить заветное место, которое бывало почти получено, но затем снова терялось. И душевных ран с каждой потерей было все больше и больше, пока я полностью не разочаровалась в этой игре "получение/потеря, получение/потеря". Именно из-за разочарования, я и смогла услышать приглашение - быть спокойной и не метаться, не тянуться ни за чем больше.


2004 Перевод МиР под редакцией ВТ

2

http://mir45.narod.ru/flame.files/image003.jpg
Гангаджи и Илай



Интервью Вейта Линдау с Гангаджи и Илаем


Вейт: Я хочу начать с глубокой искренней благодарности за эту возможность, за эти отношения на протяжении этих лет нашего знакомства. Я надеюсь, правильные ответы придут сами собой, потому что у меня всегда одна и та же проблема -  когда я смотрю вам в глаза, все вопросы исчезают.

Гангаджи: Тогда, наверняка, придут правильные ответы.

Вейт: Да. Итак, я бы хотел, что бы люди, у которых не было никакого практического духовного опыта, через это интервью получили возможность соприкоснуться с сатсангом и Истиной, которая за ним стоит.

Итак, мой первый вопрос. Допустим, что я полицейский или зубной врач, который никогда не интересовался психологией или духовными практиками. Тогда, я спросил бы вас –  Что такое сатсанг? Что это значит? Чем вы занимаетесь на сатсанге?

Гангаджи:  Мне нравиться этот вопрос, потому что полицейский на самом деле задавал мне его на моем сатсанге в Нью-Йорке. Там среди   слушателей был молодой полицейский, но в результате не я, а он сам ответил на свой вопрос. Он действительно отчаянно искал мира и покоя в самом центре Нью-Йорка, в самом центре преступлений и в своей роли. Он искал в этом какого то мира, какой то нежности, того что могло бы объяснить смысл всех страданий жизни.

Илай:  Один человек подошел к нам на улице вчера вечером, когда мы гуляли, и спросил – Чем  это вы тут занимаетесь? Что это такое, поточнее? - Точнее всего было то, что мы просто гуляли по улице: никаких мыслей, мы просто здесь. - Так чем вы тут занимаетесь? - И я сказал  - Вам надо начать с того, что связано со счастьем, раскрыть в себе возможность истинного счастья. Тогда он сказал – Вы знаете, только что со мной произошел случай во время работы шаманов. Когда я входил туда, они сказали – Последний человек умрет в вертолете от инфаркта. – И я испугался. И чем дальше я шел, тем больше боялся. Меня охватила паника, и я повернулся и побежал оттуда. Я не мог продолжать. Я бежал и вдруг спросил себя – От чего я бегу? – И увидел, что на самом деле, я бегу от страха смерти. - И я сказал – Да это оно, это как раз то, чем мы тут занимаемся. Каждый бежит от страха смерти, бежит от него и отвергает его и что бы поверить, что его нет, погружается во всякие заботы о чем угодно. Вы не хотите смотреть на основной ужас – страх смерти и у вас не остается времени проживать жизнь. Ведь вы так быстро бежите, лишь бы быть подальше от смерти, лишь бы быть все время в делах и заботах о чем-то другом, что бы избежать даже знания о том, что она здесь.  У вас нет времени жить. Поэтому, только в готовности посмотреть смерти в лицо и умереть - есть возможность истинно прожить свою жизнь и открыть истинное счастье,  когда вы прекращаете бежать от того что гонится за вами.

Гангаджи: Полицейский тогда ответил - Вы учите людей не боятся смерти. - Но мы оба сказали – Нет, совсем не этому. В смерти нет ничего страшного, но Учение указывает на возможность посмотреть смерти в лицо, встретить смерть еще до того, как умрет тело, прямо сейчас и в этом, действительно, обнаружить, что такое жизнь.

Илай: Потому что, глядя в лицо смерти, вы обнаруживаете, что вы не умираете. Это и есть Сатсанг – прямое открытие. Не верование, не идея, не то что вы слышали об Истине или как представляли ее себе в своих желаниях, но это ваш прямой опыт встречи со смертью, где вы обнаруживаете, что вы не умираете.

Гангаджи: Умирает тело.

Вейт: Как это сделать? Как посмотреть в лицо смерти? Я догадываюсь, что вы не имеете в виду самоубийство.

Гангаджи: Определенно, мы не имеем в виду самоубийство. Это просто еще один способ сбежать от страха смерти…

Илай: …или страха жизни…


Гангаджи:
…что одно и то же. Как это сделать? Прежде всего, ясно увидеть, как вы этого избегаете. И даже еще раньше – ясно увидеть, как много времени в течении дня вы тратите разрабатывая стратегию, как получить какое то удовольствие и как сбежать от какой-нибудь боли. Но что бы не слишком много удовольствия, потому что от этого тоже бывает хочется сбежать. Так что вы все время балансируете, пытаясь остаться в безопасности посреди боли. И потом, однажды, вы проснетесь в свои 70 лет или в 80 или в 90 или вы умираете от болезней – жизнь окончена. И чем она была? В чем надежда вашей жизни? Для очень многих людей вся жизнь была попыткой избежать этого самого момента, который избежать невозможно. И мы призываем людей, пригласить этот момент – неизбежный момент смерти тела, т.е. того, чем вы себя считаете. Пригласить этот момент сейчас, прямо сейчас, как пригласил его Рамана и обнаружил, что То, кем вы являетесь невозможно описать словами. 

Илай: Приглашение просто означает, что вы к этому готовы. В своей готовности вам ничего не нужно делать. Не нужны какие то идеи  - Ладно, сейчас мы проверим, смогу ли я посмотреть этому в лицо. – В вашей готовности, в этом приглашении возникает все что необходимо, все приходит.


Гангаджи:
Возвращаясь к моему разговору с тем полицейским в Нью-Йорке.  Конечно, он каждый день имел дело со смертью, и за его плечом постоянно стояла возможность умереть самому или стать орудием смерти кого-то другого. И он прямо рассказывал, как он должен закалять себя что бы это преодолеть, как он должен либо встать в позицию победителя этой угрозы,  либо отрицать то, что она вообще существует, либо вызвать в себе подобие любви к ней и наоборот, желать того, что угрожает его жизни или жизни других.  Но все это не о том. То, о чем говорим мы, не связано с какой то своей позицией в материальном мире. Оно связано с тем, что бы на одно мгновение стать неподвижным. А любая активность нашего ума – это избегание момента неподвижности, потому что в неподвижности у нас нет никаких идей о том кто мы такие или что такое смерть или что такое жизнь. Своими идеями о том кто мы такие, мы определяем себя.  И т.к. в этом моменте неподвижности не никакого определения себя, то нет и «меня»,  как я «себя» представлял. А это смерть. И в этой смерти является откровение Того, что не может умереть. В этом – приглашение сатсанга.

Вейт:  Какова ваша роль в этой пьесе?

Гангаджи:  Появляться.


Илай:
  Отражать, подтверждать.

Гангаджи:   Главная роль быть честным. Быть ответственным за то, что бы говорить правду. Говорить правду, и ясно видеть, какой бы ни была играемая роль – это всего лишь роль, – это не Я.


Илай:
  В этом ключ!  Потому что, если вы готовы сыграть любую роль, что появляется, тогда  в этом есть польза. Если вы верите что это вы, то вы страдаете. Если вы не готовы сыграть любую роль, что появляется, вы страдаете. Что бы не появлялось – это роль, которую вы играете.

Гангаджи:    И все мы играем много ролей, много ролей. Обычно одна из них это когда мы говорим – Вот кто я – но это просто роль, которую мы играем. Все это роли.

Илай:  Обычно люди начинают с ролей «я - мужчина» или «я – женщина». Я - мужчина и я играю роль отца.  Или я верю что я – отец или я верю что я – сын или я верю… я играю роль на работе. Некоторые люди принимают эти свои роли за реальность, не подозревая, что они играют. Но если вы готовы отсечь первую роль «я - мужчина» или «я – женщина»…


Гангаджи:
  …или я – кто-то. Что если вы вообще никто. На самом деле, вообще никто. Это подобно смерти.

Илай:    Некоторые люди, обнаружив, что они никто начинают страдать – Я должен кем-то быть. Я никто.  Я хочу быть кем-то. Это меня мучает. Мне надо оправдываться – И тогда, все что я делаю, исходит из этого. Но То о чем мы говорим (и не надменный некто и не смиренный никто) – это То, кто Вы Есть.


Гангаджи:
  Это глубже чем ваша мужественность или ваша женственность, глубже, чем ваше человеческое,  ваша форма   –  Которое ждет, чтоб его открыли.  ...

3

http://mir45.narod.ru/gangajimomentrus.files/image003.jpg

Настоящий момент – это врата

Отрывок встречи с Гангаджи

This Moment Is The Doorway
..............................................
Meeting with Gangaji Excerpt

2005 Перевод Татьяны Данилевич


“Предание смертного тела пребывающей в тебе истине служит тому, чтобы толкнуть тебя еще глубже в то, что есть здесь в настоящий момент. Настоящий момент – это врата, открывающие путь к истине вездесущего всенаправленного Бытия”. - Гангаджи

Смерть формы – это то, чего боятся более всего, и большинство жизней тратится на выработку стратегии избежания этого конца. Пока ты возлагаешь свои надежды на продление существования формы, ты возлагаешь свои надежды на некую идею освобождения от конца. Ожидая спасения, ты упускаешь вечное, открытое пространство своего сердца. Ты упускаешь лучезарное безмолвие Бытия, из которого естественным образом обнаруживаются вся ясность, вся мудрость, все блаженство, весь покой и вся бесконечность.

То, что форме приходит конец – прекрасно. Предание смертного тела пребывающей в тебе истине служит тому, чтобы толкнуть тебя еще глубже в то, что есть здесь в настоящий момент. Настоящий момент – это врата, открывающие путь к истине вездесущего всенаправленного Бытия. Твоя конкретная жизнь есть некая форма, проходящая сквозь него. Все формы исходят из него, проходят сквозь него и возвращаются в него. Всего одно мгновение – и телу приходит конец.

Пойми это, и тогда даже это мимолетное явление твоей жизни может таинственным образом стать знамением того, через что все проходит.

Среди нас много тех, кто уже сейчас стоит перед лицом смерти. Могли бы вы сказать несколько слов об этом?

Я всегда говорю о смерти, и только о смерти. Все, что я говорю, указывает на нее. Если человек готов к тому, чтобы пережить смерть в полной мере, то высшее учение получено.

Великая возможность постичь неизбежность смерти означает непосредственное переживание окончания существования тела еще до того, как тело в действительности умрет. Никто не может пережить это вместо тебя. А ты можешь пережить это сам прямо сейчас. Тебе не нужно ждать, пока наступит распад тела. Тебе не нужно ждать, пока какое-либо событие поставит тебя перед лицом смерти. Ты можешь пережить смерть сейчас, и в этом переживании ты увидишь что умирает, а что не может умереть; то, что предшествует рождению и, следовательно, не подвержено смерти.

Вы могли бы сказать что-нибудь об источнике болезни?

Источником болезни является тело/ум. Когда ты не отождествлен с телом хотя бы на одно мгновение, нет и болезни. Тело может быть больным, но там, где пребываешь ты, болезни нет.

Мир полон метафизических теорий болезни и ее происхождения. Болезнь – это учитель и учение, но иногда у меня возникает вопрос: это карма?

Карма – это метафизическая теория. Посредством теории кармы ум может как-то истолковать происходящее и увидеть в нем логический смысл. Здесь на Западе мы переняли восточную метафизическую концепцию кармы, но наши умы не получают от нее облегчения. Люди обычно думают: “Но что я такого сделал? Как мне избавиться от этого? Как мне это изменить? Что мне с этим делать?” Концепция кармы легко становится еще одной причиной беспокойства ума. Ум всегда все сортирует и распределяет на четкие категории. Истинное переживание не может быть отнесено ни к какой категории, и если болезнь – твой учитель, она также не может быть отнесена ни к какой категории.

Значит, все дело в том, чтобы отказаться от необходимости понять?

Я не говорю об отказе от необходимости понять, ибо это было бы ошибкой. В этом случае ты бы просто подавлял эту нужду посредством другого философского наставления, говоря: “Теперь я откажусь от всех нужд. Это принесет мне надежность, ясность и четкость, так чтобы я мог быть понят”. Данное приглашение означает готовность быть беззащитным по отношению к этой нужде, перед лицом незнания, перед лицом смерти, вместо того, чтобы искать еще одну теорию, которая способна донести лишь эфемерное подобие знания, а с ним, и временное подобие отдыха. Истинный отдых уже присутствует в готовности быть безоружным, обнаженным, незнающим, уязвимым сверх всякой меры. Это приглашение пережить суть нужды. Пережить на собственном опыте глубинную суть смерти. Обнаружить в глубинной сущности то, что умирает.

Болезнь часто становится центром твоего внимания, когда оказывается, что тело далеко от того здоровья, на которое ты надеялся. Это момент зрелости, поскольку этот неопровержимый факт истинен по отношению к любому телу. Здесь, на Западе, мы сделали тело объектом поклонения, оно – наш бог: когда тело доставляет нам неудобства, оно становится богом мщения, когда у нас нет с ним проблем, оно становится богом наслаждения.

Наступает момент “расчета”, когда признаются как ограничения тела, так и нужда в достижении осуществления посредством тела. Это момент глубокого разочарования и величайшей возможности.

Мы проживаем свои жизни в младенческой иллюзии, что однажды наступит день, когда подходящий партнер, подходящий учитель, подходящее тело или правильная жизнь дадут нам то, в чем мы нуждаемся. Потом же, с наступлением старости или болезни, происходит понимание: “Тело ограничено! А вдруг я не получу того, в чем нуждаюсь?” Это глубокое потрясение. Если при этом присутствует готовность пройти через разочарование, готовность со всей открытостью встретиться с этой нуждой, ты можешь обнаружить чтó именно ты в действительности желаешь.

Если у тебя плохое здоровье, ты можешь вначале вскричать: “Я так хочу вернуть свое здоровье!” Заглянув вглубь себя, представь на мгновение, что каким-то чудесным образом твое хорошее здоровье вернулось, что это чудо даст тебе?

Целый набор новых желаний.

Да. Так что, происходит лишь сдвиг в нужде. Восстановление здоровья дает тебе время на то, чтобы желать еще большего, надеясь на то, что в один прекрасный день эти желания будут осуществлены в результате какого-то действия, какой-то авантюры, какого-то понимания. И возможность этого самого момента заключается не в том, чтобы искать что-либо, что является внешним по отношению к глубинной сути самого желания. Вместо того чтобы перенаправить желание на тот или иной объект, прочувствуй само желание. В этом великая тайна. На одно мгновение в течение жизни появляется возможность прекратить попытки осуществить желания посредством какой-то вещи, какого-то состояния, какого-то тела или даже какого-то понимания. Появляется возможность столкнуться лицом к лицу с желанием как оно есть. Какое благословение!

Какое облегчение!

Какое облегчение. Просто смех! Да, все это. Откровение находится вне какой-либо доктрины или системы верований. Оно вне всего. Оно за пределами, ибо находится так близко. Откровение ближе, чем что-либо, о чем можно говорить, ибо оно исходит от истины, которая есть то, чем ты являешься. Эта истина есть все, чего ты когда-либо желал, всего, в чем ты когда-либо нуждался. Все, что ты искал в том, чего достиг и к чему стремился – всегда есть лишь ТО, ЧТО ТЫ УЖЕ ЕСТЬ В СВОЙ СУТИ.

Недавно я беседовала с несколькими заключенными о даре разочарования. Здесь, во внешнем мире, мы думаем, что можем избежать дурного. Мы строим планы относительно того, что, как мы надеемся, принесет нам желаемое. Но в  тюрьме иллюзии исчезают. За иллюзию можно цепляться год-два, но довольно скоро реальность обнаружится. И именно в это мгновение истинное Само-исследование может расцвести.

Я не рекомендую тюрьму, также как я не рекомендовала бы и болезнь. На поверхности обе эти вещи – тюрьма и болезнь - представляются ужасными переживаниями. Но в готовности встретиться с болезнью целиком и полностью, как она есть, опять присутствует божественное разочарование. Это разочарование в возможности убежать. Это разочарование в возможности найти – в какой-то момент и в каком-то месте - то, что ты ищешь. Во всех этих моментах разочарования ты будешь принят таким как ты есть, со всеми нуждами, со всей болью, со всем отчаянием. В глубинной сути всего, от чего ты пытался убежать, происходит раскрытие тайны.

Я говорил с одним своим другом о борьбе за свою жизнь, и мне совсем не хочется оказаться в замешательстве в связи с желанием умереть по отношению к своему я.

Недавно я беседовала с одним человеком, который болен раком легких. Сейчас его болезнь находится в стадии ремиссии, но врачи говорят, что она еще вернется. И он сказал мне: “Я не вижу этой грани между самоотдаванием и борьбой”. Все, что я могла сказать ему, основываясь на собственном опыте, было то, что самая истинная борьба происходит из самого глубокого самоотдавания. Самая ясная борьба – это когда нечего терять.

Этот друг спросил меня: “Почему ты хочешь жить дольше?” Я ответил: “Ну, наверное, для того, чтобы постичь то, что я мог бы постичь прямо сейчас”.

Очень хороший ответ! Да, отчаяние, которое испытывают большинство людей по отношению к жизни, основано на желании продлить ее, чтобы они, таким образом, могли получить больше, быть большим, знать больше.

Да, меня очень заботит жизнь тела.

Недавно мне пришлось общаться с одним человеком, которого преследует ощущение приближения этого призрака смерти, этого духа смерти. Это же такой сюрприз! Этот призрак возникает из такой глубины психики, так глубоко в клетках. Это приглашение к непосредственной встрече с тем, кто умирает, к его непосредственному обнаружению. Не абстрактно, не теоретически, не в виде упражнения с целью избежать что-либо, это обнаружение смерти прямо, непосредственно.

В данный момент я работаю с глубоким психологическим вспоминанием смерти, и это также может привести в замешательство в контексте вспоминания истины.

Истину нельзя вспомнить или забыть. В том ужасе, который несет поднимающееся на поверхность воспоминание, присутствует то, что было всегда. Когда эти воспоминания вновь всплывают в признании того, что присутствовало всегда, мы говорим об освобождении.

Да, я прекрасно знаю это.

Видишь, ты знаешь. Ты знаешь, что ужас в действительности заключается в отрицании объекта страха – или в постоянном вращении ума вокруг него. В непосредственном же переживании этого страха присутствует непосредственное признание нетронутой чистоты, невинности, свободы и цельности.

Я хочу познать эту истину прямо сейчас и  больше не выпускать ее.

Ты и есть эта истина прямо сейчас. Ты – целое. Чем больше ты отказываешься от любой попытки цепляться за целое, тем больше ты осознаешь: “Я - целое. Я всегда был целым”. Спроси себя: “Кто я?”. Что всегда было целым даже в наихудшем переживании разделения? Что всегда знало себя как целое?

Само-исследование  – это дар Раманы. Когда Рамане было 16 или 17 лет, его охватило сильнейшее предчувствие смерти. Он не получил какого-нибудь глубокого формального духовного обучения, однако, по какой-то таинственной милости он просто лег, охваченный страхом. Вместо того, чтобы побежать к матери, вместо того, чтобы пойти к врачу, он пережил истинное понимание того, кто умирает. В этом переживании он постиг то, что не может умереть, и он осознал, что это было его истинное я. Люди приходили к нему и спрашивали: “Что мне делать? Как вы можете мне помочь освободиться от страданий?” Он отвечал: “Просто будь безмолвен, и в этом безмолвии спроси себя: “Кто я?” Это очень простой, прямой и очень действенный метод.

Как можно свести к минимуму отвлечение внимания, вызванное болью, во время смерти или расставания?

Путем обнаружения – прямо сейчас – кто ты. Путем обнаружения кто же в действительности умирает. Путем приглашения смерти в свое сознание прямо сейчас, не ожидая разрушения тела. СЕЙЧАС. Не позже, когда, может быть, будет удобнее, а СЕЙЧАС.

Сделай приглашение всему этому прямо сейчас. Познакомься ближе со смертью, и она станет твоим союзником. Если знакомство не состоится, смерть останется твоим врагом. Это твой призрак и он преследует тебя на каждом шагу всю твою жизнь. Познакомься ближе со смертью прямо сейчас и пусть она с каждым шагом приводит тебя все ближе к твоему истинному дому. Это знакомство со смертью должно происходить очень быстро, иначе найдется много оправданий для откладывания этой встречи.

Ты готов к этой встрече? Хорошо. Тогда скажи: “Я готов”. Посмотри, как страдание, страх, вопросы – все, происходит из откладывания. Ты говоришь: “Дай-ка я подумаю об этом еще немного. Дай-ка я кое-с-кем посоветуюсь на этот счет. Дай-ка я прочту еще несколько книгу. Дай-ка я попытаюсь понять это”. А я говорю: Сейчас это время настало. Завтра вся планета может погибнуть – или даже сегодня вечером. Кто знает? Может, у тебя осталось несколько мгновений. Возьми одно из них и познакомься ближе со смертью. Тогда сколько бы мгновений ни осталось в этом воплощенном состоянии, все они будут прекрасными, истинными мгновениями, мгновениями бессмертия.

Я слышал, что вы рекомендуете отказ от всех техник. У меня был рак, но теперь я полностью излечился. Я исцелился от него. Не с помощью лекарств, а с помощью различных других техник. Итак, как насчет использования техник для исцеления?

Ты свободен использовать все, что хочешь – западную, восточную, или нью-эйджевскую медицину, лишь бы ты не путал тело с тем, кто ты есть. Эта ошибка есть рак духа. Никакая сила или техника не помогут излечиться от этого рака, ибо все техники подразумевают, что ты и есть рак. Когда ты просто готов остановиться, увидеть, кто страдает, обнаружить, кто ищет, тогда эта болезнь души выносится на свет и предстает как иллюзорная и трагичная игра притязаний и отрицания. Истинное исцеление происходит в безмолвии.

Под молчанием вы подразумеваете отсутствие мыслей?

По крайней мере, отсутствие мысли “я есть тело”. Эта мысль подразумевает “я отделен от сознания”. Эта мысль есть болезнь, и это просто мысль, не имеющая ни субстанции, ни реальности. Это тело не имеет существования без тебя. Ты существуешь полно – с телом или без него.

Многие люди излечили свои тела от рака, но они продолжали очень сильно страдать от этой более глубокой душевной болезни. С другой стороны, тела многих людей не были исцелены от рака, но они свободны от этой более глубокой болезни. Они счастливы. Они достигли осуществления. Быть исцеленным – прекрасно для тела, но и так же прекрасно для тела не получить исцеления. В конечном итоге, тело все равно окажется неисцеленным.

Когда-то меня очень волновало мое тело, и я работала в области здравоохранения. На стене в моем кабинете висел большой плакат с надписью «Здоровье – это свобода». Я верила в то, что если я смогу дать своему телу – или  телу другого человека – здоровье, то свобода обеспечена. Спустя несколько лет я увидела, какая это огромная ложь. Я видела много тел, которые были далеки от здоровья, но я вовсе не могла сказать, что там отсутствовала свобода; то же – со здоровыми телами, я не могла сказать, что там было больше свободы. Я сняла плакат, сняла вывеску и сказала: «Не знаю. Не понимаю. Где свобода? Мне нужна помощь». Я думала, что свобода связана со здоровьем, но на самом деле она связана с целостностью, а сделать целостным тело невозможно. Оно все время находится в процессе распада, это его природа; все тела – растения, животные и частицы Земли – создаются, растворяются и снова создаются. Я осознала, что я не найду целостности в том, что по своей сути является неполным; я не найду постоянство в том, что по своей сути непостоянно; я не найду вечность в том, что по сути своей преходяще. В признании этого раскрывается мудрость. Я не знала, где мне искать, но я знала, что то, в чем я искала,  оказалось ошибкой.

Если ты перестаешь смотреть, наступает естественное прекращение огромной части активности ума. И тогда ты доступен для настоящего видения, для настоящего слышания. Ты доступен для видения того, что всегда неподвижно.

В марте этого года умер мой лучший, мой любимый друг. Мы оба изучали Адвайта Веданту и мы использовали Гиту во время процесса его умирания. Я прочла в Гите, что мудрец не горюет. Я знала, что должна отпустить его, я не смогла удержать его, и он ушел. Все было спокойно и достойно, и я знаю, что сейчас с ним все в порядке.

А как насчет человека, оставшегося в живых?

Это интересный вопрос. Люди всё говорили мне: «Я волнуюсь за тебя», а я продолжала говорить правду: «Я пребываю в Истинном Я, и все хорошо. Ощущения горя нет, поскольку я знаю истину». Это длилось один день. Но затем я ощутила потрясение и замешательство от душевных и сердечных мук.

Это пример того, как мудрецы могут навредить. Я не знаю, то ли дело в переводе Гиты, то ли в человеке, который в действительности написал ее, но идея того, «мудрец не горюет» - это очень ограниченный взгляд. И это не вся истина. Заключение является верным, но оно не включает в себя сущностную, полную истину неограниченной способности испытывать горе полностью, во всем объеме.

Я говорю: «Мудрец знает, как горевать и,  следовательно, не горюет». Если ты соглашаешься с мнением, что мудрец не горюет, а затем видишь, что печаль все же явная,  ты можешь подумать, что здесь что-то не так. Это в крайней степени дуалистическое отношение. Ты говоришь об Адвайта Веданте, которая представляет собой недуалистическое учение, а результат, о котором ты докладываешь, дуалистичен. При появлении печали встречай ее полностью, целиком и узнай то, что включает в себя все эмоции, все состояния.

В твоей жизни случилось ужасное переживание. Ты встретила смерть друга в полной мере, и этим ты несказанно обогатилась. Горе также может стать проводником обогащающего опыта.  Вся воплощенная жизнь являет собой такого обогащающего проводника. Вся воплощенная жизнь есть Я, а все возникающие эмоции, мысли и тела привязываются к Я и отстраняются от Я. Я же воспринимает все как Себя. Ты переживаешь печаль, и, таким образом, это убедительное доказательство того, что мудрец не боится горевать, не боится жить, не боится смерти. Если возникает страх смерти, мудрец не боится страха смерти. Понимаешь? Мы думали, что многое понимали, и в этом понимании было отведено очень узкое и маленькое место обитанию так называемого мудреца – ну кому это надо?

Мне пришлось отказаться от этого. Я увидела, что печаль есть, и что ее нужно принять.

Так что текст неверен. Да, все правильно! Ты прочтешь множество текстов, и твое глубокое переживание истины подскажет тебе, что или переводчик понял не правильно, или в процессе передачи знания через многие поколения оно исказилось, превратившись в некого рода дуалистическое понимание того, что есть «истинное» я и что есть «ложное» я. Если ты просто находишься там, где ты есть, все включено и все является обогащающим.

Ошибочное понимание могло быть вызвано тем, что изначально эти тексты писались мужчинами для других мужчин. Если ты посмотришь на все это внимательно, ты увидишь некую мужскую стратегию выживания. Многие из почитаемых нами священных текстов завязаны на отношении мужчины к битве.

Иногда лучше подавить гнев, иногда - бить себя в грудь от горя, и всегда можно просто переживать печаль как она есть, сейчас, в истине, в глубинной сути. И тогда ты берешь мужской путь и женский путь, объединяешь их в одно – и вот уже нет вообще никакого пути.

Я все еще ужасно скучаю по нему.

Да, но разве это проблема? Разве то, что ты по нему скучаешь не есть в действительности способ выражения любви?

Мне не хочется, чтобы это звучало банально, но я вижу его как Высшее Я, и я знаю, что он везде.

Он и есть Высшее Я. Ты просто скучаешь по той форме, которую приняло это Высшее Я в данный момент времени. Когда ты позволяешь печали быть, просто позволяешь быть, ты видишь, что ты скучаешь по нему – это не то чувство, о котором ты думала, когда пыталась избавиться от него из-за того, что его быть не должно, или потому что оно причиняло сильную боль. Когда ты действительно горюешь, тогда ты не привязана к тому, чтобы скучать или не скучать по кому-то. Ты свободна.

В начале мы не хотим испытывать печаль, поскольку это тяжелое чувство, поэтому за этим следуют всякого рода попытки обесчувствить себя, «проработать» это чувство, или избавиться от него. Затем мы узнаем о духовных текстах или о духовной жизни и не хотим горевать из-за того, что думаем, что это не духовно. Видишь, какой вред бывает от неверного понимания, неверной интерпретации и неверного перевода. Не верь этому. Не верь ничему. Ты должна увидеть все сама. Откажись от всех мнений – как позитивных, так и негативных. Откажись от всех прошлых переживаний – как позитивных, так и негативных, и будь такой, какая ты есть. И тогда на мгновение ты получишь понимание Того, что не бывает ни до, ни после.

Моя мама готовится к тому, чтобы покинуть Землю и занимается своими бумагами. Я ничего не понимаю в смерти и ничего о ней не знаю. Я могу только чувствовать ее, и мне она кажется чем-то очень мощным и преобразующим. Я знаю, что недавно умер и ваш отец. Могли бы вы немного сказать о том, какие при этом происходят процессы исцеления и трансформации?

Когда я вернулась с похорон отца, один человек сказал мне, «Ну, что, горюешь?» Я ответила: «Да, горюю, но не из-за отца. Я горюю из-за людей, которые все еще пребывают в неведении». В этом мире столько всего, по поводу чего можно горевать, но нет необходимости включать в этот список смерть.

Сейчас ты говоришь об ощущении мощи смерти, приближающейся к тебе. Смерть пребывает  повсюду вокруг нас. Везде, где есть рождение, есть и смерть. Прими смерть в свое сердце.

В нашей культуре мы говорим о смерти как о зловещей старухе с косой, о призраке, от которого следует огородиться, и изображаем ее таковой. Мы демонизировали смерть. В этом процессе демонизирования мы утеряли дар принятия смерти, истины смерти, которая есть истина рождения, и которая в конечном итоге раскрывает нам то, что не затронуто ни рождением, ни смертью – вечную Жизнь, бесконечное Сознание.

Сейчас ты имеешь возможность встретиться со смертью. Это возможность каждого, кто ощущает, что его родители, или его дети или же его собственное тело бессмертны. Позови смерть и познакомься с ней. Это прекрасная встреча. Это трансцендентная встреча. Это встреча, освобождающая тебя от иллюзии, что ты ограничен одним определенным периодом жизни.

Это время, проведенное рядом с матерью, может стать временем ликования. Зачем еще, по-твоему, существует жизнь? Если бы смерти не было, это было бы просто упущенной возможностью – пережить то, что не умирает, что неподвластно плохому здоровью, рождению, смерти, приходу, уходу и возникновениям. Смерть – это мощное средство для постижения.

Столько времени тратится на боязнь того, чему приходит конец, что умирает. Столько времени тратится на ожидание возвращения или начала, и при этом все время игнорируется непостижимое настоящее. Это такое благословение, что мы собрались, чтобы утвердить это друг в друге, пригласить друг друга и бросить друг другу вызов во все более углубляющемся постижении этого. Не для того, чтобы удовлетвориться каким-то более поверхностным или даже глубоким постижением, не для того, чтобы удовлетвориться чем-то, что не является бесконечным, безграничным, не для того, чтобы успокоиться до того, как будет обнаружено, что все есть То.

Нас ждет пиршество, и оно находится в самой сердцевине твоего бытия, ближе и глубже, чем любая мысль, эмоция, ощущение или обстоятельство. Постижение этого никогда не произойдет позже, никогда не произойдет «тогда» или «когда». Эта истина, которая должна быть понята. Все остальное лишь создается в уме и поддерживается планами, договорами, расписаниями, надеждами и верой в то, что любая из этих вещей реальна. Лишь то, что не затронуто ни прошлым, ни будущим, ни какой-либо концепцией настоящего, есть то, чем является истинное откровение.

Нырни в сокровенную суть своего бытия и посмотри, что является более близким и глубоким, чем любая форма, любое состояние ума, любое заключение, любая философия, или любое переживание.  ТО ожидает тебя.

                                         .http://mir45.narod.ru/gangajimomentrus.files/image005.jpg



"Я не есть то, что происходит, я - это пространство, в котором это происходит". Это знание, эта живая истина освобождает тебя от отождествления с формой, от времени, а также от созданного умом ошибочного чувства "я".

Что есть это пространство, в котором все происходит? - Сознание, предшествующее форме." - ,  Экхарт Толле, предисловие к книге Гангаджи "Бриллиант в твоем кармане".




Пусть все определения себя умрут в этот самый момент.

Пусть они все исчезнут, и посмотри, что останется.

Ты увидишь то, что никогда не рождается и не умирает.

Ощути облегчение от того, что ты сбросил с себя бремя само-определения.

Испытай полную нереальность этого бремени.

Испытай радость, которая здесь.

Пребывай в бесконечном покое твоей истинной природы прежде чем возникнет какая-либо мысль о "я".

Из новой книги Гангаджи «Бриллиант в твоем кармане».


Источник

4

http://upload.bbfrm.ru/pixel/a0481e29569741c84e816f5061c115aa/1/Гость/gangaji/393646.jpg

http://upload.bbfrm.ru/pixel/a69aa785a6e76d9a320b9b100d4afc9b/2/Гость/gangaji/393646.jpg

http://upload.bbfrm.ru/pixel/787a94f7383263908784dc883a4b4a00/3/Гость/gangaji/393646.jpg