К вопросам о самореализации

Объявление

Форум переехал ----> http://selfrealization.info

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » К вопросам о самореализации » Рамана Махарши. Путь самоисследования » Рамана Махарши. Путь самоисследования


Рамана Махарши. Путь самоисследования

Сообщений 51 страница 60 из 107

51

http://www.onelittleangel.com/common/images/auteur/Ramana_Maharshi_198.jpg

Шри Рамана Махарши  ВЕСТЬ ИСТИНЫ


САМО-ИССЛЕДОВАНИЕ


УЧЕНИК: Как осознать Самость?

МАХАРШИ: Чья Самость? Найдите, чья.

У. Моя, но кто я?

М. Узнайте сами.

У. Я не знаю, как это сделать.

М. Просто думайте над этим вопросом. Кто это говорит: «Я не знаю»? Кто есть "я" в вашем утверждении? Что неизвестно?

У. Говорит кто-то или что-то во мне.

М. Кто есть этот кто-то? В ком?

У. Возможно, некая сила.

М. Узнайте.

У. Почему я рожден?

М. Кто рожден? Ответ одинаков на все ваши вопросы.

У. В таком случае кто я?

М. (Улыбаясь). Вы пришли допрашивать меня? Вы должны сами сказать, кто вы.

У. Насколько я могу судить, мне не уловить это "я". Оно даже не полностью различимо.

М. Кто говорит, что "я" не различимо? Имеются ли в вас два "я", одно из которых не различимо другим?

У. Могу ли я вместо запрашивания «Кто я?» спросить себя: «Кто Вы?». Тогда мой ум сможет сконцентрироваться на Вас, кого я считаю Богом в форме Гуру. Возможно, я, таким образом, буду ближе к цели моего поиска?

М. Форма исследования может быть любой, но в конечном счете вы должны прийти к единому Я - Самости.

Все эти различия, делаемые между "я" и "вы", между Учителем и учеником и т. п., являются лишь знаком неведения. Существует только единственное Высочайшее Я. Думать по-другому значит заблуждаться.

Поэтому если ваша цель - превзойти здесь и сейчас эти поверхностные представления физического существования посредством Атма-вичары, то зачем различать "ты" и "я", которые относятся только к телу? Когда вы повернете ум вовнутрь, ища Источник мысли, где будет "ты" и где "я"?

Вы должны искать и быть Самостью, которая объемлет всё.

У. Но разве не странно, что "я" должно искать "я"? Не обратится ли, в конце концов, вопрошание «Кто я?» в пустую формулу? О, должен ли я ставить себе этот вопрос бесконечно, повторяя его словно определенную мантру?

М. Само-исследование, конечно, не является пустой формулой, оно серьезнее, чем повторение любой мантры. Если бы вопрос «Кто я?» был только вопрошанием в уме, он не имел бы большой ценности. Настоящая цель Само-исследования состоит в том, чтобы сфокусировать цельный ум на его Источнике. Следовательно, это не тот случай, когда одно "я" ищет другое "я".

Само-исследование менее всего является пустой формулой, ибо оно включает интенсивную деятельность цельного ума по сохранению его устойчивого пребывания в чистом сознании Самости.

Само-исследование - это единственное безошибочное средство, единственное прямое средство для осознания ничем не обусловленного, абсолютного Бытия, которым вы в действительности являетесь.

У. Почему только Само-исследование следует рассматривать как прямое средство достижения джняны?

М. Потому что любой вид садханы, исключая Атма-вичару, предполагает сохранение ума как инструмента ведения садханы, и при отсутствии ума не может практиковаться.

Эго способно принимать различные и все более тонкие формы на различных ступенях упомянутых видов практики, но никогда окончательно не уничтожается.

Когда Джанака воскликнул: «Сейчас я обнаружил вора, который постоянно разорял и разоряет меня. С ним нужно обращаться жестоко», то царь на самом деле имел в виду эго, или ум.

У. Но вор может быть схвачен не менее успешно и при практике других садхан.

М. Попытка уничтожить эго, или ум, иными садханами, нежели Атма-вичара, в точности напоминает вора, переодевающегося полицейским, чтобы поймать вора, которым он сам и является.

Только Атма-вичара может открыть истину, что ни эго, ни ум в действительности не существуют, и дать возможность искателю осознать чистое, неразличенное Бытие Самости, или Абсолюта.

Осознавшему Самость ничего не остается для познания, ибо ОНА есть совершенное Блаженство, ОНА есть Все.

У. Смогу ли я в этой жизни, окруженной ограничениями, когда-нибудь осознать Блаженство Самости?

М. Это Блаженство Самости всегда с вами, и вы Его обнаружите, если будете искренне искать.

Причина ваших страданий не снаружи, ибо она лежит в вас как носителе эго.

Вы сначала налагаете на себя ограничения, а затем тщетно боретесь с ними.

Все несчастья вызваны эго. Именно из-за него все ваши беды. Какой смысл приписывать событиям жизни причину страдания, которая на самом деле лежит внутри вас? Какое счастье вы можете обрести от внешних обстоятельств? А когда вы добьетесь его, как долго оно продлится?

Если вы отвергнете эго и сожжете, игнорируя его, то будете свободны. Если же вы принимаете его, то оно наложит на вас ограничения и ввергнет в тщетную борьбу за их преодоление. Вот какой вор "грабил" царя Джанаку.

БЫТЬ Самостью, которой вы в действительности являетесь, это и есть единственный способ осознать Блаженство, всегда принадлежащее вам.

У. Я еще не постиг Истину, что существует только Самость. Не следует ли мне в этом случае практиковать бхакти и йога марги как более подходящие для целей садханы, чем вичара марга? Разве осуществление абсолютного Бытия, т. е. Брахма-джняна, не есть нечто совершенно недостижимое для подобного мне мирянина?

М. Брахма-джняна не является Знанием, которое должно быть приобретено извне как непременное условие счастья.

Следует только отбросить точку зрения неведения, так как Самость, которую вы стремитесь познать, это поистине вы сами. Ваше мнимое неведение причиняет вам ненужную печаль, подобно тому как десять глупцов горевали об "утрате" десятого, который никогда не терялся.

Воистину у вас нет причин быть недовольным и несчастным. Вы сами налагаете ограничения на свою истинную природу бесконечного Бытия, а затем плачетесь, что вы всего лишь ограниченное создание.

Поэтому вы избираете эту или ту садхану, чтобы превзойти несуществующие ограничения.

Но если сама ваша садхана предполагает существование этих ограничений, то как же она поможет вам выйти за их пределы?

Поэтому я и говорю вам: познайте, что в действительности вы есть бесконечное, чистое Бытие, Абсолютное Я. Вы всегда являетесь тем Я и ничем иным, кроме того Я - Самости. Следовательно, вы никогда не можете быть в действительном неведении относительно этой Самости. Ваше неведение является просто формальным.

Познайте затем, что истинное знание не творит для вас нового Бытия, а лишь удаляет ваше "невежественное неведение".

Блаженство не добавляется к вашей природе, оно только открывается как ваше истинное и естественное Состояние, Вечное и Неразрушимое. Единственный путь избавиться от вашего горя - это Познать и БЫТЬ Самим Собой - Самостью. Каким образом это может быть недостижимым?


__________________________________


"Само-исследование не является пустой формулой (кто-я? кто-я?), оно серьезнее, чем повторение любой мантры.
Если бы вопрос «Кто я?» был только вопрошанием в уме, он не имел бы большой ценности.


Настоящая цель Само-исследования состоит в том, чтобы сфокусировать цельный ум на его Источнике. Следовательно, это не тот случай, когда одно "я" ищет другое "я".

Само-исследование включает интенсивную деятельность цельного ума по сохранению его устойчивого пребывания в чистом сознании Самости.

Покой является вашим естественным состоянием, но ум блокирует его. Ваша вичара направлена только на ум. Исследуйте, что такое ум, и он исчезнет. Ум не существует отдельно от мысли. Тем не менее, поскольку мысли возникают, вы предполагаете наличие какого-то их источника и называете его умом. Если же вы углубитесь вовнутрь, исследуя, что это, то обнаружите, что в действительности ума не существует. Когда, таким образом, ум исчезнет, вы обретете вечный Мир."

http://images.tribe.net/tribe/upload/photo/f2c/667/f2c667b5-a625-450e-af4b-036ea070a4bb.large-profile.jpg

52

http://www.onelittleangel.com/common/images/auteur/Ramana_Maharshi_198.jpg



Рамана Махарши

ПРОБЛЕМА САМОПОСТИЖЕНИЯ


Текст взят из книги "Беседы со Шри Рамана Махарши"



Вопрос – Какова природа счастья?

Рамана Махарши – Счастье – прирожденное состояние человека и не зависит от внешних причин. Чтобы открыть запасы чистого, неомраченного счастья, нужно постичь себя, свое истинное Я (Атман).

– Кто Я? Как это узнать?

– Задай этот вопрос самому себе, вопрошающему. Я – это то, что остается после того, как устраняется не-Я.

– Что мешает постичь себя?

– Привычки ума, стереотипы мышления (Васаны). Преодолевать их следует путем самопостижения, хотя это и кажется порочным кругом. Эго создает из этого проблему, а потом застывает в смущении перед неразрешимым парадоксом. Искать нужно не ответ, а вопрошающего.

– Что может помочь самопостижению?

– Помочь могут Писания и те, кто постиг. Обратись к мысли "я" и проследи за ней до ее истоков; благодаря этому мысль исчезнет и останется только Я.

– Разве интеллект не способствует самопостижению?

– Лишь до определенной стадии. Пойми, что Я находится за пределами мысли; следовательно, чтобы постичь себя, нужно выйти за пределы интеллекта.

– Можно ли постичь себя с помощью Писаний?

– Знание, почерпнутое из книг, способствует самопостижению только в том смысле, что делает человека духовно настроенным.

– Цель Йоги, по определению, состоит в воссоединении индивида с универсумом путем устранения иллюзии их разделенности. Какова природа этой иллюзии?

– Иллюзии для кого? Пойми это, и иллюзия исчезнет. Как правило, люди хотят выяснить природу иллюзии, упуская из виду, для кого она существует. Это безумно. Предполагается, что иллюзия находится вовне и неизвестна, а искатель находится внутри и известен. Вместо того, чтобы пытаться понять далекое неизвестное, пойми для начала ближайшее внутреннее.

– Как познать себя?

– Обособленному существу кажется, что оно познает что-то отличное от себя, что оно – субъект, зрящий, который познает объект, зримое. Между тем такая точка зрения возможна лишь в том случае, когда есть нечто третье, связующее зрящего со зримым, а именно, сила зрения, ум. Выделяя "объект" и "субъект", то есть два разных объекта , ум отождествляет себя с одним из них – "субъектом" – и выступает в качестве эго. Самопознание есть последовательное отрешение зрящего от зримого, в результате чего зримое становится все более тонким, пока не исчезнет вовсе. Этот процесс называется Дришья Вилайя, растворение зримого.

– Зачем устранять объекты? Разве нельзя постичь себя и без этого?

– Нет. Устранение зримого означает не что иное, как устранение иллюзорной обособленности зрящего и зримого, утверждение истинного тождества субъекта и объекта. Объект сам по себе нереален. Все зримое, включая эго, – это объект. После устранения нереального остается реальность. Когда веревку принимают за змею, истинное положение дел проясняется лишь после того, как устраняется ложный образ змеи. Без такого устранения нельзя постичь истину.

– Как и когда происходит растворение зримого?

Оно происходит лишь после того, как растворяется иллюзорный субъект – "сила зрения", ум. Ум – создатель субъекта и объекта, причина дуалистических концепций, идей и образов. Он служит причиной ложных представлений об ограниченном "я".

Ум по природе своей беспокоен. Для начала нужно успокоить его, сделать менее рассеянным, приучить его смотреть внутрь, сделав это привычкой.

– То есть мы должны избавиться от злобы, похоти и т.п.?

– Избавься от мыслей. Ты не должен избавляться ни от чего другого. Действия и чувства не порабощают человека. Его порабощает только ложная мысль "я – действующее лицо" (Ахамкара, эго). Оставь эту мысль и предоставь телу и чувствам беспрепятственно играть свои роли без твоего вмешательства.

Речь идет об устранении неведения, а не о приобретении знания. Поручать эту задачу уму – все равно, что переодевать вора в полицейского и поручать ему ловить вора, то есть самого себя. Ум – вор, слови его и верни себе счастье.

– Как узнать человека высокой духовности? О некоторых подвижниках говорят, что они выглядят как сумасшедшие.

– Духовность может распознать лишь духовный человек. Покой ума, который пропитывает окружающую атмосферу, – единственный признак, по которому можно судить о величии святого. Его слова, действия или внешность не могут служить показателем, ибо их смысл, как правило, недоступен пониманию обычных людей.

– Исчезают ли ум и чувства после смерти тела, или они переживают его?

– То, что родилось, должно умереть. Чьим было это рождение? Ты не знаешь, кем ты был до рождения, и тем не менее хочешь узнать, кем станешь после смерти. Прежде, чем думать о том, что будет, подумай о том, что есть. Знаешь ли ты, кто ты в настоящий момент?... У кого возникают эти вопросы о будущем? Познай свою Сущность, свое истинное Я и подобные вопросы исчезнут. Ведь вопросы исчезают через некоторое время после того, как ты заснул. Почему? Разве ты сейчас отличаешься от того, который спал? Нет. Почему же эти вопросы возникают теперь, а не во время сна? Выясни это.

– Реален ли видимый мир?

– Он реален в той же мере, что и видящий его. Видящий, видимое и видение образуют триаду. Реальность запредельна этим трем. Они преходящи, временны, – они появляются и исчезают. Истина же пребывает вечно.

– А созерцание Бога?

– В "Бхагавадгите" Кришна говорит Арджуне: "Можешь видеть Меня таким, каким хочешь". Это означает, что образ Его обусловлен желаниями и наклонностями созерцающего. Люди говорят о "созерцании Бога", и все же каждый рисует Его сам. В зримом присутствует зрящий.

Гипнотизер ведь тоже может заставить тебя видеть необычные вещи. В этом случае ты говоришь о "фокусе", тогда как в другом случае – о "Боге". С чем связано такое различие? Ничто зримое не может быть реальным.

– Какова же цель творения?

– В том, чтобы дать возникнуть этому вопросу.

– Какова природа наших стремлений?

– Посмотри, что происходит с подброшенным в воздух камнем. Он покидает свое место и направляется вверх; при этом он стремится вернуться вниз и находится в движении до тех пор, пока не возвращается в первоначальное положение, где и обретает покой. То же происходит с водами океана: испаряясь, они образуют тучи, гонимые ветрами, тучи сгущаются в воду и выпадают дождем, вода стекает с гор в виде бурлящих потоков и, наконец, по равнинным рекам вливается в океан, свой первоисточник, – достигнув же его, успокаивается. Ты видишь, таким образом, что где бы ни появилось чувство отделенности от своего истока, там возникает волнение и движение, которое продолжается до тех пор, пока чувство отделенности не исчезнет и не воцаряется покой.

С человеком происходит то же самое. Пока он отождествляет себя с телом (а также чувствами, умом, эго), он не знает своей подлинной природы, своего истинного Я, Сущности, и существует как бы отдельно от нее. Неосознанное стремление к преодолению своей отделенности от Истока выражается у человека в стремлении к счастью, а наиболее зрелой формой такого стремления является духовное стремление.

– Что служит вершиной и истоком нашего стремления?

– В должное время мы узнаем, что достигаем триумфа там, где нас уже больше нет.

– Означает ли это, что нам следует стремиться нивелировать свою индивидуальность?

– Чью индивидуальность? Люди остро сознают не свою индивидуальность , как им кажется, а свою индивидуальность. Препятствием служит не индивидуальность как таковая, а ложное самоотождествление, отождествление себя с различными индивидуальными качествами, которое выступает затем в форме обособленного эго. В своем самодовольстве это эго подобно высеченной у подножия башни скульптуре, которая всей своей позой и взглядом дает понять, что это она держит башню на своих плечах.

Можно сказать, что тело, чувства, мысли и т.д. – это крест. Эго или мысль "я – это тело, чувства, мысли и т.д." – это Сын Человеческий. Когда эго распято, оно воскресает истинным Я, Сыном Божиим. Ведь и в вашем Писании сказано: "Если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода. Любящий душу свою погубит ее, а ненавидящий душу свою в мире сем сохранит ее в жизнь вечную" (Ин 12, 24-25).

– Я не совсем улавливаю твою мысль.

– Об этом можно сказать и другими словами. Золото – не украшение, а украшение – золото и ничто иное. Какую бы форму ни придавать украшениям, как бы различны они не были, есть лишь одна реальность – золото. Точно так же обстоит дело с Я и не-Я. Единственная реальность – наша подлинная природа, истинное Я. Отожествлять себя с не-Я (телом и т.п.) и искать счастья – все равно, что пытаться переплыть реку на спине крокодила. Понимание этого обстоятельства составляет необходимое условие любой Садханы (духовной практики).

– Какова природа различных видов Садханы и какой из них предпочтительнее?

– Смысл практики в том, чтобы не давать забывать о цели. Практика помогает нам не отвлекаться на другие предметы. Выбор же ее определяется способностями и наклонностями практикующего. Все виды практики в конечном счете растворяются в единой Истине. Ведь все это – лишь различные виды наших усилий отрешиться от неистинного посредством устремления ума к одной только Истине. И хотя эта Истина – мы сами в своем подлинном бытии, практика выглядит так, будто мы думаем об Истине, служим Истине, взываем к Истине и т.д. В действительности же наша деятельность сводится к устранению помех, препятствующих постижению нашего подлинного бытия.

– В какой мере можно быть уверенным, что Садхана увенчается успехом?

– Самопостижение представляет собой постижение нашей вечной природы, а не приобретение чего-то нового. Новое не может быть вечным. Поэтому нет никаких поводов для сомнений – обретет или не обретет человек свое истинное Я.

– Способна ли благодать Божия ускорить духовное созревание человека?

– Да, благодать – это начало и конец.

– Как обрести эту благодать?

– Отречением от себя.

– Я все же не испытываю благодатного воздействия.

Желательна искренность. Отречение не предполагает произнесения каких-то обещаний и выдвижения каких-то условий. Оно от сердца. И если человек полностью вверил себя Ему, то что в нем будет взывать о благодати? Тот, кто отрекся от себя полностью, полностью охвачен благодатью.

– Можно ли постичь себя, не принимая Санньясу (обет отречения от мирской жизни, дома, семьи и имущества)?

– Принять Санньясу означает принести в жертву свое эго. Это не то же самое, что выбрить тонзуру или облачиться в одежды цвета охры. Человек может быть главой семьи, но если он не отождествляет себя с главой семьи, значит он Санньясин. С другой стороны, человек может быть бродячим аскетом, но если он думает при этом, что он Санньясин, значит он не Санньясин.

– Разве Санньяса не предполагает отказ от имущества?

– Отказ от имущества при сохранении эго не имеет смысла; если же эго устранено, обладание имуществом не имеет значения.

– Но ведь полное отречение от эго невозможно!

– Да, это так. Вначале полное отречение невозможно. Но частичное отречение определенно возможно. Если бы оно было невозможно, невозможным было бы и самопостижение. Ты не в силах утвердить покой в уме. Это может быть достигнуто лишь посредством отречения.

– Каково направление ума после самоотречения?

– Задает ли этот вопрос отрекшийся от себя ум?

– Какова подлинная основа самопостижения?

– В основе лежит Атма-Видья (наука о Себе).

– Поясни нам эту Атма-Видью!

– Атма-Видья – самая сложная из наук, и в то же время самая простая, так как Я изначально очевидно даже для самого недалекого человека и не нуждается в постижении. Однако несмотря на то, что Я столь очевидно, оно тем не менее скрыто. В этом повинно ложное отождествление Я с телом и т.п.

– Как возникает отождествление?

– Благодаря мыслям. Ими окрашивается свет истинного Я. Если их устранить, Я будет светить своим светом.

– Как устранить мысли?

Нужно понять их основу. Все они связаны с мыслью "я", то есть с эго. Устрани эту мысль и все остальные исчезнут.

– Как устранить эту мысль?

Если найден ее источник, она больше не возникнет.

– Где и как искать ее источник?

– В сознании того, что "я действую". Между тем Я – это чистое сознание. Поэтому все, что необходимо для самопостижения, – это покой ума, ментальная тишина.

– Как успокоить ум?

– Воду нельзя сделать сухой; ум может быть обуздан лишь поиском себя, думающего. Если искать думающего, мысли исчезнут.

– Исчезнут сами собою? Это же очень сложно!

Они исчезнут. Идея сложности сама по себе является препятствием для самопостижения. Ее нужно преодолеть. Быть собой не сложно.

– Я понимаю, что истинное Я – за пределами эго, но это знание носит чисто теоретический характер. Как обрести практическое постижение истинного Я?

– Постижение – это не что-то новое, что-то такое, что нужно было бы обретать. Оно уже есть, ты всегда был собой. Все, что необходимо, – это избавиться от мысли "я еще не постиг себя". Не было такого момента, чтобы Я отсутствовало.

До тех пор, пока имеются сомнения в постижении, нужно прилагать усилия для отрешения от подобных мыслей.

– Не способствуют ли постижению хорошие мысли? Не являются ли они как бы нижней ступенью лестницы, ведущей к постижению?

– Да, они способствуют постижению в том смысле, что отстраняют дурные мысли. Сами они в конце концов также должны исчезнуть.

– Разве такие мысли не составляют фундамент постижения?

– Нет. Мысли – хорошие или плохие – отдаляют от цели, а не приближают к ней, потому что Я пребывает за пределами мысли.

Мысли возникают вследствие отождествления Я с не-Я. Когда мы отрешаемся от не-Я, остается только Я. Для того, чтобы освободить какое-нибудь место, достаточно убрать с него вещи. Однако сама уборка не является причиной возникновения места. Оно существует даже будучи загроможденным вещами.

– Если убрать все мысли, останется пустота.

– Отсутствие мыслей не означает пустоты. Должен быть кто-то, сознающий пустоту. Знание и незнание возникают благодаря уму, "силе зрения". Они порождаются дуализмом зрящего и зримого. Но Я пребывает за пределами знания и незнания. Чтобы узреть, осознать его, необходимо какое-то другое Я. Между тем Я только одно. Все, что отлично от Я, – это не-Я. Не-Я не может увидеть Я.

– Но существование того, что принципиально ненаблюдаемо, невоспринимаемо, немыслимо и т.д. не может быть доказано. Получается, что никакого "истинного Я" не существует.

– Собственное существование не нуждается в доказательствах. Собственное существование очевидно для каждого.

– Вряд ли наше существование можно назвать существованием истинного Я. Это Я забывается в мирской суете.

– Я никогда не забывается. Сейчас ты путаешь Я с не-Я, и это заставляет тебя говорить, что ты забыл некое "истинное Я ". Для забвения не будет места, если с этой путаницей будет покончено. Я забыл – ладно, но что? Разве существуют два Я?

– Однако задаваясь вопросом "кто Я", я не получаю никакого внутреннего ответа.

– Какого рода ответ ты хотел бы получить?

Разве тебя здесь нет? Что еще нужно? Где еще ты можешь себя искать?

Ты вынужден задавать этот вопрос – "кто Я?" – потому что ты ошибочно отождествляешь Я с не-Я. Нелепо спрашивать, как постичь себя, будучи собой.

– И все же, сколько я не ищу свое истинное Я, мне не удается найти его. Я зашел в тупик.

– Как же ты можешь найти его? Ведь оно не существует отдельно от тебя. Оставь пока невозможность найти его. Где ты сейчас? Или ты хочешь сказать, что тебя нет? Разве есть два Я? Ты все время говоришь "я ищу", "я спрашиваю"... Кто этот "я"?

– Я его не воспринимаю.

– Так его и нельзя воспринять. Я - не объект. Разве Я может отделиться от тебя, покинуть тебя хоть на мгновенье? Это своему уму ты позволяешь блуждать. Я же всегда на месте. Но когда твой ум сосредоточен, ты говоришь : "Атман не покидает мой ум ни на миг". Как нелепо!

– Я хочу отрешиться от не-Я, чтобы стало возможным постижение Я. Как это сделать? Каковы характерные черты не-Я?

– Почему ты все еще занят феноменами? Есть некто, кто говорит о том, что от не-Я нужно отрешиться. Кто он?

– Я имею в виду себя же. Когда я еду из Калькутты в Мадрас, то должен узнать Мадрас, чтобы не выйти по ошибке на промежуточной станции. Поэтому во время путешествия я руководствуюсь указателями и расписанием. А чем я должен руководствоваться в поисках себя?

– Сказанное тобой приложимо лишь к путешествию в Мадрас. Ты знаешь, как далеко находишься от Мадраса. Знаешь ли ты, как далеко находишься от себя?

– Не знаю.

– Был ли ты когда-нибудь отделен от себя? Возможно ли это? Разве Я не самое близкое из всего, что есть?

– В настоящее время я далек от себя, я должен вернуться к истокам, чтобы обрести себя вновь.

– Насколько ты далек от себя? Кто говорит, что он далек от себя? Могут ли быть два Я?

– Сказано ведь, что индивиды – это видоизменения Атмана, истинного Я, подобно разнообразным украшениям, сделанным из золота.

– Если человек говорит об украшениях, игнорируя их субстанцию – золото, – ему напоминают, что они золотые. Но ты говоришь о себе как о видоизменении себя. Отделен ли ты от себя, что говоришь о себе, как о видоизменении?

– Разве нельзя представить, что золото говорит о себя, что оно – украшение?

– Будучи неодушевленным, оно так не скажет. А человек одушевлен и не может действовать отдельно от сознания. Атман, истинное Я человека – это Чистое Сознание. Тем не менее, человек отождествляет себя с телом, которое само по себе неодушевленно и не может сказать по собственному почину "я – тело". Это говорит кто-то другой. Неограниченное, всеобъемлющее Я так не говорит. Кто же говорит это? Между Чистым Сознанием и неодушевленным телом возникает некое псевдо-Я, которое и воображает себя телом. Ищи это "я", и оно исчезнет, подобно призраку. Все Писания заняты борьбой с призраком эго. Твоей целью также является устранение иллюзии и ничто иное.

– Способствует ли Вайрагья (бесстрастие) достижению этой цели?

– Несомненно.

– Какова природа бесстрастия?

– Различение. Все люди стремятся к счастью, но большинство идет по ложному пути, принимая за счастье удовольствия этого мира, которые неизбежно сменяются страданиями. Различать между тем, что приносит горе, и тем, что приносит радость, – и придерживаться последнего, – это и есть Вайрагья. Когда искушения этого мира для человека как бы "вылиняли" и утратили свой былой призывный блеск – это подлинная Вайрагья (досл. "обесцвеченность").

– Необходим ли наставник?

– Да, если хотят научиться чему-то новому. Но что касается тебя – ты должен разучиться.

– Все же учитель необходим, я полагаю.

– Ты уже есть то, что ищешь. Поэтому учитель тебе не нужен.

– Но разве не помогает ищущему общение с тем, кто уже постиг?

– Да. Оно помогает ему освободиться от иллюзии, будто он еще не постиг.

– Скажи мне, как постичь?

– Существуют различные методы, но все они нужны лишь для того, чтобы разгипнотизировать человека.

– Так разгипнотизируй меня! Скажи, какому методу следовать.

– Где ты? Куда ты хочешь следовать?

– Я знаю, что "Я есмь", но я не знаю, кто Я есмь.

– Следовательно, есть два Я?

– Я прошу ответить на мой вопрос.

– Кто просит? Тот, который есть, или тот, который не знает кто он?

– Я есть, но я не знаю, кто я, каков я.

– Сказать "я – это" означает сказать "я не то". Говорить "я – это" или "я – то" неверно, ибо и "то" и "это" – ограничения. Истинно лишь "Я есмь".

Я молчаливо, а "тем" или "этим" его называет ум. Когда один человек думает, что "я – это", а другой, что "я – то", начинается борьба мнений, разгораются споры и Я окончательно исчезает под грудами аргументов.

Знай, что до тех пор, пока существует отождествление Я с не-Я, сомнения и вопросы будут возникать опять и опять, и никакой запас слов их не удовлетворит. Сомнениям придет конец лишь после того, как будет покончено с не-Я. Тем самым свершится самопостижение, в котором не останется того, кто мог бы сомневаться или задавать вопросы.

– Но когда я начинаю думать об истинном Я, меня тотчас отвлекают от него другие мысли.

– Ищи того, кто думает, а не просто думай о Я. Ищи того, чьи это мысли. Они исчезнут, так как коренятся в мысли "я". Ищи, разоблачай ее и все остальные мысли исчезнут.

– Этому трудно следовать. Теорию я понимаю. Но как применить ее на практике?

– Тем, кто не может обратиться непосредственно к выявлению Я, рекомендуются другие методы. Но даже для того, чтобы повторять Мантру "Я есмь Браман" (Ахам Брахмаасми) или размышлять над ней, необходим тот, кто делает это. Кто это? Это Я. Будь этим Я, будь собой. Это метод непосредственного выявления (раскрытия, Вичара). Другие методы также приводят в конце концов к выявлению Я.

– Какой из двух путей лучше – Правритти или Нивритти?

    (Правритти и Нивритти – две фазы цикла "дыхания Брахмы", соответствующие так называемым катафатическому и апофатическому пути самопостижения. Правритти – проявление, развертывание мира из непроявленного Брахмана. Нивритти – растворение, обратное свертывание проявленного мира в Брахмане. Брахман – субстанциальная основа зрящего и зримого; говорится, что Брахман – это Атман. – В.Д.)

– Если ты рассматриваешь Я как чистое и простое – это Нивритти. Если ты рассматриваешь Я как единое со вселенной – это Правритти. Иными словами, Нивритти – это обращение ума во внутрь, а Правритти – это обращение ума вовне. В любом случае нет ничего отделенного от Я. Цель обоих путей одна – самопостижение.

– Но не легче ли будет для некоторых видеть Бога во всем, что встречается ему, а не искать сверхразумное Я?

– Да. Если ты видишь Бога во всем, то думаешь ли ты о Боге или нет? Чтобы видеть Бога во всем, ты определенно должен будешь хранить Его в уме. Такое сохранение Бога в уме становится Дхьяной, медитацией. Дхьяна – стадия, предшествующая постижению, а постижение – это постижение Атмана, истинного Я и ничто иное. Поэтому не имеет значения, о чем ты медитируешь – о Боге или об истинном Я. Если медитация совершенна, результат будет один и тот же.

– По-моему, все-таки, медитация на Боге и медитация на истинном Я – это разные вещи. Могут ли столь различные пути привести к одной цели?

– Истинного Я миновать нельзя. Или ты хочешь видеть Бога во всем, кроме себя? Если Бог во всем, то разве не относишься к этому всему и ты? Сказал ведь мудрец: "До того, как я себя постиг, я странствовал в поисках Тебя; теперь же, постигнув, я вижу, что Ты – это я".

– Говорят, что перед Гуру (духовным наставником) должно преклоняться, как перед Богом. Правильно ли это?

– Бог, Гуру и истинное Я – различные формы одного и того же. Полагая себя обособленным индивидом, ты веришь в Бога. При поклонении Богу, Он является тебе в образе Гуру. При поклонении Гуру, он является тебе в образе твоего истинного Я.

Бог воплощен в индивидах как их истинное Я; Он – истинное Я каждого человека. В случае необходимости это внутреннее Я может проявляться вовне в образе Гуру.

– Говорится, что Упасана (поклонение) и Дхьяна обусловлены умственной деятельностью. Сказано также, что постижение связано с прекращением каких-либо действий. Можно ли постичь себя без Упасаны и Дхьяны?

– Они предшествуют постижению. Такого рода действия приводят к требуемому недеянию.

– Что такое Дхьяна?

– Дхьяна – это твое естественное состояние. Ты называешь ее медитацией ("размышлением"), потому что существуют и другие, отвлекающие тебя мысли. Медитация – это попытка почувствовать свою истинную природу путем отрешения от посторонних мыслей.

Во время медитации эти посторонние мысли возникают все более настойчиво. И это хорошо. Тем самым наружу выносится то, что до сих пор лежало в тебе скрыто. Если бы оно не проявилось, как можно было бы от него отрешиться?

– Но сказано ведь, что все является Брахманом.

– Да, это так. Но до тех пор, пока ты считаешь мысли отличными от себя, от них надо отрешаться. Постигнув их собою, ты не стал бы говорить обо "всем". Ведь есть только Брахман. Нет ничего, кроме Брахмана.

– "Рибху Гита" перечисляет множество вещей, называя их нереальными, а в конце добавляет, что все они – Брахман, и поэтому реальны.

– Да, когда ты видишь их как множество, они нереальны; в то же время когда ты видишь их как единого Брахмана, они реальны, обретая истинность своего субстрата – Брахмана.

– Почему же тогда "Упадеша Сара" говорит, что тело и т.п. неодушевленно?

– Оно неодушевленно постольку, поскольку ты считаешь его не собой. Постигнув себя, постигаешь также, что в тебе заключено и тело и все остальное. Постигнув себя, никто не станет задавать вопросы, одушевлено ли нечто или не одушевлено.

– Сказано, что Вивека – это различение между Я и не-Я. Что такое не-Я?

– Не-Я, собственно, нет. Не-Я включено в истинное Я. Утратив опору в себе самом, Я представляет себя как некое не-Я, которое оказывается в конце концов не чем иным, как им самим.

– Но они же различны! Можно ли рассматривать их как одно и то же?

– Это зависит от точки, с которой ты их рассматриваешь. При углублении медитации такое относительное знание исчезает и утверждается абсолютное знание Единого, в котором не различаются Я и не-Я.

Обрати свой взор внутрь, и доведи его до совершенства в распознавании Я и не-Я, сделай его взором Абсолюта. Если ты обратишь затем этот абсолютный взор вовне, то обнаружишь, что вселенная едина с постигнутым Абсолютом, истинным Я.

Пока твой взор обращен вовне, ты говоришь о внешнем; пока твое сознание поверхностно, ты задаешь поверхностные вопросы. Исходя из твоего состояния, тебе рекомендуют обратить свой взор внутрь. Это "внутреннее" связано с тем "внешним", которое ты ищешь. В действительности же Я ни внутри, ни снаружи.

Говоря о Небесах, Царствии Божием и т.п., о них думают, что они находятся вверху или внизу, внутри или снаружи, ибо человек привык мыслить категориями относительного знания. Он стремится лишь к познанию объектов, откуда и возникают у него подобные идеи. Истинное же знание – это знание Единого, незапятнанного объектами.

– Но я не в состоянии представить себе то, о чем ты говоришь.

– Это не объект, который можно было бы представить. Ты – То. Кто и что будет представлять?

– Что такое Вичара, раскрытие?

– Раскрытие или выявление себя – это то же самое, что самопостижение. Последовательно вопрошая "кто я", вопрошающий постигает свое истинное Я.

– Но оно ведь неуловимо. О чем я должен медитировать?

– Медитация предполагает наличие объекта медитации, тогда как в Вичаре есть лишь субъект, последовательно отрешающий от себя все объекты, с которыми он себя отождествляет.

– Не является ли медитация одним из важнейших средств самопостижения?

– Дхьяна, медитация – это сосредоточение на каком-то конкретном объекте, внешнем или внутреннем, с целью отрешения ума от любых посторонних мыслей. Это сосредоточение ума на одной-единственной мысли, которая перед постижением также должна исчезнуть. Ибо постижение не является чем-то новым, благоприобретенным, – оно уже здесь, оно скрыто присутствует за завесой мыслей. Любые формы духовной практики направлены на то, чтобы приподнять эту завесу и раскрыть постижение.

Обычно тем, кто искренне стремится к самопостижению, рекомендуют Дхьяну, и их вполне устраивает эта форма духовной практики. Но некоторые могут вернуться и спросить: "Кто я, медитирующий?" Таким рекомендуют обратиться непосредственно к выявлению Себя. Это завершающее действие, это Вичара.

– Можно ли постичь себя посредством одной Вичары, не прибегая к Дхьяне?

– Вичара – это не только путь, но и цель. Быть собой – вот цель и конечная Истина. Быть собой, прилагая для этого усилие, значит практиковать Вичару. Когда же это не требует усилий, это называется постижением.

– Что такое Турья (досл. "четвертое")?

– Есть только три состояния сознания – бодрствующее, сновидное и состояние глубокого сна.

Турья – не состояние, а то, что лежит в основе упомянутых трех состояний. Но понять это нелегко. Поэтому говорится, что Турья – это четвертое и единственно истинное состояние сознания.

В действительности же это твое истинное Бытие, которое, составляя субстрат зрящего и зримого, не может быть выделено в качестве отдельного объекта. Все три состояния проявляются из него, а затем вновь растворяются в нем. И в этом смысле они не истинны.

Картины, показываемые в кино, – всего лишь тени, скользящие по экрану. Они появляются, движутся туда и обратно, сменяются одна другой; они нереальны, – реален лишь экран, который остается неизменным.

Подобным же образом явления внешнего и внутреннего мира – не более чем преходящие фантомы, не существующие независимо от Я. И лишь привычка рассматривать их как нечто реальное, существующее независимо от нас, ответственна за сокрытие истинного Я и выдвижение на передний план всего остального. Когда будет постигнуто единственно истинное, вечно присутствующее Я, все неистинное утратит свое независимое существование и свете знания о том, что оно является истинным Я и ничем иным.

– Если Турья, как говорится, "сам Свет", то почему в этом состоянии отсутствует видимый мир, подобно тому как он отсутствует в состоянии обморока или беспамятства?

– Подобно тому как картины, показываемые в кино, являются различными комбинациями света и тьмы, точно так и картины мира представляют собой рассеянный свет Я, пробивающийся сквозь тьму неведения, Авидьи. Мир не может быть видим ни в полной тьме неведения, как в состоянии глубокого сна без сновидений, ни в чистом свете самопостижения. Авидья – причина многообразия.

Турья – лишь иное наименование Я.

Сознавая три состояния сознания – бодрствования, сновидения и глубокого сна, – мы сознаем их благодаря чему-то четвертому, Турье; самое же Турью мы не сознаем, равно как не сознаем и свое истинное Я. Тем не менее, Турья постоянно присутствует здесь.

– Странно все же, что мы так страдаем от ее отсутствия и так жаждем ее обретения.

– Так и женщина с ожерельем на шее иногда ищет его, думая, что потеряла, – ищет до тех пор, пока ей на него не укажут. И чувство утраты, и волнения поисков и радость находки обусловлены ее неведением. Ты всегда здесь вне зависимости от того, ищешь ли ты себя или нет. Подобно тому как женщина испытывает ощущение, словно она вновь обрела потерянное ожерелье, человек, избавляясь от неведения и ложного самоотождествления, "обретает" истинного Себя, которым он был всегда. Это и называется постижением. В нем нет ничего нового. Это устранение неведения, не более.

Поэтому целью духовной практики является не постижение, но именно устранение неведения. Если бы постижение нужно было обретать как нечто новое, то пришлось бы предположить, что в одно время оно есть, а в другое – его нет. Следовательно, оно не пребывает, а становится, является нам наряду с другими феноменами и потому не заслуживает внимания.

Я, которое возникает, также и исчезает. Это индивидуальное "я", точнее, представление о Я, а не Я как таковое. То, что не возникает, не исчезает. Оно есть и пребудет вечно. Это всеобщее истинное Я или самопостижение.

– Нужна ли благодать для устранения неведения и постижения общей основы вселенского многообразия?

– Определенно. Однако благодать есть всегда, она исходит от истинного Я постоянно. Благодать не представляет собой ничего такого, что следовало бы приобрести иди заслужить. Так, ты живешь под солнцем, не знающим тьмы; и все же, чтобы увидать солнце, ты должен обратить к нему лицо. Подобным же образом и благодать обретается только практикой, хотя и присутствует здесь постоянно.

Единственное, что необходимо, – это знать, что она есть, а затем безоговорочно вверить себя ей, признав недостаточность своего личного усилия. Она никогда не покидает того, кто отрекся от себя и вверился ей.

– Надеюсь, что при наличии желания отречься от себя благодатное воздействие будет ощущаться все сильней и сильней.

– С желанием надо покончить, отрекшись от себя раз и навсегда. Желание остается до тех пор, пока у тебя есть чувство, что ты – действующее лицо. Желание отречься от себя – это тоже проявление личности. Когда она исчезнет, воссияет чистое Я.

Оковами служат не действия как таковые, но именно чувство того, что действуешь ты, личность. Это чувство и порождаемые им желания причиняют возбуждение ума, и если этому чувству положить конец, воцарится покой.

Поэтому говорится: "Пребывай в тишине и знай – Я есмь Бог". Эта тишина достигается полным и безостаточным самоотречением.

Слово "знание" в данном изречении означает "бытие": это не то относительное знание, которое является членом триады "субъект – знание – объект".

– Какая мысль предпочтительнее: "Я есмь Бог" или "Я есмь Высшее Бытие"?

– "Я есмь тот, кто есмь". Бог – это "Я есмь", а не мысль "Я есмь Бог". Будь собой, а не думай, что ты "есть". Сказано ведь: "Знай – Я есмь Бог", а не "думай – Я есмь Бог".

– Если Бог – все, то почему люди страдают в результате своих действий? Разве не Бог побуждает их к этим действиям?

– Тот, кто действует, тот и страдает.

– Но действия внушаются Богом, а человек лишь Его марионетка.

– К сожалению, человек вспоминает об этом лишь тогда, когда страдает. Если бы он помнил об этом постоянно, страдания бы не было.

– Когда прекратятся страдания?

– Не ранее, чем прекратится ложное самоотождествление. Если это Его действия, то почему ты считаешь, что это твои страдания? Страдает, равно как и наслаждается, тот, кто действует. Оставь все это и не переноси на себя страданий.

– Какова природа освобождения?

– Все вопросы, связанные с освобождением, не имеют смысла, ибо освобождение означает освобождение от рабства; тем самым предполагается, что в настоящий момент мы пребываем в рабстве. Но рабства нет, а потому нет и освобождения от рабства.

– Но все Писания говорят о рабстве и его ступенях.

– Задача Писаний состоит в том, чтобы заставить человека обратиться к своему Истоку. Ему не нужно обретать нечто такое, чего еще нет. Ему нужно лишь отказаться от своих ложных представлений и сомнительных удовольствий.

Но вместо того, чтобы сделать это, человек пытается ухватиться за что-то необыкновенное и таинственное, ибо убежден, что счастье его "где-то". В этом его ошибка.

Писания не рассчитаны на мудрого – он в них не нуждается. А для невежды они никакого интереса но представляют. Писания почитает лишь тот, кто стремится к "освобождению", – они не нужны ни мудрости, ни неведению.

– Но сказано ведь, что Васиштха был Дживанмуктой (прижизненно освобожденным), а Джанака Видехамуктой (освобожденным посмертно)...

– Зачем говорить о Васиштхе или Джанаке? Почему не о себя самом? Полемике нет предела, споры бесконечны. Но зачем терять время, занимаясь подобными вещами? Обрати свой взор во внутрь и займись делом.



источник

53

«БЕСЕДЫ с Шри Раманой Махарши. Как быть Собой – чистым Счастьем». Том I.


Преданный.  Как устранить ум, или превзойти относительное сознание?

Махарши. Ум по своей природе беспокоен. Начните освобождать ум от его собственного беспокойства, дайте уму спокойствие, освободите от рассеянности внимания, учите смотреть вовнутрь. Превратите всё это в привычку. Чтобы это сделать, надо игнорировать внешний мир и удалять всё препятствующее спокойствию ума.

П. Как устранить беспокойство ума?

М. Внешние контакты – контакты с объектами, иными, нежели он сам, – делают ум беспокойным. Утрата интереса к тому, что не является А т м а н о м , к не-Я [вайрагья], является первым шагом. Затем следуют привычки к самонаблюдению и концентрации. Они характеризуются контролем органов чувств, внутренних способностей и т. д. (речь идет о так называемых шести добродетелях, или способностях к покою: спокойствие [шама], самоконтроль [дама], удаление [ynapamu], терпение [титикша], вера [шраддха], концентрация [самадхана]), что приводит к отсутствию смущений ума, к самадхи.

П. Как практиковать самонаблюдение и концентрацию?

М. Исследование эфемерной природы внешних явлений ведет к вайрагье. Поэтому исследование [вичара] является первым и самым важным шагом, который следует предпринять. Когда вичара продолжается автоматически, она приводит к презрению  богатства, славы, праздности, наслаждения и т. д. Мысль "я" делается всё яснее для пристального рассмотрения. Источник "я" – Сердце, которое и есть конечная цель. Если, однако, духовно устремленный по своему темпераменту не подходит для вичара марги (Пути Знания, метода самоисследования и анализа), то он должен развивать преданность [бхакти] к некому идеалу, которым может служить Бог, Гуру, человечество в целом, законы морали или даже идея красоты.

Когда один из перечисленных идеалов овладевает человеком, другие привязанности ослабевают, т. е. развивается бесстрастие [вайрагья].

Одновременно растет и привязанность к идеалу, и в конце концов она захватывает всего человека. Таким образом одновременно незаметно растет и способность к концентрации [экаграта] – как с помощью визуализаций и прямой поддержки со стороны Бога, Гуру и т. п., так и без них.

Если не практикуются исследование и преданность, то можно пробовать естественную болеутоляющую пранаяму (регуляцию дыхания). Это упражнение известно как Путь Йоги [йога-марга]. Когда жизнь в опасности, то для её спасения все интересы сосредоточиваются на одном – спасении жизни. Если дыхание сдерживается, то ум не в состоянии прыгать к своим любимцам – внешним объектам, и поэтому, пока дыхание задерживается, он отдыхает.

Всё внимание здесь сосредоточено на дыхании или его регулировании, а другие интересы утрачены. Кроме того, страстям внимают с нерегулярным дыханием, в то время как спокойствие и счастье сопровождаются медленным и ровным дыханием. Но острый приступ радости на самом деле так же мучителен, как и приступ боли, и оба сопровождаются бурным дыханием. Настоящий покой – это счастье. Удовольствия не приводят к счастью.

Ум совершенствуется в ходе практики и становится тоньше, так же как лезвие бритвы делается острым, когда его точат. При этом ум обретает способность лучше справляться с внутренними и внешними проблемами.

Если же искатель по своему темпераменту не подходит для двух первых методов (джняны и бхакти), а по обстоятельствам (например, по возрасту) и для третьего метода (Йоги), то он должен пытаться следовать карма-марге (пути карма-йоги – выполнению добрых дел, например служению обществу).

Его благородные задатки становятся более заметными, и он получает бескорыстное наслаждение. Его эго делается менее самоуверенным и имеет шанс расширить свою лучшую сторону.
Человек должным образом подготавливается для движения по одному из трех вышеупомянутых путей. Его интуиция может также непосредственно развиваться при помощи единственно этого метода.

П. Может ли последовательность мыслей или серия вопросов вызвать самогипноз? Не следует ли привести мысли к одной-единственной точке, анализируя не поддающееся анализу, элементарное, смутно воспринимаемое и неуловимое "Я"?

М. Да. Это на самом деле напоминает созерцание пустоты или блестящего кристалла, или света.

П. Может ли мысль быть зафиксирована на этой точке? Как?

М. Если ум отвлекается, то немедленно спросите себя: "Для кого возникли эти отвлекающие мысли?" Это быстро возвратит вас к точке "Я".

П. Как долго ум может оставаться или удерживаться в Сердце?

М. Этот период увеличивается по мере практики.

П. Что происходит в конце этого периода?

М. Ум возвращается к нынешнему, обычному состоянию. Единство в Сердце заменяется множеством воспринимаемых феноменов. Это и называется вовне обращенным умом. Ум, пребывающий в Сердце, называется покоящимся умом.

П. Является ли весь этот процесс чисто интеллектуальным или
он происходит на чувственном уровне?

М. Верно последнее.

П. Каким образом все мысли прекращаются, когда ум пребывает в Сердце?

М. Силой воли и твердой верой в истинность наставления Учителя, говорящего об этом.

П. Чем этот процесс полезен?

М.
1. Покорение воли – развитие концентрации.
2. Покорение страстей – развитие бесстрастия.
3. Усиленная практика добродетели – равенство ко всему [саматва].

П. Зачем принимать этот самогипноз размышления о невообразимом? Почему бы не использовать другие методы типа созерцания свечи, задержки дыхания, слушания музыки или внутренних звучаний, повторения священного слога ОМ [пранава] или других мантр?

М. Пристальный взгляд на свет притупляет ум и вызывает на некоторое время оцепенение воли, но постоянной пользы не приносит. Дыхательный контроль лишь временно парализует волю; то же происходит и при слушании звуков, если это не священная мантра, обеспечивающая помощь Высшей Силы в очищении и возвышении мыслей.

54

Преданный. Каковы взаимоотношения между регулированием мыслей и регуляцией дыхания?

Махарши. Мысли (интеллект) и дыхание, кровообращение и другие (вегетативные) активности все являются различными аспектами Одного и того же индивидуальной жизни. Они зависят от жизни (или на языке метафор: "находятся в жизни " или "присущи жизни "). Личность и прочие идеи имеют свое происхождение здесь же – как активность жизни. Если дыхание или другая жизненная активность принудительно подавляется, то тем самым подавляется и мышление. Если же мысль насильственно замедляется и привязывается к некой точке, то замедляется и жизненная активность дыхания, оно становится ровным и ограниченным самым низким уровнем, еще совместимым с сохранением жизни. В обоих случаях отвлекающее разнообразие мыслей временно подавляется. Такое взаимодействие замечательно также и с другой стороны.

Возьмем волю к жизни. Она является силой мысли. Именно она поддерживает и подкрепляет жизнь и отодвигает смерть, когда остальные жизненные силы почти исчерпаны. При отсутствии такой силы воли смерть приходит быстрее. Поэтому и говорят, что мысль несет на себе жизнь в этой плоти и переносит её от одного плотского тела к другому.

П. Существуют ли какие-либо вспомогательные средства для
1) концентрации и 2) избавления от отвлекающих факторов?

М. На физическом уровне пищеварительные и другие органы необходимо сохранять свободными от раздражения. Поэтому пища должна регулироваться и по количеству, и по качеству. Нужно есть то, что не раздражает, избегая красного перца, избытка соли, лука, вина, опиума и прочего. Избегайте запоров, сонной одури и возбуждения, а также любой пищи, которая ведет к этому.

На ментальном уровне интересуйтесь только одним предметом и фиксируйте свой ум на нём. Пусть ваш интерес будет всепоглощающим, чтобы исключить всё остальное. В этом состоит бесстрастие [вайрагья] и концентрация. Таким предметом можно выбрать Бога или мантру. (В результате практики) ум приобретает силу для того, чтобы захватить трудноуловимое и слиться с ним.

П. Отвлечения являются результатом врожденных склонностей. Можно ли избавиться и от них?

М. Да. Многие сделали так. Верьте, что это возможно! Они совершили это, поскольку верили, что смогут. Васаны [предрасположенности] могут быть стерты. Это должно выполняться концентрацией на том, что свободно от васан, но, тем не менее, является их сердцевиной.

П. Как долго должна продолжаться практика?

М. Пока не будет достигнут успех и йогическое освобождение не станет постоянным. Успех порождает успех. Если преодолено нечто одно, вас отвлекающее, то затем преодолевается другое и т. д., до победы над всем, что отвлекает. Этот процесс напоминает покорение вражеской крепости, когда враги уничтожаются один за другим по мере того, как они выходят из неё.

П. В чем цель этого процесса?

М. Осознание Реальности.

П. Какова природа Реальности?

М.
1. Вечное Бытие – без начала и конца.
2. Бытие, пребывающее повсюду, бесконечное, беспредельное.
3. Бытие, лежащее в основе всех форм, всех изменений, всех сил, всей материи и всего духа. Множественное меняется и проходит (феномены), тогда как Единое всегда длится (ноумен).
4. Единое, которое замещает триады, например познающий, знание и познаваемое. Триады являются только кажимостью во времени и пространстве, тогда как Реальность находится за ними и вне их. Они напоминают мираж над Реальностью и являются следствием заблуждения.

П. Если "я" – тоже иллюзия, то кто прекращает эту иллюзию?

М. "Я" сбрасывает иллюзию "Я" ("я") и, тем не менее, остаётся как "Я" (Я). Таков парадокс Само-реализации, но осознавший не видит в нём никакого противоречия. 

Вы отказываетесь от какого-либо "моего" имущества. Но если вместо этого отбросить "я" и "мое", то всё бросается одним махом, так как само семя владения утрачено.

Таким образом, зло пресекается в самом зародыше или же уничтожается в зачатке. Чтобы это сделать, бесстрастие [вайрагья] должно быть очень сильным. Рвение искателя должно быть таким же, как у тонущего, который стремится выбраться на поверхность воды, чтобы спасти свою жизнь.

П. Нельзя ли уменьшить все эти трудности и сложности припомощи Учителя или Ишта Дэваты (Бога, выбранного для почитания)? Не могут ли они дать нам силу видеть наше Я таким, каким Оно является – превратить нас в Себя – и взять в Само-реализацию?

М. Ишта Дэвата и Гуру являются вспомогательными средствами, очень мощными помощниками на этом пути. Но чтобы помощь была эффективной, требуется и ваше собственное усилие. Ваше усилие – это sine qua поп (необходимое условие - лат.). Вы должны сами увидеть солнце. Могут ли очки или солнце видеть за вас? Вы должны сами увидеть свою истинную природу. И не так уж много потребуется помощи, чтобы сделать это!

П. Как моя свободная воля соотносится с несказанной мощью Всемогущего?
1. Совместимо ли всеведение Бога со свободной волей эго?
2. Совместимо ли всемогущество Бога со свободной волей эго?
3. Совместимы ли законы природы со свободной волей Бога?

М. Да. Свободная воля сейчас проявляется для ограниченной способности зрения и воли. То же самое эго видит свои действия в прошлом вписывающимися в рамки "закона", или правил, и как его собственная свободная воля является при этом одним из звеньев в той линии действия закона.

После этого эго видит, что всемогущество и всеведение Бога действовали через видимость его собственной свободы воли. Таким образом, духовный практик приходит к выводу, что действия должны быть цепью кажимостей (ибо все они – действия Бога). Законы природы - суть проявления Божественной воли, и таковыми они были установлены.

П. Является ли изучение науки, психологии, физиологии, философии и т. д. полезным:
1) для овладения искусством йогического освобождения;
2) для интуитивного осознания единства Реального?

М. В очень малой степени. Для йоги требуется некоторое знание, и его можно найти в книгах. Но необходимо практическое приложение, и здесь личный пример, личный контакт и личные наставления являются наиболее полезными средствами.

Что касается другого (аспекта вопроса), то человек может ценой огромных усилий (интеллектуально) убедить себя в Истине, постигаемой интуитивно, например, в её, Истины, природе и функции, но подлинная интуиция сродни чувству и требует практики и личных контактов. Просто книжная ученость не слишком полезна. После Реализации весь интеллектуальный багаж является только бесполезной обузой и выбрасывается за борт как лишний груз.

Отделаться от эго – необходимо и естественно.

П. Чем сновидение отличается от бодрствования?

М. В сновидениях человек пользуется другими телами, и они снова входят в это (физическое) тело, когда человек пробуждается от сна, в котором имел чувственные контакты.

П. Что такое счастье? Оно присуще А т м а н у или объекту, или оно состоит в контакте субъекта и объекта? Мы ведь не видим счастья в своих делах. Когда же оно действительно возникает?

М. Мы говорим о счастье, когда имеем контакт желательного типа или память об этом или когда свободны от нежелательных контактов или памяти о них. Такое счастье является относительным и лучше называть его удовольствием.
Но люди хотят абсолютного и постоянного счастья. Однако оно свойственно не объектам, а Абсолюту. Такое счастье – это Покой, свободный от боли и удовольствия; оно – нейтральное состояние.

П. В каком смысле можно говорить, что счастье есть наша истинная природа?

М. Совершенное Блаженство есть Брахман. Совершенный Покой исходит от А т м а н а . ОН один существует и суть Сознание. К этому же выводу можно прийти, во-первых, рассуждая метафизически и, во-вторых, опираясь на путь Преданности [бхакти марга]. Мы молим у Бога Блаженство и получаем его посредством Милости. Даритель Блаженства сам должен быть Блаженством и, кроме того, Бесконечным Блаженством. Поэтому Ишвара является личностным Богом, носителем бесконечной силы и Блаженства.

Брахман является Блаженством, безличным и абсолютным. Ограниченные эго, имеющие своим источником Брахмана, а затем Ишвару, являются по своей духовной сути только Блаженством.

Биологически организм действует, поскольку такие его функции сопровождаются счастьем. Это именно удовольствие и помогает нам расти: пища, упражнения, отдых и общение. Психология (и метафизика) удовольствия, возможно, в этом и состоит.

Наша природа первично едина, целостна, полна, блаженна. Примите это как возможную гипотезу. Творение мира – это разделение целостного Божественного на Бога и Природу [майя или пракрити].

Эта майя состоит из двух частей: пара1 – поддерживающая сущность и восьмеричная апара (пять элементов, ум, интеллект и эго).

Совершенство эго вдруг внезапно нарушается, и возникает некая потребность в чем-то, что порождает желание получить что-то или сделать что-то. Когда эта потребность снимается удовлетворением возникшего желания, эго делается счастливым и исходное совершенство кажется восстановленным. Следовательно, можно сказать, что счастье – наше естественное состояние, или природа.

Удовольствие и боль являются относительными и относятся к нашему состоянию ограниченности, в котором прогрессом служит удовлетворение потребностей.

Если подобный относительный прогресс остановлен и душа сливается с Брахманом, природой которого является совершенное спокойствие, то такая душа перестает пользоваться относительным, временным, удовольствием и вкушает совершенный покой – Блаженство. Следовательно, Само-реализация – это Блаженство; это осознание А т м а н а как неограниченного Духовного Ока [джняна дришти], а не ясновидения; это высочайшая само-отдача. Сансара (мировой круговорот) – это печаль.

П. Почему сансара – творение и ограниченное проявление – так полна горя и зла?

М. Воля Бога!

П. Почему Бог так проявляет волю?

М. Непостижимо. Такой Силе невозможно приписать никакого мотива – ни желание, ни стремление достичь не утверждаются этим единым бесконечным, всезнающим и всемогущим Существом. Бог не затрагивается действиями, происходящими в Его присутствии. Сравните это с солнцем и мирскими активностями.

Нет смысла приписывать ответственность и побуждение Единому, прежде чем Оно становится множеством. Но воля Бога, порождающая предписанный ход событий, есть хорошее разрешение проблемы свободы воли (vexata quaestio (лат).- проклятый вопрос) .

Если ум беспокоится вследствие чувства несовершенства и неудовлетворенности тем, что выпадает на нашу долю, или тем, что совершено и упущено нами, то будет мудро отбросить чувство ответственности и свободу воли, считая, что мы являемся инструментами Мудрейшего и Всемогущего, дабы совершать и претерпевать то, что угодно Ему. Он несет все ноши и даёт нам Покой.

55

http://www.ashram.ru/ashrams/ramana/ram0.jpg

Ответы Мастера на вопросы учеников


— Как я могу достичь Самореализации?

— Реализация не есть нечто такое, что должно быть завоевано — она уже здесь. Все, что необходимо, это отбросить мысль «я еще не реализован»! Внутренний покой или Мир — это и есть Реализация. Нет такого момента, когда Атман (Истинное Я) отсутствует. Поскольку имеет место сомнение и ощущение не-Реализации, то надо предпринимать попытки освободиться от этих мыслей, вызванных отождествлением Атмана(Истинного Я) и не-Атмана(ложное Я - эго). Когда не-Атман (эго) исчезает, остается только Атман (Истинное Я), так же как для освобождения места в комнате достаточно просто убрать часть загромождающей ее мебели: свободное место не надо приносить откуда-то извне.

— Поскольку Реализация невозможна без уничтожения всех склонностей ума, то как же мне реализовать то состояние, в котором эти склонности действительно уничтожены?

— Вы уже находитесь в этом состоянии сейчас!

— Значит ли это, что если держаться за Атман, то склонности ума будут уничтожаться, как только они появятся?

— Они сами будут уничтожаться, если вы останетесь тем, кто вы есть.

— Как мне достичь Атмана?

— Не существует достижения Атмана. Если бы Атман был достижим, то это означало бы, что Атмана нет здесь и теперь, но что Он еще должен быть получен. Приобретенное вновь будет также и утрачено, а значит, оно будет непостоянным. Что непостоянно, то не заслуживает приложенных усилий. Потому я и говорю, что Атман не достигается. Вы уже являетесь Атманом. Вы уже — ТО. Но вы не знаете о своем истинном состоянии, полном блаженства, так как неведение (буквально «покрывало»), закрывает чистый Атман, который есть Блаженство. Практические усилия направляются только на то, чтобы удалить эту завесу неведения, являющуюся просто ошибочным знанием. Ошибочное знание — это ложное отождествление Атмана с телом, умом и т. д. Оно должно уйти, и тогда останется только Атман. Следовательно, Реализация уже имеет место для каждого и не делает различия между искателями. Сомнения в возможности Реализации и идея «я-еще-не-реализован» сами являются препятствиями. Будьте свободны и от этих препятствий.

— Как долго следует практиковать, чтобы достичь мукти?

— Мукти не достигается в будущем. Освобождение присутствует вечно, здесь и теперь.

— Согласен, но опыт мне этого не говорит.

— Переживание Освобождения всегда — здесь и сейчас. Человек не может отрицать свое собственное Я.

— Но это означает существование, а не счастье.

— Бытие — это то же, что и Счастье, а Счастье — то же, что и Бытие. Слово мукти обладает побудительной силой. Почему следует искать мукти? Человек считает себя зависимым, а потому ищет Освобождения. Однако факт в том, что нет зависимости, а есть только мукти. Зачем же придумывать для Освобождения имя и искать его?

— Правильно, но мы невежественны.

— Тогда удалите неведение. Это все, что требуется сделать. Все вопросы, касающиеся мукти, недопустимы. Мукти означает освобождение от рабства, подразумевающее его настоящее существование. Нет никакого рабства, следовательно, нет и освобождения.

— Какова природа осознания у духовных искателей с Запада, рассказывающих о вспышках космического сознания?

— Оно вспыхивает и исчезает. Имеющее начало должно также и кончиться. Только после Реализации вечно присутствующее Сознание будет постоянным. В действительности же оно всегда с нами. Каждый знает: «Я есмь». Никто не может отрицать своего собственного бытия.

Чувство «Я есть тело» — ошибка, и это ложное значение «Я» должно уйти. Истинное Я всегда присутствует здесь и теперь, никогда не появляясь сызнова и не исчезая вновь. То, которое ЕСТЬ, должно существовать вечно, а появляющееся снова будет утрачено. Сравните глубокий сон и бодрствование. Тело возникает в одном состоянии, но не в обоих, и, следовательно, оно будет потеряно.

Сознание же является предсуществующим, и оно переживет тело. Нет человека, который не говорил бы: «я есть», но ошибочное понимание «Я есть тело» — причина всех бедствий. Это неверное представление должно уйти. ТО — есть Реализация. Реализация не является ни приобретением чего-либо незнакомого, ни новой способностью. Она состоит просто в удалении всех муляжей и иллюзий.

Окончательная Истина проста, и она есть не что иное, как пребывание в первоначальном, чистом истинном состоянии. Это все, что нужно сказать.

— Разве реализация абсолютного Бытия, то есть Брахма-джняна, не есть нечто совершенно недостижимое для подобного мне мирянина?

— Брахма-джняна не является знанием, которое должно быть приобретено извне как непременное условие счастья. Следует только отбросить точку зрения неведения, так как Атман, который вы стремитесь познать, это поистине вы сами.

Ваше мнимое неведение причиняет вам ненужную печаль, подобно тому, как десять глупцов горевали об «утрате» десятого, который никогда не терялся.

В известной притче десять дураков вброд переходили реку и, достигнув другого берега, захотели убедиться в том, что все они благополучно ее перешли. Один из десяти начал считать, но, считая других, пропустил себя. «Я вижу только девятерых. Значит, мы потеряли одного. Кто бы это мог быть?» — спросил он.

«Ты правильно посчитал?» — спросил другой и начал считать сам. Но и он тоже насчитал только девятерых. Один за другим каждый из десяти насчитывал лишь девятерых, пропуская себя. «Значит, нас девять, — решили они. — Но кого не хватает?» Все усилия обнаружить «пропавшего» были безуспешны. «Кто бы он ни был, он утонул, — заявил самый сентиментальный из десяти глупцов. — Мы потеряли его». Сказав это, он залился слезами, и остальные девять последовали его примеру.

Увидев на берегу реки плачущих людей, исполненный сочувствия путник спросил, в чем причина их горя. Ему объяснили случившееся и сказали, что даже после неоднократных проверок они не смогли насчитать более девяти человек. Услышав этот рассказ, но видя всех десятерых перед собой, путник сообразил, в чем дело.

Для того чтобы глупцы поняли, что в действительности их десять, и все они благополучно выбрались на берег, он сказал им: «Пусть каждый из вас назовет свой номер последовательно: один, два, три и так далее, в то время как я буду наносить ему удар, чтобы вы убедились, что включены в счет и притом только раз. Тогда и найдется «пропавший» десятый. Услышав это, глупцы обрадовались и согласились.

Пока добрый путник раздавал удары по очереди каждому из десятерых, получивший удар громко считал себя. «Десять», — сказал последний, получив последний по очереди удар. В замешательстве они смотрели друг на друга. «Нас десять», — сказали они в один голос и поблагодарили путника за избавление от горя.

Такая вот притча. Откуда появился десятый? Был ли он вообще потерян? Познанием того, что он был здесь все время, обрели ли они что-нибудь новое? Причина их горя состояла не в реальной утрате одного человека из десяти, а в их собственном заблуждении, ибо они предположили, что один из них потерян, хотя и не поняли, кто именно, потому, что каждый раз насчитывали девятерых.


Вы находитесь в точно такой же ситуации. Воистину у вас нет причин страдать и быть несчастным. Вы сами налагаете ограничения на свою истинную природу бесконечного Бытия, а затем плачетесь, что вы всего лишь ограниченное создание.

Поэтому вы избираете эту или ту садхану, чтобы превзойти несуществующие ограничения. Но если сама ваша садхана предполагает существование этих ограничений, то как же она поможет вам выйти за их пределы?
Поэтому я и говорю вам: познайте, что в действительности вы есть бесконечное, чистое Бытие, Абсолютное Я. Вы всегда являетесь тем Aтманом и ничем иным, кроме того Атмана. Следовательно, вы никогда не можете быть в действительном неведении относительно этого Атмана.

Ваше неведение является просто формальным, подобным неведению десяти глупцов об «утрате» десятого. Оно и есть это неведение, которое вызвало их горе.

Познайте затем, что истинное Знание не творит для вас нового бытия, а лишь удаляет ваше «невежественное неведение». Блаженство не добавляется к вашей природе, оно только открывается как ваше истинное и естественное Состояние, Вечное и Неразрушимое. Единственный путь избавиться от вашего горя — это Познать Себя и БЫТЬ Самим Собой. Каким образом это может быть недостижимым?

— А как возникло эго?

Эго нет. Иначе, не принимаете ли вы наличие двух «Я»? Как может существовать авидья (невежество) в отсутствии эго? Если вы начнете исследование, то обнаружите отсутствие всегда несуществующей авидьи или же скажете, что она бежала.

Неведение свойственно только эго. Почему вы думаете об эго, а затем страдаете? С другой стороны, что такое неведение? Оно — то, что реально не существует, однако мирская жизнь требует гипотезы авидьи, которая есть наше невежество и ничего более, незнание, или забывчивость Себя, Атмана. Может ли быть темно при сиянии солнца? Аналогично, может ли устоять неведение перед самоочевидным и самосветящимся Атманом? Если вы познали Атман, то не будет ни темноты, ни невежества, ни страдания.

Это только ум чувствует беспокойство и невзгоды, а темнота не появляется и не исчезает. Смотрите на солнце и — темноты не будет. Подобным образом ищите Атман — и обнаружите, что авидьи нет.


— Это жестокость Божьей лилы (игры) — делать познание Атмана таким трудным.


— Знание Атмана есть бытие Собой, а бытие означает существование, свое собственное существование. Никто не отрицает его, так же как и наличие своих глаз, хотя человек сам не может их видеть. Беда в том, что вы хотите воплотить Атман тем же путем, что и свои глаза, когда ставите перед ними зеркало. Вы так привыкли воплощать, что утратили знание Себя просто потому, что Атман не может быть визуализирован. Кто должен познать Атман? Может ли не чувствующее тело познать Его? Вы все время говорите или думаете о своем «Я», однако, будучи спрошенным, отрицаете знание его. Вы являетесь Aтманом, но спрашиваете, как познать Атман. Где же тогда Божья лила и ее жестокость? Именно из-за этого отрицания людьми Атмана писания и говорят о майе, лиле и т. п.


— Помогает ли моя Реализация другим?


— Да, конечно, и это наилучшая помощь из возможных. Но нет «других», которым она нужна, ибо Осознавший видит только Атман. Формы и образы присутствуют лишь при отождествлении себя с телом, но когда вы выходите за его пределы, то «другие» исчезают вместе с вашим сознанием тела.

— Теоретически я понимаю, но они, «другие», все еще здесь.

— Да. Это похоже на показ кинофильма, где свет освещает экран, а тени двигаются по нему, впечатляя зрителей натуральностью некоторой картины. Если на том же сеансе будет показана и публика как часть представления на экране, то оба — видящий и видимое — на нем отразятся. Примените это к себе. Вы — экран, Атман, сотворивший эго, имеющее наросты мыслей, которые проявляются как мир, деревья и растения, о которых вы спрашивали. На самом деле все они ничто иное, кроме Атмана. Если вы видите Атман, то Он будет обнаружен везде и всегда. Существует только Атман.— Ответы просты, прекрасны и убедительны. Но я понимаю все только теоретически.

— Даже мысль «я не реализован» — это помеха. Фактически, Атман один ЕСТЬ. Наша истинная природа — мукти, но мы воображаем себя связанными и предпринимаем разнообразные, напряженные попытки освободиться, в то время как все уже являемся свободными. Это станет окончательно понятно только при достижении данной стадии и нас удивит, как это мы неистово пытались достичь чего-то, чем всегда были и являемся.

Вопрос прояснит следующая иллюстрация. Человек заснул в этом холле. Ему снится, что он отправился в кругосветное путешествие, скитается по горам, долинам, лесам, пустыням и морям, пересекает различные континенты и через много лет утомительного и напряженного путешествия возвращается в эту местность, достигает Тируванамалаи, приходит в Ашрам и входит внутрь холла. Как раз в этот момент он просыпается и обнаруживает, что не двигался ни на дюйм, а просто спал, не сходя с места.

Он вовсе не возвращался в холл после великих усилий, но есть и всегда был в этом холле. Ваша ситуация в точности подобна этой, и, если спрашивают: «Почему, будучи свободными, мы воображаем себя связанными?», я отвечаю: «Почему, будучи в холле, вы представляете, что путешествовали по миру, пересекая горы и долины, пустыни и моря? Все это ум, или майя (иллюзия)».

— Тогда каким образом возникает неведение этой единой и единственной Реальности в случае аджняни (того, кто не осознал Себя)?

— Обычный человек видит только ум, который есть просто отражение Света чистого Сознания, возникающего в Сердце. О Сердце, как таковом, он находится в неведении. Почему? Потому что его ум направлен наружу и никогда не искал своего Источника.

— Что мешает безграничному, неразличенному Свету Сознания, поднимающемуся из Сердца, самому открыться для аджняни?

— Как вода в горшке отражает громаду солнца внутри узких пределов горшка, так и скрытые тенденции ума личности, действуя, как средство отражения, ловят всепроникающий, безграничный Свет Сознания, идущий из Сердца, и преподносят в форме отражения феномен, называемый умом. Наблюдая только это отражение, человек вводится в заблуждение верой, что он есть конечное существо, джива, индивидуальное «я».

56

http://ganga.ru/img/book/cover27.jpg

источник



«Будьте тем, кто вы есть.

Нечему снисходить или проявляться.

Необходимо только потерять эго.

То, которое ЕСТЬ, всегда здесь присутствует.

Даже сейчас вы – ТО и не отдельны от Него.

Пустота видима вами, и вы находитесь тут, чтобы видеть её.

Зачем ждать? Мысль "Я ещё не увидел", надежда увидеть и жажда обрести что-нибудь – всё это работа эго. Вы попались в силки эго.

Эго говорит всё это, а не вы. Будьте собой – и только!

Реальность – просто утрата эго. Уничтожьте эго поиском его подлинности.

Так как эго не имеет действительного бытия, то оно непроизвольно исчезнет, а Реальность затем будет сиять Сама по Себе.

Это – прямой метод, тогда как все остальные методы выполняются только при помощи эго.

Не существует большего таинства, чем это: бытием Реальности мы стремимся добиться Реальности.

Мы думаем, что есть нечто, скрывающее нашу Реальность, и что оно должно быть уничтожено перед завоеванием Реальности.

Это смехотворное заблуждение.

Рассвет наступит, когда вы сами будете смеяться над вашими прошлыми усилиями.

То, которое возникнет в тот день вашего смеха, уже присутствует здесь и теперь.»

57

http://s2.uploads.ru/FDqoW.jpg

Рамана Махарши "ПРОБЛЕМА САМОПОСТИЖЕНИЯ"



Из книги: "Беседы со Шри Рамана Махарши". Тируваннамалаи, 1963, выборочно



Вопрос - Какова природа счастья?

Рамана Махарши - Счастье - прирожденное состояние человека и не зависит от внешних причин. Чтобы открыть запасы чистого, неомраченного счастья, нужно постичь себя, свое истинное Я (Атман).

В. - Кто Я? Как это узнать?

Р.М. - Задай этот вопрос самому себе, вопрошающему. Я - это то, что остается после того, как устраняется не-Я.

В. - Что мешает постичь себя?

Р.М. - Привычки ума, стереотипы мышления (Васаны). Преодолевать их следует путем самопостижения, хотя это и кажется порочным кругом. Эго создает из этого проблему, а потом застывает в смущении перед неразрешимым парадоксом. Искать нужно не ответ, а вопрошающего.

В. - Что может помочь самопостижению?

Р.М. - Помочь могут Писания и те, кто постиг. Обратись к мысли "я" и проследи за ней до ее истоков, благодаря этому мысль исчезнет и останется только Я.

В. - Разве интеллект не способствует самопостижению?

Р.М. - Лишь до определенной стадии. Пойми, что Я находится за пределами мысли, следовательно, чтобы постичь себя, нужно выйти за пределы интеллекта.

В. - Можно ли постичь себя с помощью Писаний?

Р.М. - Знание, почерпнутое из книг, способствует самопостижению только в том смысле, что делает человека духовно настроенным.

В. - Цель Йоги, по определению, состоит в воссоединении индивида с универсумом путем устранения иллюзии их разделённости. Какова природа этой иллюзии?

Р.М. - Иллюзии для кого? Пойми это, и иллюзия исчезнет. Как правило, люди хотят выяснить природу иллюзии, упуская из виду, для кого она существует. Это безумно. Предполагается, что иллюзия находится вовне и неизвестна, а искатель находится внутри и известен. Вместо того, чтобы пытаться понять далекое неизвестное, пойми для начала ближайшее внутреннее.

В. - Как познать себя?

Р.М. - Обособленному существу кажется, что оно познает что-то отличное от себя, что оно - субъект, зрящий, который познает объект, зримое. Между тем такая точка зрения возможна лишь в том случае, когда есть нечто третье, связующее зрящего со зримым, а именно, сила зрения, ум. Выделяя "объект" и "субъект", то есть два разных объекта, ум отождествляет себя с одним из них - "субъектом" - и выступает в качестве эго. Самопознание есть последовательное отрешение зрящего от зримого, в результате чего зримое становится все более тонким, пока не исчезнет вовсе. Этот процесс называется Дришья Вилайя, растворение зримого.

В. - Зачем устранять объекты? Разве нельзя постичь себя и без этого?

Р.М. - Нет. Устранение зримого означает не что иное, как устранение иллюзорной обособленности зрящего и зримого, утверждение истинного тождества субъекта и объекта.

Объект сам по себе нереален. Все зримое, включая эго, - это объект. После устранения нереального остается реальность. Когда веревку принимают за змею, истинное положение дел проясняется лишь после того, как устраняется ложный образ змеи. Без такого устранения нельзя постичь истину.

В. - Как и когда происходит растворение зримого?

Р.М. - Оно происходит лишь после того, как растворяется иллюзорный субъект - "сила зрения", ум. Ум - создатель субъекта и объекта, причина дуалистических концепций, идей и образов. Он служит причиной ложных представлений об ограниченном "я". Ум по природе своей беспокоен. Для начала нужно успокоить его, сделать менее рассеянным, приучить его смотреть внутрь, сделав это привычкой.

В. - То есть мы должны избавиться от злобы, похоти и т.п.?

Р.М. - Избавься от мыслей. Ты не должен избавляться ни от чего другого. Действия и чувства не порабощают человека. Его порабощает только ложная мысль "я - действующее лицо" (Ахамкара, эго). Оставь эту мысль и предоставь телу и чувствам беспрепятственно играть свои роли без твоего вмешательства.

Речь идет об устранении неведения, а не о приобретении знания. Поручать эту задачу уму - все равно, что переодевать вора в полицейского и поручать ему ловить вора, то есть самого себя. Ум - вор, слови его и верни себе счастье.

В. - Как узнать человека высокой духовности? О некоторых подвижниках говорят, что они выглядят как сумасшедшие.

Р.М. - Духовность может распознать лишь духовный человек. Покой ума, который пропитывает окружающую атмосферу, - единственный признак, по которому можно судить о величии святого. Его слова, действия или внешность не могут служить показателем, ибо их смысл, как правило, недоступен пониманию обычных людей.

В. - Исчезают ли ум и чувства после смерти тела, или они переживают его?

Р.М. - То, что родилось, должно умереть. Чьим было это рождение? Ты не знаешь, кем ты был до рождения, и тем не менее, хочешь узнать, кем станешь после смерти. Прежде, чем думать о том, что будет, подумай о том, что есть.

Знаешь ли ты, кто ты в настоящий момент?... У кого возникают эти вопросы о будущем? Познай свою Сущность, свое истинное Я и подобные вопросы исчезнут. Ведь вопросы исчезают через некоторое время после того, как ты заснул. Почему? Разве ты сейчас отличаешься от того, который спал? Нет. Почему же эти вопросы возникают теперь, а не во время сна? Выясни это.

В. - Реален ли видимый мир?

Р.М. - Он реален в той же мере, что и видящий его. Видящий, видимое и видение образуют триаду. Реальность запредельна этим трем. Они преходящи, временны, - они появляются и исчезают. Истина же пребывает вечно.

В. - А созерцание Бога?

Р.М. - В "Бхагавадгите" Шри Кришна говорит Арджуне: "Можешь видеть Меня таким, каким хочешь". Это означает, что образ Его обусловлен желаниями и наклонностями созерцающего. Люди говорят о "созерцании Бога", и все же каждый рисует Его сам. В зримом присутствует зрящий.

Гипнотизер ведь тоже может заставить тебя видеть необычные вещи. В этом случае ты говоришь о "фокусе", тогда как в другом случае - о "Боге". С чем связано такое различие? Ничто зримое не может быть реальным.

В. - Какова же цель творения?

Р.М. - В том, чтобы дать возникнуть этому вопросу.

В. - Какова природа наших стремлений?

Р.М. - Посмотри, что происходит с подброшенным в воздух камнем. Он покидает свое место и направляется вверх, при этом, он стремится вернуться вниз и находится в движении до тех пор, пока не возвращается в первоначальное положение, где и обретает покой. То же происходит с водами океана: испаряясь, они образуют тучи, гонимые ветрами, тучи сгущаются в воду и выпадают дождем, вода стекает с гор в виде бурлящих потоков и, наконец, по равнинным рекам вливается в океан, свой первоисточник, - достигнув же его, успокаивается. Ты видишь, таким образом, что где бы ни появилось чувство отделённости от своего истока, там возникает волнение и движение, которое продолжается до тех пор, пока чувство отделённости не исчезнет и не воцаряется покой.

С человеком происходит то же самое. Пока он отождествляет себя с телом (а также чувствами, умом, эго), он не знает своей подлинной природы, своего истинного Я, Сущности, и существует как бы отдельно от нее. Неосознанное стремление к преодолению своей отделенности от Истока выражается у человека в стремлении к счастью, а наиболее зрелой формой такого стремления является духовное стремление.

В. - Что служит вершиной и истоком нашего стремления?

Р.М. - В должное время мы узнаем, что достигаем триумфа там, где нас уже больше нет.

В. - Означает ли это, что нам следует стремиться нивелировать свою индивидуальность?

Р.М. - Чью индивидуальность? Люди остро сознают не свою индивидуальность, как им кажется, а свою индивидуальность.
Препятствием служит не индивидуальность как таковая, а ложное самоотождествление, ото-ждествление себя с различными индивидуальными качествами, которое выступает затем в форме обособленного эго. В своем самодовольстве это эго подобно высеченной у подножия башни скульптуре, которая всей своей позой и взглядом дает понять, что это она держит башню на своих плечах.

Можно сказать, что тело, чувства, мысли и т.д. - это крест. Эго или мысль "я - это тело, чувства, мысли и т.д." - это Сын Человеческий. Когда эго распято, оно воскресает истинным Я, Сыном Божиим. Ведь и в вашем Писании сказано: "Если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода. Любящий душу свою погубит её, а ненавидящий душу свою в мире сем сохранит её в жизнь вечную" (Ин 12, 24-25).

В. - Я не совсем улавливаю твою мысль.

Р.М. - Об этом можно сказать и другими словами. Золото - не украшение, а украшение - золото и ничто иное. Какую бы форму ни придавать украшениям, как бы различны они не были, есть лишь одна реальность - золото. Точно так же обстоит дело с Я и не-Я.

Единственная реальность - наша подлинная природа, истинное Я. Отожествлять себя с не-Я (телом и т.п.) и искать счастья - всё равно, что пытаться переплыть реку на спине крокодила. Понимание этого обстоятельства составляет необходимое условие любой Садханы (духовной практики).

В. - Какова природа различных видов Садханы и какой из них предпочтительнее?

Р.М. - Смысл практики в том, чтобы не давать забывать о цели. Практика помогает нам не отвлекаться на другие предметы. Выбор же её определяется способностями и наклонностями практикующего. Все виды практики в конечном счете растворяются в единой Истине. Ведь всё это - лишь различные виды наших усилий отрешиться от неистинного посредством устремления ума к одной только Истине. И хотя эта Истина - мы сами в своем подлинном бытии, практика выглядит так, будто мы думаем об Истине, служим Истине, взываем к Истине и т.д. В действительности же наша деятельность сводится к устранению помех, препятствующих постижению нашего подлинного бытия.

В. - В какой мере можно быть уверенным, что Садхана увенчается успехом?

Р.М. - Самопостижение представляет собой постижение нашей вечной природы, а не приобретение чего-то нового. Новое не может быть вечным. Поэтому нет никаких поводов для сомнений - обретет или не обретет человек свое истинное Я.

В. - Способна ли благодать Божия ускорить духовное созревание человека?

Р.М. - Да, благодать - это начало и конец.

В. - Как обрести эту благодать?

Р.М. - Отречением от себя.

В. - Я все же не испытываю благодатного воздействия.

Р.М. - Желательна искренность. Отречение не предполагает произнесения каких-то обещаний и выдвижения каких-то условий. Оно от сердца. И если человек полностью вверил себя Ему, то что в нем будет взывать о благодати? Тот, кто отрекся от себя полностью, полностью охвачен благодатью.

В. - Можно ли постичь себя, не принимая Саньясу (обет отречения от мирской жизни, дома, семьи и имущества)?

Р.М. - Принять Саньясу означает принести в жертву свое эго. Это не то же самое, что выбрить тонзуру или облачиться в одежды цвета охры. Человек может быть главой семьи, но если он не отождествляет себя с главой семьи, значит он Саньясин. С другой стороны, человек может быть бродячим аскетом, но если он думает при этом, что он Саньясин, значит он не Саньясин.

В. - Разве Саньяса не предполагает отказ от имущества?

Р.М. - Отказ от имущества при сохранении эго не имеет смысла; если же эго устранено, обладание имуществом не имеет значения.

В. - Но ведь полное отречение от эго невозможно!

Р.М. - Да, это так. Вначале полное отречение невозможно. Но частичное отречение определенно возможно. Если бы оно было невозможно, невозможным было бы и самопостижение. Ты не в силах утвердить покой в уме. Это может быть достигнуто лишь посредством отречения.

В. - Каково направление ума после самоотречения?

Р.М. - Задает ли этот вопрос отрекшийся от себя ум?

В. - Какова подлинная основа самопостижения?

Р.М. - В основе лежит Атма-Видья (наука о Себе).

В. - Поясни нам эту Атма-Видью!

Р.М. - Атма-Видья - самая сложная из наук, и в то же время самая простая, так как Я изначально очевидно даже для самого недалекого человека и не нуждается в постижении. Однако несмотря на то, что Я столь очевидно, оно тем не менее скрыто. В этом повинно ложное отождествление Я с телом и т.п.

В. - Как возникает отождествление?

Р.М. - Благодаря мыслям. Ими окрашивается свет истинного Я. Если их устранить, Я будет светить своим светом.

В. - Как устранить мысли?

Р.М. - Нужно понять их основу. Все они связаны с мыслью "я", то есть с эго. Устрани эту мысль и все остальные исчезнут.

В. - Как устранить эту мысль?

Р.М. - Если найден её источник, она больше не возникнет.

В. - Где и как искать её источник?

Р.М. - В сознании того, что "я действую". Между тем Я - это чистое сознание. Поэтому всё, что необходимо для самопостижения, - это покой ума, ментальная тишина.

В. - Как успокоить ум?

Р.М. - Воду нельзя сделать сухой, ум может быть обуздан лишь поиском себя, думающего. Если искать думающего, мысли исчезнут.

В. - Исчезнут сами собою? Это же очень сложно!

Р.М. - Они исчезнут. Идея сложности сама по себе является препятствием для самопостижения. Её нужно преодолеть. Быть собой не сложно.

В. - Я понимаю, что истинное Я - за пределами эго, но это знание носит чисто теоретический характер. Как обрести практическое постижение истинного Я?

Р.М. - Постижение - это не что-то новое, что-то такое, что нужно было бы обретать. Оно уже есть, ты всегда был собой. Всё, что необходимо, - это избавиться от мысли "я еще не постиг себя". Не было такого момента, что-бы Я отсутствовало.

До тех пор, пока имеются сомнения в постижении, нужно прилагать усилия для отрешения от подобных мыслей.

В. - Не способствуют ли постижению хорошие мысли? Не являются ли они как бы нижней ступенью лестницы, ведущей к постижению?

Р.М. - Да, они способствуют постижению в том смысле, что отстраняют дурные мысли. Сами они в конце кон-цов также должны исчезнуть.

В. - Разве такие мысли не составляют фундамент постижения?

Р.М. - Нет. Мысли - хорошие или плохие - отдаляют от цели, а не приближают к ней, потому что Я пребывает за пределами мысли.

Мысли возникают вследствие отождествления Я с не-Я. Когда мы отрешаемся от не-Я, остается только Я. Для того, чтобы освободить какое-нибудь место, достаточно убрать с него вещи. Однако сама уборка не является причиной возникновения места. Оно существует даже будучи загроможденным вещами.

В. - Если убрать все мысли, останется пустота.

Р.М. - Отсутствие мыслей не означает пустоты. Должен быть кто-то, сознающий пустоту. Знание и незнание возникают благодаря уму, "силе зрения". Они порождаются дуализмом зрящего и зримого. Но Я пребывает за пределами знания и незнании. Чтобы узреть, осознать его, необходимо какое-то другое Я. Между тем Я только одно. Все, что отлично от Я, - это не-Я. Не-Я не может увидеть Я.

В. - Но существование того, что принципиально не наблюдаемо, не воспринимаемо, немыслимо и т.д. не может быть доказано. Получается, что никакого "истинного Я" не существует.

Р.М. - Собственное существование не нуждается в доказательствах. Собственное существование очевидно для каждого.

В. - Вряд ли наше существование можно назвать существованием истинного Я. Это Я забывается в мирской суете.

Р.М. - Я никогда не забывается. Сейчас ты путаешь Я с не-Я, и это заставляет тебя говорить, что ты забыл не-кое "истинное Я". Для забвения не будет места, если с этой путаницей будет покончено. Я забыл - ладно, но что? Разве существуют два Я?

В. - Однако задаваясь вопросом "кто Я", я не получаю никакого внутреннего ответа.

Р.М. - Какого рода ответ ты хотел бы получить?

Разве тебя здесь нет? Что еще нужно? Где ещё ты можешь себя искать?

Ты вынужден задавать этот вопрос - "кто Я?" - потому что ты ошибочно отождествляешь Я с не-Я. Нелепо спрашивать, как постичь себя, будучи собой.

В. - И всё же, сколько я не ищу свое истинное Я, мне не удаётся найти его. Я зашел в тупик.

Р.М. - Как же ты можешь найти его? Ведь оно не существует отдельно от тебя. Оставь пока невозможность найти его. Где ты сейчас? Или ты хочешь сказать, что тебя нет? Разве есть два Я? Ты всё время говоришь "я ищу", "я спрашиваю"... Кто этот "я"?

В. - Я его не воспринимаю.

Р.М. - Так его и нельзя воспринять. Я не объект. Разве Я может отделиться от тебя, покинуть тебя хоть на мгновенье? Это своему уму ты позволяешь блуждать. Я же всегда на месте. Но когда твой ум сосредоточен, ты говоришь: "Атман не покидает мой ум ни на миг". Как нелепо!

В. - Я хочу отрешиться от не-Я, чтобы стало возможным постижение Я. Как это сделать? Каковы характерные черты не-Я?

Р.М. - Почему ты всё ещё занят феноменами? Есть некто, кто говорит о том, что от не-Я нужно отрешиться. Кто он?

В. - Я имею в виду себя же. Когда я еду из Калькутты в Мадрас, то должен узнать Мадрас, чтобы не выйти по ошибке на промежуточной станции. Поэтому во время путешествия я руководствуюсь указателями и расписанием. А чем я должен руководствоваться в поисках себя?

Р.М. - Сказанное тобой приложимо лишь к путешествию в Мадрас. Ты знаешь, как далеко находишься от Мадраса. Знаешь ли ты, как далеко находишься от себя?

В. - Не знаю.

Р.М. - Был ли ты когда-нибудь отделён от себя? Возможно ли это? Разве Я не самое близкое из всего, что есть?

В. - В настоящее время я далек от себя, я должен вернуться к истокам, чтобы обрести себя вновь.

Р.М. - Насколько ты далек от себя? Кто говорит, что он далек от себя? Могут ли быть два Я?

В. - Сказано ведь, что индивиды - это видоизменения Атмана, истинного Я, подобно разнообразным украшениям, сделанным из золота.

Р.М. - Если человек говорит об украшениях, игнорируя их субстанцию - золото, - ему напоминают, что они золотые. Но ты говоришь о себе как о видоизменении себя. Отделен ли ты от себя, что говоришь о себе, как о видоизменении?

В. - Разве нельзя представить, что золото говорит о себе, что оно - украшение?

Р.М. - Будучи неодушевленным, оно так не скажет. А человек одушевлен и не может действовать отдельно от сознания. Атман, истинное Я человека - это Чистое Сознание. Тем не менее, человек отождествляет себя с телом, которое само по себе неодушевленно и не может сказать по собственному почину "я - тело". Это говорит кто-то другой. Неограниченное, всеобъемлющее Я так не говорит. Кто же говорит это? Между Чистым Сознанием и неодушевленным телом возникает некое псевдо-Я, которое и воображает себя телом. Ищи это "я", и оно исчезнет, подобно призраку. Все Писания заняты борьбой с призраком эго. Твоей целью также является устранение иллюзии и ничто иное.

В. - Способствует ли Вайрагья (бесстрастие) достижению этой цели?

Р.М. - Несомненно.

В. - Какова природа бесстрастия?

Р.М. - Различение. Все люди стремятся к счастью, но большинство идёт по ложному пути, принимая за счастье удовольствия этого мира, которые неизбежно сменяются страданиями. Различать между тем, что приносит горе, и тем, что приносит радость, - и придерживаться последнего, - это и есть Вайрагья. Когда искушения этого мира для человека как бы "вылиняли" и утратили свой былой призывный блеск - это подлинная Вайрагья (дословно "обесцвеченность").

В. - Необходим ли наставник?

Р.М. - Да, если хотят научиться чему-то новому. Но что касается тебя - ты должен разучиться.

В. - Всё же учитель необходим, я полагаю.

Р.М. - Ты уже есть то, что ищешь. Поэтому учитель тебе не нужен.

В. - Но разве не помогает ищущему общение с тем, кто уже постиг?

Р.М. - Да. Оно помогает ему освободиться от иллюзии, будто он ещё не постиг.

В. - Скажи мне, как постичь?

Р.М. - Существуют различные методы, но все они нужны лишь для того, чтобы разгипнотизировать человека.

В. - Так разгипнотизируй меня! Скажи, какому методу следовать.

Р.М. - Где ты? Куда ты хочешь следовать?

В. - Я знаю, что "Я есмь", но я не знаю, кто Я есмь.

Р.М. - Следовательно, есть два Я?

В. - Я прошу ответить на мой вопрос.

Р.М. - Кто просит? Тот, который есть, или тот, который не знает кто он?

В. - Я есть, но я не знаю, кто я, каков я.

Р.М. - Сказать "я - это" означает сказать "я не то". Говорить "я - это" или "я - то" неверно, ибо и "то" и "это" - ограничения. Истинно лишь "Я есмь". Я молчаливо, а "тем" или "этим" его называет ум. Когда один человек думает, что "я - это", а другой, что "я - то", начинается борьба мнений, разгораются споры и Я окончательно исчезает под грудами аргументов.

Знай, что до тех пор, пока существует отождествление Я с не-Я, сомнения и вопросы будут возникать опять и опять, и никакой запас слов их не удовлетворит. Сомнениям придет конец лишь после того, как будет покончено с не-Я. Тем самым свершится самопостижение, в котором не останется того, кто мог бы сомневаться или задавать вопросы.

В. - Но когда я начинаю думать об истинном Я, меня тотчас отвлекают от него другие мысли.

Р.М. - Ищи того, кто думает, а не просто думай о Я. Ищи того, чьи это мысли. Они исчезнут, так как коренятся в мысли "я". Ищи, разоблачай её и все остальные мысли исчезнут.[/b]

В. - Этому трудно следовать. Теорию я понимаю. Но как применить её на практике?

Р.М. - Тем, кто не может обратиться непосредственно к выявлению Я, рекомендуются другие методы. Но даже для того, чтобы повторять Мантру "Я есмь Браман" (Ахам Брахмаасми) или размышлять над ней, необходим тот, кто делает это. Кто это? Это Я. Будь этим Я, будь собой. Это метод непосредственного выявления (раскрытия, Вичара). Другие методы также приводят в конце концов к выявлению Я.

В. - Какой из двух путей лучше - Правритти или Нивритти?*

----------------------

* Две фазы цикла "дыхания Брахмы", соответствующие катафатическому и апофатическому пути самопостижения. Правритти - проявление, развертывание мира из непроявленного Брахмана. Нивритти - растворение, обратное свёртывание проявленного мира в Брахмане. Брахман - субстанциальная основа зрящего и зримого, говорится, что Брахман - это Атман. - В.Д.

----------------------

Р.М. - [b]Если ты рассматриваешь Я как чистое и простое - это Нивритти. Если ты рассматриваешь Я как единое со вселенной - это Правритти. Иными словами, Нивритти - это обращение ума во внутрь, а Правритти - это обращение ума вовне. В любом случае нет ничего отделенного от Я. Цель обоих путей одна - самопостижение.

В. - Но не легче ли будет для некоторых видеть Бога во всем, что встречается ему, а не искать сверхразумное Я?

Р.М. - Да. Если ты видишь Бога во всем, то думаешь ли ты о Боге или нет? Чтобы видеть Бога во всем, ты определенно должен будешь хранить Его в уме. Такое сохранение Бога в уме становится Дхьяной, медитацией. Дхьяна - стадия, предшествующая постижению, а постижение - это постижение Атмана, истинного Я и ничто иное. По-этому не имеет значения, о чем ты медитируешь - о Боге или об истинном Я. Если медитация совершенна, результат будет один и тот же.

В. - По-моему, всё-таки, медитация на Боге и медитация на истинном Я - это разные вещи. Могут ли столь различные пути привести к одной цели?

Р.М. - Истинного Я миновать нельзя. Или ты хочешь видеть Бога во всём, кроме себя? Если Бог во всём, то разве не относишься к этому всему и ты? Сказал ведь мудрец: "До того, как я себя постиг, я странствовал в поисках Тебя, теперь же, постигнув, я вижу, что Ты - это я".

В. - Говорят, что перед Гуру (духовным наставником) должно преклоняться, как перед Богом. Правильно ли это?

Р.М. - Бог, Гуру и истинное Я - различные формы одного и того же. Полагая себя обособленным индивидом, ты веришь в Бога. При поклонении Богу, Он является тебе в образе Гуру. При поклонении Гуру, он является тебе в образе твоего истинного Я.

Бог воплощен в индивидах как их истинное Я. Он - истинное Я каждого человека. В случае необходимости это внутреннее Я может проявляться вовне в образе Гуру.

В. - Говорится, что Упасана (поклонение) и Дхьяна обусловлены умственной деятельностью. Сказано также, что постижение связано с прекращением каких-либо действий. Можно ли постичь себя без Упасаны и Дхьяны?

Р.М. - Они предшествуют постижению. Такого рода действия приводят к требуемому недеянию.

В. - Что такое Дхьяна?

Р.М. - Дхьяна - это твое естественное состояние. Ты называешь её медитацией ("размышлением"), потому что существуют и другие, отвлекающие тебя мысли. Медитация - это попытка почувствовать свою истинную природу путем отрешения от посторонних мыслей.

Во время медитации эти посторонние мысли возникают всё более настойчиво. И это хорошо. Тем самым наружу выносится то, что до сих пор лежало в тебе скрыто. Если бы оно не проявилось, как можно было бы от него отрешиться?

В. - Но сказано ведь, что всё является Брахманом.

Р.М. - Да, это так. Но до тех пор, пока ты считаешь мысли отличными от себя, от них надо отрешаться. Постигнув их собою, ты не стал бы говорить обо "всём". Ведь есть только Брахман. Нет ничего, кроме Брахмана.

В. - "Рибху Гита" перечисляет множество вещей, называя их нереальными, а в конце добавляет, что все они - Брахман, и поэтому реальны.

Р.М. - Да, когда ты видишь их как множество, они нереальны; в то же время когда ты видишь их как единого Брахмана, они реальны, обретая истинность своего субстрата - Брахмана.

В. - Почему же тогда "Упадеша Сара" говорит, что тело и т.п. неодушевленно?

Р.М. - Оно неодушевленно постольку, поскольку ты считаешь его не собой. Постигнув себя, постигаешь также, что в тебе заключено и тело и все остальное. Постигнув себя, никто не станет задавать вопросы, одушевлено ли нечто или не одушевлено.

В. - Сказано, что Вивека - это различение между Я и не-Я. Что такое не-Я?

Р.М. - Не-Я, собственно, нет. Не-Я включено в истинное Я. Утратив опору в себе самом, Я представляет себя как некое не-Я, которое оказывается в конце концов не чем иным, как им самим.

В. - Но они же различны! Можно ли рассматривать их как одно и то же?

Р.М. - Это зависит от точки, с которой ты их рассматриваешь. При углублении медитации такое относительное знание исчезает и утверждается абсолютное знание Единого, в котором не различаются Я и не-Я. Обрати свой взор внутрь, и доведи его до совершенства в распознавании Я и не-Я, сделай его взором Абсолюта. Если ты обратишь затем этот абсолютный взор вовне, то обнаружишь, что вселенная едина с постигнутым Абсолютом, истинным Я.

Пока твой взор обращен вовне, ты говоришь о внешнем; пока твое сознание поверхностно, ты задаешь поверхностные вопросы. Исходя из твоего состояния, тебе рекомендуют обратить свой взор внутрь. Это "внутреннее" связано с тем "внешним", которое ты ищешь. В действительности же Я ни внутри, ни снаружи.

Говоря о Небесах, Царствии Божием и т.п., о них думают, что они находятся вверху или внизу, внутри или снаружи, ибо человек привык мыслить категориями относительного знания. Он стремится лишь к познанию объектов, откуда и возникают у него подобные идеи. Истинное же знание - это знание Единого, незапятнанного объектами.

В. - Но я не в состоянии представить себе то, о чем ты говоришь.

Р.М. - Это не объект, который можно было бы представить. Ты - То. Кто и что будет представлять?

В. - Что такое Вичара, раскрытие?

Р.М. - Раскрытие или выявление себя - это то же самое, что самопостижение. Последовательно вопрошая "кто я", вопрошающий постигает свое истинное Я.

В. - Но оно ведь неуловимо. О чем я должен медитировать?

Р.М. - Медитация предполагает наличие объекта медитации, тогда как в Вичаре есть лишь субъект, последовательно отрешающий от себя все объекты, с которыми он себя отождествляет.

В. - Не является ли медитация одним из важнейших средств самопостижения?

Р.М. - Дхьяна, медитация - это сосредоточение на каком-то конкретном объекте, внешнем или внутреннем, с целью отрешения ума от любых посторонних мыслей. Это сосредоточение ума на одной-единственной мысли, которая перед постижением также должна исчезнуть. Ибо постижение не является чем-то новым, благоприобретенным, - оно уже здесь, оно скрыто присутствует за завесой мыслей. Любые формы духовной практики направлены на то, чтобы приподнять эту завесу и раскрыть постижение.

Обычно тем, кто искренне стремится к самопостижению, рекомендуют Дхьяну, и их вполне устраивает эта форма духовной практики. Но некоторые могут вернуться и спросить: "Кто я, медитирующий?" Таким рекомендуют обратиться непосредственно к выявлению Себя. Это завершающее действие, это Вичара.

В. - Можно ли постичь себя посредством одной Вичары, не прибегая к Дхьяне?

Р.М. - Вичара - это не только путь, но и цель. Быть собой - вот цель и конечная Истина. Быть собой, прилагая для этого усилие, значит практиковать Вичару. Когда же это не требует усилий, это называется постижением.

В. - Что такое Турья (дословно "четвёртое")?

Р.М. - Есть только три состояния сознания - бодрствующее, сновидное и состояние глубокого сна. Турья - не состояние, а то, что лежит в основе упомянутых трех состояний. Но понять это нелегко. Поэтому говорится, что Турья - это четвертое и единственно истинное состояние сознания. В действительности же это твое истинное Бытие, которое, составляя субстрат зрящего и зримого, не может быть выделено в качестве отдельного объекта. Все три состояния проявляются из него, а затем вновь растворяются в нем. И в этом смысле они не истинны.

Картины, показываемые в кино, - всего лишь тени, скользящие по экрану. Они появляются, движутся туда и обратно, сменяются одна другой; они нереальны, - реален лишь экран, который остается неизменным.

Подобным же образом явления внешнего и внутреннего мира - не более чем преходящие фантомы, не существующие независимо от Я.

И лишь привычка рассматривать их как нечто реальное, существующее независимо от нас, ответственна за сокрытие истинного Я и выдвижение на передний план всего остального. Когда будет постигнуто единственно истинное, вечно присутствующее Я, всё неистинное утратит свое независимое существование и свете знания о том, что оно является истинным Я и ничем иным.

В. - Если Турья, как говорится, "сам Свет", то почему в этом состоянии отсутствует видимый мир, подобно тому как он отсутствует в состоянии обморока или беспамятства?

Р.М. - Подобно тому как картины, показываемые в кино, являются различными комбинациями света и тьмы, точно так и картины мира представляют собой рассеянный свет Я, пробивающийся сквозь тьму неведения, Авидьи. Мир не может быть видим ни в полной тьме неведения, как в состоянии глубокого сна без сновидений, ни в чистом свете самопостижения. Авидья - причина многообразия.

Турья - лишь иное наименование Я. Сознавая три состояния сознания - бодрствования, сновидения и глубокого сна, - мы сознаем их благодаря чему-то четвертому, Турье; самое же Турью мы не сознаем, равно как не сознаем и свое истинное Я. Тем не менее, Турья постоянно присутствует здесь.

В. - Странно всё же, что мы так страдаем от её отсутствия и так жаждем её обретения.

Р.М. - Так и женщина с ожерельем на шее иногда ищет его, думая, что потеряла, - ищет до тех пор, пока ей на него не укажут. И чувство утраты, и волнения поисков и радость находки обусловлены её неведением. Ты всегда здесь вне зависимости от того, ищешь ли ты себя или нет. Подобно тому как женщина испытывает ощущение, словно она вновь обрела потерянное ожерелье, человек, избавляясь от неведения и ложного самоотождествления, "обретает" истинного Себя, которым он был всегда. Это и называется постижением. В нём нет ничего нового. Это устранение неведения, не более.

Поэтому целью духовной практики является не постижение, но именно устранение неведения. Если бы постижение нужно было обретать как нечто новое, то пришлось бы предположить, что в одно время оно есть, а в другое - его нет. Следовательно, оно не пребывает, а становится, является нам наряду с другими феноменами и потому не заслуживает внимания.

Я, которое возникает, также и исчезает. Это индивидуальное "я", точнее, представление о Я, а не Я как таковое. То, что не возникает, не исчезает. Оно есть и пребудет вечно. Это всеобщее истинное Я или самопостижение.

В. - Нужна ли благодать для устранения неведения и постижения общей основы вселенского многообразия?

Р.М. - Определенно. Однако благодать есть всегда, она исходит от истинного Я постоянно. Благодать не представляет собой ничего такого, что следовало бы приобрести иди заслужить. Так, ты живешь под солнцем, не знающим тьмы; и все же, чтобы увидать солнце, ты должен обратить к нему лицо. Подобным же образом и благодать обретается только практикой, хотя и присутствует здесь постоянно.

Единственное, что необходимо, - это знать, что она есть, а затем безоговорочно вверить себя ей, признав недостаточность своего личного усилия. Она никогда не покидает того, кто отрекся от себя и вверился ей.

В. - Надеюсь, что при наличии желания отречься от себя благодатное воздействие будет ощущаться все сильней и сильней.

Р.М. - С желанием надо покончить, отрекшись от себя раз и навсегда. Желание остается до тех пор, пока у тебя есть чувство, что ты - действующее лицо. Желание отречься от себя - это тоже проявление личности. Когда она исчезнет, воссияет чистое Я.

Оковами служат не действия как таковые, но именно чувство того, что действуешь ты, личность. Это чувство и порождаемые им желания причиняют возбуждение ума, и если этому чувству положить конец, воцарится покой.

Поэтому говорится: "Пребывай в тишине и знай - Я есмь Бог". Эта тишина достигается полным и безостановочным самоотречением. Слово "знание" в данном изречении означает "бытие": это не то относительное знание, которое является членом триады "субъект - знание - объект".

В. - Какая мысль предпочтительнее: "Я есмь Бог" или "Я есмь Высшее Бытие"?

Р.М. - "Я есмь тот, кто есмь". Бог - это "Я есмь", а не мысль "Я есмь Бог". _Будь_ собой, а не думай, что ты "есть". Сказано ведь: "Знай – Я есмь Бог", а не "думай - Я есмь Бог".

В. - Если Бог - всё, то почему люди страдают в результате своих действий? Разве не Бог побуждает их к этим действиям?

Р.М. - Тот, кто действует, тот и страдает.

В. - Но действия внушаются Богом, а человек лишь Его марионетка.

Р.М. - К сожалению, человек вспоминает об этом лишь тогда, когда страдает. Если бы он помнил об этом постоянно, страдания бы не было.

В. - Когда прекратятся страдания?

Р.М. - Не ранее, чем прекратится ложное самоотождествление. Если это Его действия, то почему ты считаешь, что это твои страдания? Страдает, равно как и наслаждается, тот, кто действует. Оставь всё это и не переноси на себя страданий.

В. - Какова природа освобождения?

Р.М. - Все вопросы, связанные с освобождением, не имеют смысла, ибо освобождение означает освобождение от рабства, тем самым предполагается, что в настоящий момент мы пребываем в рабстве. Но рабства нет, а потому нет и освобождения от рабства.

В. - Но все Писания говорят о рабстве и его ступенях.

Р.М. - Задача Писаний состоит в том, чтобы заставить человека обратиться к своему Истоку. Ему не нужно обретать нечто такое, чего еще нет. Ему нужно лишь отказаться от своих ложных представлений и сомнительных удовольствий. Но вместо того, чтобы сделать это, человек пытается ухватиться за что-то необыкновенное и таинственное, ибо убежден, что счастье его "где-то". В этом его ошибка.

Писания не рассчитаны на мудрого - он в них не нуждается. А для невежды они никакого интереса но представляют. Писания почитает лишь тот, кто стремится к "освобождению", - они не нужны ни мудрости, ни неведению.

В. - Но сказано ведь, что Васиштха был Дживанмуктой (прижизненно освобожденным), а Джанака - Видехамуктой (освобожденным посмертно)...

Р.М. - Зачем говорить о Васиштхе или Джанаке? Почему не о себе самом? Полемике нет предела, споры бесконечны. Но зачем терять время, занимаясь подобными вещами? Обрати свой взор во внутрь и займись делом.



Перевод В.Данченко

58

ШРИ РАМАНА МАХАРШИ:
Собрание произведений

Редакционная статья
журнала Шри Раманашрама
The Mountain Path (Горный Путь)

Ловушки на Пути

Паломники на духовном пути редко имеют лёгкий и непрерывный путь. Проблемы возникают буквально на каждом шагу, и есть бесконечное множество ответвлений, которые могут соблазнить неосторожных.

Стандартный совет Бхагавана, даваемый каждому, кто встретил духовную проблему, был таков: “Найдите того, кто имеет эту проблему”.

Таким образом каждого, кто встречался с некоторыми неприятными ментальными состояниями, такими как страх, беспокойство или галлюцинации, Он просил переключить внимание с самого переживания на того, кто имеет это переживание, т. е. от ментальных и эмоциональных состо¬яний к чувству “я”, которое их переживает.

Бхагаван предписывает это решение как замечательно эффективную панацею для решения всех воспринимаемых проблем, но оно может быть использовано только если даннная проблема осознана как проблема. К несчастью, многие препятствия к духовному продвижению не воспринимаются как таковые.

Тонкость, с которой воображаемое “я” защищает свою территорию, и являющиеся результатом этого ошибочные позиции и практики часто не замечаются духовным искателем; во многих случаях нет возможности посмотреть в лицо этой проблеме и решить её классическим предписан¬ным способом.

Воображаемое индивидуальное “я” полностью способно изменить всё что угодно и даже духовную практику для своей пользы, силясь продлить своё кажущееся существование.

Например, медитация часто производит приятные побочные эффекты, такие как чувства блаженства, покоя, безмятежности. Но без ясности цели, которую даёт непривязанность, эти состояния завершаются переживаниями воображаемого “я”, которые теперь уже преследуются и продлеваются как удовольствия сами по себе.

Предаваясь им и привязываясь к приятным состояниям медитации, индивидуальное “я” не только продлевает своё существование, но и усиливает его.

Прилипание к таким состояниям порождает чувство гордости и достижения результатов, которое поддерживает реальность индивидуального “я”, наслаждаю¬щегося ими: “я этого достиг, я продвигаюсь, прогрессирую, я — духовная личность”.

Необходимо вспомнить, что все эти переживания суть только ментальные состояния, и какими бы приятными и облагороженными они ни показались, их следует обрабатывать тем же способом, что и все менталь¬ные феномены.

Внимание должно быть переключено с пе¬реживания на переживающего, т. е. к чувству “Я”, находя¬щемуся внутри нас.

Сказанное справедливо и для более захватывающих побочных эффектов медитации, таких как видения и психические силы. Они никоим образом не явля¬ются показателями духовного прогресса, а только проявле¬ниями скрытых склонностей ума. Однако любая привязан¬ность к этим феноменам — такой мощный возможный источ¬ник отождествления с маленьким “я”, что их нужно рас¬сматривать скорее долгами, чем прибылью.

Другим тонким барьером к сознаванию Себя, Атмана, является привязанность к так называемым “духовным” стилям жизни и к “духовным” активностям.

Многие люди чувствуют, что жизнь в Ашраме или в тихом уединении была бы полезна для их духовного роста. Однако такие стили жизни скорее заканчиваются сами в себе, нежели помогают в Само-сознавании, и последующая привязанность к внешним формам тормозит непрерывное само-внимание, которое является сутью практики наставлений Бхагавана.

Представление: “я живу духовной жизнью” глубоко укореняется, и даже если оно не выражено открыто или не чувствуется сознательно, то стремится скорее взлелеять идею индивидуального “я”, чем содействовать обнаружению её несуществования.

Бхагаван часто указывал, что ум сопровождает нас, куда бы мы ни пошли, и мы не может ускользнуть от него, усваивая какой-то стиль жизни или уходя от мира.

Он неоднократно говорил, что ум оставляется позади только тогда, когда внимание переключается от мыслей к чистому Бытию-Сознанию, из которого они поднимаются и в котором они успокаиваются.

Культивирование сознавания, что индивидуальное “я” не существует иначе как умственная кон¬цепция, и повторное возвращение к чистому Бытию, когда бы привязанности к мыслям ни возникали, — такая “двойня” подходов бесконечно более важна, чем поддержание какого-либо стиля жизни.

При правильном понимании и правильном применении эти подходы совершенно достаточны для уничтожения понятий, отделяющих нас от сознавания того, чем мы в действительности являемся, и когда ими занимаются серьёзно, то никакой стиль жизни не воспрепятствует успеху (этих подходов).

Бхагаван часто говорил, что обычная жизнь в миру не является препятствием для эффективной садханы при условии, что человек постоянно напоминает себе, что он не является делателем совершаемых действий. Многие почитатели были склонны рассматривать этот совет жить в обычной жизни с постоянным вспоминанием истинного бытия менее эффективным и худшим выбором, предназначенным только тем, кто не способен полностью посвятить себя духовной садхане.

Однако эта практика обычной безэгостной деятельности имеет фундаментальную важность для всех, кто пытается следовать учению Бхагавана. Именно для того, чтобы подчеркнуть этот момент, Бхагаван цитирует в стихах 26 и 27 своего “Дополнения к Сорока стихам о Реальности” наставление, данное Васиштхой Шри Раме.

Человеку следует бодро и мужественно играть свою роль в жизни, но всегда держать сердце установленным в собственном истинном Бытии.

Без этого понимания и повторяющегося сознавания, что индивидуального “я” нет, могут возникнуть опасные ошибочные представления даже в так называемой духовной садхане.

Если человек следует пути само-отдачи, то у него могут сложиться впечатления, будто есть “я”, которое должно сдаться; если же человек занимается само-исследованием, то может находиться под влиянием иллю¬зии, что есть “я”, которое должно быть уничтожено.

Оба эти представления ложны, и если человек постоянно напоминает себе, что нет реальной сущности, делающей или думающей, то тогда он может увидеть яснее, что ничего не надо отбрасывать или уничтожать, кроме ложного представления о самом себе.

Если, с другой стороны, сохраняется представление, что есть “делатель” садханы, то этот “делатель” будет сохраняться неопределенно долго, так как он ничего не сделает для уничтожения себя.

[size=14]Представление об индивидуальном “я” является корнем всех проблем на духовном пути.

Даже хотя здесь и может быть интеллектуальное понимание, что маленькое “я” — только понятие ума (ментальное понятие), но это предположение так глубоко укоренилось, что часто действует, а мы его не сознаём.

Это особенно заметно при изучении связи, которую многие из почитателей имели с Гуру Раманой Махарши. С точки зрения Бхагавана, связи не было вообще — факт, который ясно вытекает из Его ответа на вопрос: “Имеете ли Вы учеников?”

“Человек может называть себя моим учеником или почитателем. Я не считаю кого-либо своим учеником или преданным. Если люди называют себя моими учениками, я и не одобряю и не возражаю. С моей точки зрения все одинаковы. Они считают себя готовыми, чтобы называться учениками. Что я могу им сказать? Я не считаю себя учеником или Гуру” (см. [24, с. 238])

Несмотря на это недвусмысленное утверждение, которое повторялось в различных формах по нескольким случаям, многие чувствовали, что имеют личную связь со своим Гуру Раманой Махарши.

То, которое имеет связь, — есть концептуальное “я”, тонко трансформированное для этого случая в так называемое “духовное” “я”, чтобы дать ему ауру респектабельности.

Это одна из наиболее доставляющих удовольствие ловушек, о которую можно споткнуться на духовном пути, и поскольку она редко распознается как таковая, то может быть очень опасной.

Когда преданный получает улыбку или доброе слово от Бхагавана или когда Бхагаван, казалось бы, вызывает чудесные изменения обстоятельств, которые представляются почитателю полезными, индивидуальное “я” раздувается от гордости, словно говоря: “Мне оказали предпочтение этим проявлением Милости. Следовательно, я делаю прогресс, раз воспринимаю такой великий почет”.

Всё, что действительно случилось, состоит в том, что концептуальное “я” набросило тонкое духовное одеяние и затем расцвело от изобретения этой воображаемой связи.

“Связь” Гуру-ученик является напряженно эмоциональной, и, поскольку непривязанности к эмоциям достичь значительно труднее, чем к мыслям, эта связь создает область большой потенциальной опасности.

Эмоциональная привязанность то ли к Гуру, то ли к другой личности или делу — одно из наиболее мощных средств самосохранения индивидуального “я”, и, когда есть привязанность к духовной фигуре или определённой доктрине, она напускает на себя законность и рассматривается скорее полезной, нежели действующей в обратном направлении.

Привязанность к творениям не-Я никогда не полезна и для противодействия этому необходимы ясность и распознавание. На все такие привязанности следует смотреть как на игры ума, которых нужно избегать.

Концептуальное “я” ещё более причудливо украшает свои кулаки, чтобы устроить засаду на неосторожного путешественника (на духовном пути).

Когда бесконечное щебетание ума, перескакивающего с одного вопроса на другой, и привязанность к эмоциям видны такими, какими они на самом деле являются, индивидуальное “я” всё ещё может искать убежище в привязанности к понятиям.

Когда духовные искатели впервые встречаются с поучениями Бхагавана, то вскоре остро сознают, что они идут по жизни с огромным количеством беспоезного умственного багажа.

По мере того как они начинают впитывать и принимать поучения Бхагавана, старые представления о мире, о медитации и более всего о самих себе пропадают в свете слов Бхагавана. Это отвержение старых понятий весьма важно как предварительный шаг на духовном пути, но без правильного понимания того, что Бхагаван пытается нам сказать, есть огромная и часто неосознаваемая опасность простой за¬мены устарелых понятий новыми, улучшенными, логически упорядоченными и сформулированными собственными словами Бхагавана.

Все понятия являются только ментальными, или умственными, структурами, и если человек рассматривает слова и идеи Бхагавана как “Абсолютную Истину”, то он кормит свое индивидуальное “я”, подтверждая его существование и снабжая его новым духовным мировоззрением.

Ничто из того, что прочитано, услышано или понято, не есть “Абсо¬лютная Истина”, в том числе и слова Бхагавана.

Философии, системы верований и все духовные идеи являются просто ментальными структурами, и именно эти умственные структуры более чем что-либо другое препятствуют нам сознавать то, чем мы действительно являемся, и отвлекают внимание от Реальности.

Слова Бхагавана не должны рассматриваться как формулировка Истины или возводиться в какую-то философию; они — верстовые столбы, указывающие путь к Переживанию, которое не может быть выражено словами.

Они должны рассматриваться как руководящая инструкция, которая, если ей следовать правильно, успешно уничтожает все понятия и находит кульминацию в сознавании Атмана, истинного Я.

Если вместо этого человек сопоставляет слова Бхагавана так, чтобы сформировать систематическое тело Учения, и принимает Его слова за формулировку Истины, не видя, что они только вехи к Истине, а не Сама Истина, то существует опасность того, что сознавание Атмана будет закрыто, спрятано под очередным множеством слов и понятий.

Знакомая аналогия сделает этот момент совсем ясным. Когда человек впервые отправляется в духовный путь, он чувствует, что связан, и крепко удерживается сетью прочных железных цепей, состоящих из ложных идеалов и ве¬рований.

Он встречает Учителя, который указывает на ошибочность ранее принятых им убеждений и затем показывает, как обнаружить истину в самом себе.

Ученик успешно отбрасывает свои старые железные цепи, но вместо того чтобы использовать слова Учителя как указания для открытия своей истинной природы, принимает их как новое и ослепляющее откровение Истины, таким образом вновь обнаруживая себя связанным.

Сейчас, всё-таки, цепи сияют чистым золотом: новые восхитительные концепции об Атмане, природе мира, несуществовании индивидуаль¬ного “я”.

Однако новые золотые цепи связывают его так же надежно, как и старые железные. Новые понятия, такие как имманентность (неотъемлемость) Атмана, действенность само-исследования и отдачи себя, кажутся такими всеобъемлющими, такими логически объективными, такими интеллектуально неопровержимыми, что ученик счастливо проживает свою жизнь, даже гордо указывая на свои новые золотые цепи и советуя другим отбросить их старые, железные.  :crazyfun:

Рассказ об этом ученике может показаться смешным, но он содержит строгое предупреждение всем, кто воображает себя иными, чем они в действительности являются, и кто следует некоторому духовному пути, чтобы отбросить свои иллюзии.

Другими словами, это относится ко всем нам, кто ищет осознания нашей подлинной природы. Ведь если бы мы не были привязаны к нашим концепциям и верам, то все осознали бы Атман, истинное Я, здесь и сейчас.

И мы познали бы, что такие понятия, как “путь следования” и “цель для достижения”, — ментальные, умственные, структуры, которые и не описывают Реальность, и не помогают в Её обнаружении.


Бхагаван остро сознавал способность слов и понятий отвлекать внимание от Атмана и по этой причине предпочитал передавать свои наставления через активное посредничество Тишины.

Хотя Он всегда был готов давать простые ответы на простые вопросы, Он обычно не проявлял снисходительности в концептуальных рассуждениях с теми, кто, по Его собственным словам, “подвержен многодумию”.

Его нелюбовь к словесному посреднику лучше всего выражена в отрывке из “Евангелия Махарши, где Он говорит, что слова являются всего лишь правнуками Реальности, Начального Источника.

В непроявленном абстрактном Знании поднимается идея индивидуального “я”, или эго;
это воображаемое “я” затем обзаводится мыслями, считая себя мыслителем, генератором этих мыслей, и мысли, в конце концов, выражаются словами.

Сочленение слов и мыслей — феномен ментальной сферы и как таковой не может передать понимание Атмана.

Всё, что они могут, — так это обманывать, и если человек принимает обман, становясь привязанным к словесной структуре учения, то тогда он выставляет напоказ нечто внешнее Атману, именуемое “Абсолютная Истина”, и утверждает индивидуальное “я”, которое верит в эту “Истину” и претендует на её понимание.

И неудивительно, что Бхагаван предпочитал Безмолвие, ибо, как правило, слова и понятия обладают гораздо большей способностью иска¬жать и обманывать, нежели просветлять.

Это приводит нас к тому, что, возможно, есть наиболее тонкая опасность на Пути. Представление о необходимости делать садхану (заниматься духовной практикой) вообще является таким же “понятием”, как и любое другое.

Бхагаван неоднократно подчеркивал, что мы все реализованы здесь и сейчас и что только идея о нашей нереализованности препятствует сознаванию этого факта.

В одном из своих стихов по случаю (который Он перевёл из комментария Гаудапа¬ды на Мандукья Упанишаду) Он утверждает: “Нет ни творения, ни разрушения, ни судьбы, ни свободной воли, ни пути, ни достижения; такова конечная Истина”. (См. насто¬ящее издание, с. 194). Та же идея повторяется в стихе № 1227 “Гирлянды изречений Гуру” Муруганара:

Нет ни возникновения, ни угасания.
Никто не связан и никто не предпринимает усилий.
Никто не стремится к совершенству,
И никто не достигает Свободы.
Такова Высочайшая Истина.

Представление, что мы пребываем в рабстве и нуждаемся в Освобождении посредством садханы, есть та самая вещь, что отделяет нас от сознавания Атмана, Себя.

Обсуждение проблем садханы и путей их преодоления питает и поддерживает это ошибочное представление, закрывает и скрывает наше истинное Бытие мусором вооб¬ражаемого не-Я.

С другой стороны, Бхагаван также подчеркивал, что усилие необходимо, если Само-сознавание должно быть обнаружено.

Концепции нужно отбросить, и на начальных стадиях садханы требуется решительность, серьёзность и повторяющиеся усилия, чтобы разбить шаблоны целой жизни. Но поскольку садхана проводится, понятие усилия претерпевает радикальное изменение.

Непрерывной практикой исследования и само-отдачи и повторяющимся напоминанием себе, что нет “делателя” действий, порождается убеждение, что нет индивидуаль¬ного “я”, и безэгостная жизнь становится естественной и спонтанной.

Этот ход сознавания радикально меняет взгляд на садхану и отношение ко всему делу жизни.

Поскольку приходит убеждение, что эго нереально и не нуждается в уничтожении, то также есть и понимание, что нет делателя садханы или любого другого действия.

С отправной точки зрения, допускающей, что садхана есть нечто, что нужно делать для обнаружения некоторой духовной цели, человек должен прийти к пониманию духовной жизни как безличностного процесса, действующего в сознании без делателя.

Подобно всем другим действиям, усилие внезапно видится как производимое своей собственной инерцией, и предшествующее представление о ком-то, делающем усилие, уходит.

Воображаемый субъект, преследующий духовные цели, делающий воображаемый прогресс и гордящийся продвижением на воображаемом пути, вдруг видится тем, чем он действительно является: концептуальной структурой, сконструированной воображаемым малым “я” с единственной целью продлить своё собственное существование.


Связь между усилием в начале садханы и конечной самопроизвольностью без усилия ясно видна в третьем стихе “Сути Наставления”, который предписывает незаинтере¬сованное действие, и в последних стихах, превозносящих жизнь без чувства эго, по ту сторону всех мыслей о рабстве и Свободе.

http://www.ramana-books.narod.ru/    :cool:

59

Рамана Махарши


392. (Свами Локешананда продолжил другую серию вопросов.)
П. Говорят, что перед Само-реализацией кундалини должна быть поднята и что её пробуждение вызывает в теле жар. Так ли это?
М. Йоги называют это кундалини шакти. Она есть то же самое, что и видоизменение ума [вритти] в форме Бога [Бхагават-кара вритти} для бхактов и вритти формы Брахмана [Брахма-кара вритти} у тех, кто следует Пути джняны. Она должна предшествовать Реализации. Вызываемое при этом ощущение можно назвать жаром.
П. Говорят, что кундалини имеет форму змеи, но вритти не могут быть такими.
М. О кундалини, отвечающей Пути Знания [джнянамарго], сказано, что она — Сердце, которое описывается по-разному: как сеть психических нервов [нади], как имеющая форму змеи, бутона лотоса и т. д.
П. Является ли это Сердце тем же, что и физиологическое сердце?
М. Нет. Шри Романа Гита определяет его как источник "я"-мысли.
П. Но я читал, что Сердце расположено с правой стороны груди.
М. Всё это предназначено помочь представлению [бхавана]. Есть книги, где описываются шесть центров [шадгакра] и множество других центров [лакшьи], внутренних и внешних. Описание Сердца является одним среди такого большого количества описанных центров. Но в этом нет необходимости. ОНО есть только источник "я"-мысли. Такова конечная истина.
П. Можем ли мы считать Его источником внутренних органов [антахкараны]?
М. Внутренние органы имеют пятеричную классификацию: 1) знание - джняна; 2) ум - манас, У) интеллект - буддхи; 4) память — гитта; и 5) это — аханкара. Некоторые говорят, что к внутренним органам относятся исключительно последние четы¬ре. Другие считают, что только два, а именно:
1) манас, ум; и 2) аханкара, эго; имеются ещё и те, кто говорит, что антахкарана является лишь органом, чьи различные функ¬ции заставляют его казаться различным, а потому имеющим и различные имена. Таким образом, Сердце есть источник антах-каран.
Имеется тело, которое не одушевлено; имеется А т м а н — вечный и лучезарный. Между ними поднялся некий феномен, а именно эго, которое выступает под этими различными именами: ум [манас], эго [аханкара], сила [шакти], жизненный ток [прана] и т. д. Ищите свой источник; этот поиск приведёт вас к Сердцу автоматически. Внутренние органы [антахкараны] являются толь¬ко представлениями [калъпана], объясняющими тонкое тело [сук-шма шарира]. Физическое тело [шарира] составлено из элемен¬тов: Земля, Воздух, Огонь, Вода и Эфир; оно — неодушевлённое. А т м а н чист, самолучезарен и таким образом очевиден. Связь между ними объясняется существованием тонкого тела, состав¬ленного, с одной стороны, из тонких аспектов пяти элементов и отражённого света Атмана — с другой. Поэтому тонкое тело, которое синонимично уму, является и одушевлённым и не одушевлённым, т. е. абхаса. Опять, игрой чистого качества (саттва гуны) в элементах их блеск (саттвигеский аспект) проявляется как ум [манас] и чувства [джнянендрии]; игрой раджаса (качества актив¬ности) раджастигеский (активный) аспект проявляется как жизнь [прана] и органы действия [кармендрш]; игрой тупости [тамас] тём¬ный [тома] аспект проявляется как грубый феномен тела и т. д.
П. Но ум слывёт тоже имеющим эти три качества [гуны].
М. Да. Есть чистота [саттва] в саттве (качестве чистоты), активность в ней (раджас в саттве), а также тупость в ней (та¬мас в саттве) и т. д. Чистая [шуддха] саттва совершенно чиста; мисра (смешанная саттва) есть сочетание с другими качествами. Качество саттвы предполагает только её преобладание над осталь¬ными двумя качествами.
Позднее Шри Бхагаван продолжил: Говорят, что сложный лабиринт различных школ философии разъясняет вопросы и открывает Истину. Но на самом деле они создают неразбериху там, где в путанице никакой нужды нет. Почему не оставаться как А т м а н, Я? Зачем нужно объяснять не-Я?

Возьмите, например, Веданту. В ней говорится о 15 видах праны. Студента заставляют запоминать их названия, а также их функции. Воздух поднимается и называется праной; опускается и назван апана; действуют индрии и получают какое-то название. Зачем всё это? Зачем классифицировать, давать имена, перечислять функции и т. д.? Разве не достаточно знать, что единая прана выполняет всю работу?
Внутренний орган [антахкарана] думает, желает, проявляет волю, рассуждает и т. д., а каждой функции приписывается имя, такое как ум, интеллект и т. д. Разве кто-нибудь видел праны или антахкараны'} Имеют ли они какое-нибудь действительное существование? Они — просто концепции. Когда и где такие концепции кончатся?
Рассмотрим следующее.
Человек спит. При пробуждении он говорит, что сладко спал. Возникает вопрос: "Почему он не говорит это в глубоком сне?" Ответ в том, что он был погружён в А т м а н, в Себя, и говорить не мог, словно человек нырнувший в воду, чтобы поднять что-то со дна. Ныряльщик не может говорить под водой. Только когда он действительно нашёл нужное ему, он выныривает и говорит. Ладно, в чём же состоит объяснение?
Если он, будучи в воде, откроет рот и попробует что-то сказать, то вода зальётся в рот. Разве это не просто? Но философ не удовлетворён этим простым фактом. Он объясняет, что огонь — это божество, господствующее над речью; что он враждебен воде, а потому не может функционировать! Всё это называется философией, а изучающие всячески стараются изучить всё это! Разве это не явная трата времени? Опять же, говорят, что Боги господствуют над членами и чувствами индивидуума [въяшти]. Они являются членами и чувствами Вират [самашти]. Поэтому далее вводится и объясняется Хираньягарбха [вселенское сознание] и т. д. Зачем создавать неразбериху, а потом объяснять её? Ах! Как счастлив человек, который не впутывает себя в этот лабиринт!
Мне действительно повезло, что я никогда не занимался этим (философией). Если бы я увлёкся этим, то, вероятно, не пришёл бы ни к чему, будучи всегда в замешательстве. Мои предшествующие склонности [пурва васаны] непосредственно привели меня к исследованию "Кто я?". Действительно, какое счастье!

Отредактировано Игорь (2010-01-04 13:30:16)

60

398. Дандапани, преданный, постоянно живущий в Ашраме, путешествует сейчас по Северу Индии. Он прислал выдержку из"Modern Psychological Review" (Современное психологигеское обозрение), где утверждается, гто динамигеский центр Сердца находится справа, а не слева, тогда как физический орган находится слева.
Разговор шёл в русле этой темы.В этой же беседе участвовал и С. С. Коган, ученик Шри Раманы, который тогда тоже, как и г-жа Гонгриджп, был связан с Теософским обществом. Вот часть его диалога с Учителем (см. [2, с. 264; 7, с. 262]): П. "Откажись от своей жизни, если ты хочешь Жить", — говорит "Голос Безмолвия" Е. П. Блаватской.
М. Откажитесь от неправильного отождествления и помните, что тело без Атмана существовать не может, тогда как А т м а н существует без тела и всегда.

М. Путь Йоги [йога-марга] говорит о шести центрах, каждый из которых должен быть достигнут практикой и превзойдён, пока человек не достигает сахасрары, где обнаруживается Нектар и, таким образом, бессмертие. Йогины говорят, что человек входит в паранади, которая начинается с сакрального сплетения, тогда как джнянины утверждают, что та же самая нади начинается из Сердца. Примирение между этими двумя, казалось бы, противоречивыми утверждениями осуществлено в тайном учении, которое отчётливо заявляет, что йогическая паранади исходит из муладхары, а джняна паранади — из Сердца. Истина состоит в том, что надо войти в паранади. Используя практику Йоги (раджа-йоги), человек начинает снизу, затем поднимается, проходит через все центры, пока не достигает цели; при практике джняны [джняна абхья-са] человек водворяется непосредственно в Сердечном центре.
П. Разве пара не сопровождается пашъянти1 и т. п.?
М. Вы говорите о речи [вак], которая подразделяется так: 1) пара, 2) пашъянти, 3) мадхъяма и 4) вайкхари', вак есть прана шакти, тогда как ум есть теджорупа, или гит шакти. Шакти есть проявление непроявленного начала.
Йогины придают величайшее значение поднятию кундалини до сахасрары — центра над головой, или тысячелепесткового лотоса. Некоторые из них говорят, что выше имеются и другие центры со 100 000 или 100 000 000 лепестков. Давайте сейчас не будем останавливаться на этом. Йогины ссылаются на место в Писании, где говорится, что жизненный ток входит в тело через "родничок" в голове, и доказывают, что поскольку вийога [разделение] приходит этим путём, то йога [союз] должна осуществляться обратным путем. Поэтому, говорят они, мы должны практикой йоги собрать праны и войти в "родничок" для достижения йоги. Джнянины, с другой стороны, указывают, что Йогины предполагают существование тела и его отделённость от А т м а н а. Только если принята данная точка зрения об отделённости, йогин и может советовать достигать воссоединения посредством практики йоги.
В действительности тело находится в уме, который имеет мозг своим местопребыванием. Функционирование последнего за счёт света, идущего из другого источника, допускается самими йогинами в их теории "родничка". Далее джняни доказывает: если этот свет заимствован, то он должен приходить из прирождённого ис-
1 См. Глоссарий.

точника. Идите непосредственно к Источнику и не будьте зависимы от заимствованных ресурсов. Железный шар при отделении от основной массы железа раскаляется в огне, позднее охлаждается, отдавая огонь, но должен снова стать раскалённым, чтобы воссоединиться с исходной массой. Точно так же и причина разъединения должна формировать и фактор воссоединения.
Опять же, если есть какое-то отражённое изображение, то должен быть источник, подобный Солнцу (для освещения), и "принадлежности", подобные горшку с водой (для отражения). Чтобы покончить с отражением, необходимо или прикрыть отражающую поверхность, что соответствует достижению "родничка" согласно йогинам, или осушить горшок, удалив воду, что именуют тапасом [тапо Брахмети — тапас есть Брахман]. Другими словами, мысли или активности мозга должны быть прекращены. Это — джняна-марга.
Всё вышесказанное, однако, подразумевает предположение, что джива является отдельной от А т м а н а или Брахмана. Но отдельны ли мы? "Нет", — говорит джняни. Эго есть ошибочное отождествление А т м а н а, Я, с не-Я, как в случае бесцветного кристалла и его окрашенного фона. Этот кристалл, хотя и бесцветный, кажется красным из-за присутствия его красного задне¬го плана. Если фон удалить, то кристалл сияет в своей изначальной чистоте. Точно так же дело обстоит с Атманом и антах-каранами (внутренними органами).
Но всё-таки эта иллюстрация не вполне подходящая. Ведь эго имеет источником А т м а н и не отделено от Него, как задний план от кристалла. Поскольку эго имеет источник в А т м а н е, необходимо только проследить его обратно, чтобы оно могло по¬грузиться в свой источник.
Центр эго и его сердцевина именуются Сердцем, точно так же, как и А т м а н.
Какой-то джентльмен спросил, правда ли, чтo йогины также достигают анахаты и таким образом реализуют Сердегный центр, как это делают и джнянины, хотя и другим способом.
М. Анахата с Сердечным центром не совпадает. А если бы даже и совпадала, почему йогины должны странствовать дальше, до сахасрары? Более того, ваш вопрос возникает из-за чувства отделённости, упорствующего в нас. Мы никогда не были вдали от Сердечного центра. Перед достижением анахаты или после прохождения её, но человек пребывает только в этом центре. Есть понимание этого или нет, человек не удалён от Сердечного центра. При практике йоги или вичары необходимо всегда пребывать только в этом центре.

474. Говорили о Сердце. Шри Бхагаван сказал: Йога-шастры говорят о 72 000 нади, о 101 нади и т. д. Некое согласование выполнено теми, кто говорит, что эти 101 нади — главные, и они разветвляются на 72 000 второстепенных. Одни считают, что эти нади распространяются из мозга, другие - из Сердца, а некоторые иные — из копчика. Говорят также о паранади, которая ведёт из копчика через сушумну к мозгу, откуда спускается в Сердце. Другие говорят, что сугаумна заканчивается в сахасраре.
Некоторые советуют искать Реализацию в голове [сахасрара]; другие — между бровями; третьи — в Сердце; некоторые иные — в солнечном сплетении. Если Реализация заключается в достижении паранади, то в неё можно войти из Сердца. Но йогин занят очищением нади; затем пробуждается кундалини, которая, как утверждают, поднимается из копчика в голову. После этого йогину советуется — в качестве решающего шага - спуститься в Сердце.
Веды говорят: "Сердце подобно лотосу, обращённому вниз, или бутону подорожника".
"Там находится яркое пятнышко, не больше атома, подобное кончику зерна риса".
"Это пятнышко напоминает пламя, и в его центре расположен трансцендентальный Брахман". Какое это Сердце? Является ли телесным органом? Если так, то физиологи знают больше всех.
В Упанишадах Сердце толкуется как хридаям, что означает: "Это (есть) центр". То есть отсюда ум поднимается и сюда он опускается. Здесь местонахождение Реализации. Когда я говорю, что это — А т м а н, Я, люди представляют, что оно находится внутри тела. Когда я спрашиваю, где Я остаётся в глубоком сне, они, похоже, думают, что Оно — внутри тела, но не воспринимает тело и его окружение, словно человек в темной комнате. Таким людям необходимо говорить, что место Реализации находится где-то внутри тела. Имя этого центра — Сердце, но его путают с сердечным органом.
Когда человек видит сны, он создаёт себя (т. е. ахамкару, видящего) и своё окружение. Все они затем вбираются в себя. Единый с наблюдателем становится многим. Подобно этому и в бодрствующем состоянии единый становится многим. Объективный мир является на самом деле субъективным. Какой-нибудь астроном открывает новую звезду на гигантском расстоянии и заявляет, что свет идёт тысячи лет, чтобы достичь Земли. Хорошо, но где находится эта звезда в действительности? Разве она не в наблюдателе? Но люди удивляются, как такое огромное небесное тело, большее, чем солнце, и такое далёкое, может поместиться в клетках мозга человека. Пространство, размеры и сам этот парадокс — все они находятся лишь в уме. Как они существуют там? Так как вы начинаете воспринимать их, то должны допустить присутствие све¬та, который освещает их. Эти мысли отсутствуют в глубоком сне, но появляются при бодрствовании. Поэтому этот свет преходящ, имеет начало и конец. Сознание Я постоянно и непрерывно. По¬этому оно не может быть тем вышеупомянутым светом, который не таков и не имеет независимого существования. Следовательно, последний должен быть отражённым светом [абхаса]. Свет в мозгу является, таким образом, отражённым знанием [абхаса сам-вит] или отражённым бытием [абхаса cam]. Истинное знание [Самвит], или Бытие [Cam], находится в центре, называемом Сердце [Хридайя]. Когда человек пробуждается от сна, оно отражается в голове, и затем голова больше не лежит на кровати, но поднята вверх. Отсюда сознание распространяется по всему телу и далее наложенное "Я" ("я") действует как бодрствующее существо.
Чистый свет в мозгу — это шуддха манас (чистый ум), который позже становится загрязнённым и который является обычным умом [малина манас].
Всё это тем не менее содержится в А т м а н е, Я. Тело и его части находятся в Я. Я не заключено в теле, как это обычно пред¬полагается.

Отредактировано Игорь (2010-01-04 13:53:37)


Вы здесь » К вопросам о самореализации » Рамана Махарши. Путь самоисследования » Рамана Махарши. Путь самоисследования