К вопросам о самореализации

Объявление

Форум переехал ----> http://selfrealization.info

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » К вопросам о самореализации » История » ЯПОНСКАЯ ТАЙНА КУРИЛЬСКИХ ОСТРОВОВ


ЯПОНСКАЯ ТАЙНА КУРИЛЬСКИХ ОСТРОВОВ

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s2.uploads.ru/t/8fZhr.jpg


ЯПОНСКАЯ ТАЙНА КУРИЛЬСКИХ ОСТРОВОВ


Двухлетней давности визит тогда ещё Президента РФ Медведева на Курилы, международный скандал и версия, объясняющая многолетние территориальные претензии Японии

«К концу Второй мировой войны японским учёным и военным не без помощи их коллег из III Рейха удалось наладить технологию производства атомного оружия и успешно испытать собственную атомную бомбу. Плюс к этому -  Япония имела собственный промышленный комплекс по производству атомного оружия в Хыннаме».

Территориальные претензии Японии к СССР (а с 1991 года - к правопреемнику Советского Союза в лице Российской Федерации), как известно, высказываются руководством «страны восходящего солнца» уже не первое десятилетие. Объектом претензий, как опять же общеизвестно, является часть островов Курильской гряды. Тема так называемых «северных территорий» периодически то затухает, то начинает озвучиваться с новой силой, но с середины 1950-х годов и по сей день неизменно продолжает оставаться камнем преткновения во взаимоотношениях двух стран.

Последний виток этих споров случился совсем недавно. Первая часть очередного скандала разразилась в последних числах сентября 2010 года. 27 сентября с.г. премьер-министр Японии Наото Кан в своём выступлении перед японскими журналистами сообщил, что Япония по-прежнему считает российские Южные Курилы своей территорией. «Наша позиция по вопросу северных территорий осталась неизменной», -  подчеркнул он.

ПОСЕЩЕНИЕ ДМИТРИЕМ МЕДВЕДЕВЫМ КУРИЛЬСКИХ ОСТРОВОВ И ПОСЛЕДОВАВШИЙ ЗА ЭТИМ МЕЖДУНАРОДНЫЙ СКАНДАЛ

Заявление японского премьера было сделано после того, как появились сообщения о планах Президента РФ Дмитрия Медведева посетить Южные Курилы по завершении его визита в Китай. Японская сторона весьма недвусмысленно дала понять, что визит Президента России на Курильские острова крайне негативным образом скажется на российско-японских отношениях.



http://s3.uploads.ru/sWgfE.jpg


На Камчатке Дмитрия Медведева сопровождали Министр обороны РФ Анатолий Сердюков и командующий Тихоокеанским флотом, вице-адмирал Константин Сиденко

28 сентября с.г. было объявлено, что визит Дмитрия Медведева на Курильские острова отменяется. Формальной причиной послужили неблагоприятные погодные условия, из-за которых аэропорты островов Итуруп и Кунашир временно не принимали самолёты.

29 сентября с.г. Дмитрий Медведев прибыл на Камчатку. На пресс-конференции в Петропавловск-Камчатском Президент России, тем не менее, сообщил журналистам, что на Курильские острова он обязательно нанесёт визит, так как считает этот регион очень важным для России.

Через месяц Президент Медведев подтвердил свои слова делом. 1 ноября 2010 года он посетил Курилы, став первым главой российского государства, посетившим Курильские острова. Президент России начал визит со знакомства с работой геотермальной станции Кунашира, снабжающей электроэнергией несколько населённых пунктов острова. Станция мощностью 3,6 МВт была построена три года назад и теперь обеспечивает 40 % потребностей Южно-Курильска в электричестве. Затем Президент Медведев посетил Южнокурильский рыбокомбинат, где попробовал икру и пообещал руководителю предприятия решить проблемы с доставкой продукта на материк.

http://s2.uploads.ru/0wFpO.jpg

Наото Кан


В Японии, естественно, остались крайне недовольны роисходящим. «Эти четыре острова являются территорией нашей страны, так что визит Президента вызывает у нас сожаление», - заявил премьер-министр Наото Кан, а глава МИД Японии Сэйдзи Маэхара отметил, что это «ранит чувства жителей Японии».

Дополнительную «пикантность» ситуации придало то обстоятельство, что Дмитрий Медведев прибыл на остров Кунашир незадолго до начала его визита в Японию. В ответ на японские претензии МИД России заявил, что глава российского государства «самостоятельно определяет маршруты поездок по территории своей страны», и «какие бы то ни было советы извне на этот счёт неуместны и неприемлемы». В самой Японии, тем временем, реакция на поездку Дмитрия Медведева оказалась столь болезненной, что из Москвы временно даже был отозван японский посол.

Сначала предполагалось, что японское правительство отложило возвращение своего посла в Москву до окончания саммита стран Азиатско-Тихоокеанского региона (АТЭС), который состоялся в Иокогаме 13-14 ноября с.г. Правда, уже 7 ноября с.г. посол Японии Масахуру Коно вернулся в столицу России.



http://s3.uploads.ru/1trJQ.jpg

Посещение геотермальной станции.
Слева - губернатор Сахалинской области Александр Хорошавин


Напомню, что Токио называет три острова - Итуруп, Кунашир, Шикотан и архипелаг Хабомаи, - расположенные в южной части Курильской гряды, своими «северными территориями». При этом в Японии периодически находятся политические силы, которые призывают относить к «северным территориям» все острова Курильской гряды и, соответственно, требуют их «возврата».

Последний такой призыв раздался со стороны Коммунистической партии Японии.

СПРАВКА:

Коммунистическая партия Японии (КПЯ) основана в 1922 году. Ныне - одна из крупнейших не правящих компартий в мире, насчитывающая более 400 тысяч членов. С 2000 года её возглавляет Кадзуо Сии.

КПЯ является парламентской партией Японии. По состоянию на ноябрь 2010 года в верхней палате (палате советников) японского парламента она представлена 6 депутатами, в нижней палате (палате представителей) - 9 депутатами.

http://s3.uploads.ru/Gn9qv.jpg

Председатель ЦК КПЯ Кадзуо Сии

Так вот, на встрече председателя Центрального Комитета Компартии Японии Кадзуо Сии с Генеральным секретарём кабинета министров правительства Японии Есито Сингоку, которая состоялась в Токио 9 ноября 2010 года, глава японских коммунистов назвал потерю этих территорий результатом «экспансионистской политики Сталина». Кадзуо Сии предложил полностью пересмотреть позицию Токио на все договоры по Курильским островам, заключённые Японией после окончания Второй мировой войны. Генсек кабинета министров правительства Японии не поддержал позицию лидера японских коммунистов, однако в информационную повестку дня эта тема вновь была вброшена.

Что не удивительно, учитывая тот факт, что КПЯ на политическом поле Японии выполняет, фактически, ту же роль, что и ЛДПР - на политическом поле современной России. Лидеры КПЯ (как и ЛДПР) «вбрасывают» для обсуждения некую, подчас, явно провокативную тему. После чего происходит неофициальный «замер» того, как отреагировало на эту тему общество. После чего, как правило, представители официальных правящих кругов выражают своё несогласие с заявленной инициативой. Вроде бы ничего и не было, но, как говорится, «осадочек остаётся».

В связи с «курильским» заявлением председателя ЦК Компартии Японии необходимо заметить, что лидеры КПРФ совсем недавно - в 2009-2010 годах - неоднократно высказывались категорически против передачи Японии каких бы то ни было островов Курильской гряды. Подобного рода территориальную уступку тот же Геннадий Зюганов характеризовал не иначе, как попытку пересмотра итогов Второй мировой войны. Однако, после демарша лидера КПЯ со стороны КПРФ никаких комментариев не последовало (во всяком случае, на официальном сайте КПРФ - kprf.ru - мне не удалось найти каких-либо откликов российских коммунистов на этот счёт).

ПРИЧИНА ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ ПРИТЯЗАНИЙ ЯПОНИИ

Надо заметить, что подобного рода дипломатические «стычки» из-за Курильских островов между Россией и Японией происходят регулярно.

В июле 2009 года на нашем сайте были опубликованы две статьи на тему взаимоотношений России и Японии по поводу Курильских островов. Очередная активизация «территориальных претензий» со стороны Японии к России по поводу «северных территорий» наблюдалась весной-летом 2009 года. В статье «Путин готов продать Японии Курильские острова?» я рассказывал об обстоятельствах, сопровождавших очередную фазу обострений отношений между Японией и Россией по поводу Курил.

Исторический аспект «территориальных споров», роль США в подталкивании японских руководителей к заявлениям о «северных территориях», анализ этих заявлений с точки зрения международного права и юридическая ничтожность японских претензий были подробно освещены в статье «Япония и США в битве за российские Южные Курилы».

Возникает закономерный вопрос: почему же японское руководство столько лет и с таким упорством требует возврата Южных Курил? Эти претензии, конечно же, можно было бы объяснить тем обстоятельством, что после развала СССР Россия значительно ослабла. А когда страна оказывается в такой ситуации, как показывают многочисленные исторические примеры, тут же находится масса ушлых соседей, желающих отщипнуть себе часть её территории. Но по зрелому размышлению это объяснение представляется не совсем корректным.

Ведь, как, опять же, известно, Япония и ранее заявляла о своих правах на часть островов Курильской гряды. То есть - в те времена, когда СССР реально являл собой одну из сильнейших и ведущих держав мира. Значит, причина претензий кроется в чём-то другом. Но - в чём?

Рискну предложить свою версию.

Вполне возможно, что в августе-сентябре 1945 года, незадолго до окончания Второй мировой войны, между руководством СССР и руководством капитулировавшей Японии была достигнута некая публично не афишируемая договорённость. Япония передавала Советскому Союзу нечто столь ценное, что Иосиф Сталин был готов отдать за это Японии часть островов Курильской гряды, на которые, справедливости ради надо сказать, Япония претендовала, как минимум, с XIX века. Либо - как вариант - по завершении Второй мировой войны не претендовать на возврат южной части островов Курильской гряды, которые по итогам Русско-японской войны 1905 года (как и южная часть Сахалина) отошли Японии.

Но тогда возникает другой вопрос: что же такого ценного могла поверженная Япония передать Советскому Союзу, если руководство СССР было готово оплатить это приобретение территориями, которые должны были отойти СССР по итогам Второй мировой войны?

Учитывая военно-политическую обстановку тех лет, ответ может быть только один: Япония готова была передать (и, скорее всего, реально передала!) СССР технологии производства атомного оружия, а, возможно, ещё и реально действующий образец атомной бомбы.

Рассуждая в таком направлении, следует напомнить ряд важных фактов. Известно, что в конце Второй мировой войны между рядом ведущих держав развернулось самое настоящее соревнование за то, кто первой из них станет обладательницей атомного оружия. Среди этих стран, прежде всего, называют США и СССР. В этом же направлении работали учёные Великобритании и Германии.

При этом, официальная версия Второй мировой войны гласит, что учёным III Рейха атомное оружие создать так и не удалось. Мол, не хватило времени, средств, квалификации и пр.

Опять же, согласно официальной версии истории Второй мировой войны, пальма первенства в создании атомного оружия принадлежит США. Считается, что первая атомная бомба («Trinity» - «Троица») была взорвана в США 16 июля 1945 года на военном полигоне близ города Аламогордо в штате Нью-Мексико. После чего, 6 августа 1945 года, на японский город Хиросима была сброшена атомная бомба «Малыш» («Little Boy»), а двумя днями позднее - 9 августа - бомбардировке подвергся второй японский город - Нагасаки, на который была сброшена атомная бомба «Толстяк» («Fat Man»).

Из общедоступных исторических источников известно следующее.  Аналитики ЦРУ полагали, что русские смогут создать свою первую атомную бомбу к середине 1953 года. В крайнем случае - к середине 1950 года. Последняя дата представлялась маловероятной.

......................

2

............


http://s3.uploads.ru/t/E3Lr4.jpg

Февраль 1945 года: Молотов и Сталин на Ялтинской конференции

Что происходит далее? Ещё 6 ноября 1946 года министр иностранных дел СССР В.М. Молотов сделал публичное заявление относительно секрета атомной бомбы, заявив, что «этого секрета давно уже не существует». Это заявление могло означать только одно: Советский Союз не только разработал технологию производства атомного оружия, но и обладает таковым. Научные и военные круги США восприняли это заявление как чистой воды блеф. Однако уже 29 августа 1949 года в СССР была успешно произведено испытание советской атомной бомбы.

Из многочисленных отечественных и зарубежных исторических исследований известно, что за технологиями производства атомного оружия с конца 1930-х годов разведки многих стран (в том числе, естественно, США и СССР) вели самую настоящую охоту. О перипетиях этой охоты издано немалое количество литературы, ознакомление хотя бы с частью которой позволяет сделать вывод о том, насколько это было трудным, а подчас - мало результативным делом.

Но факт остаётся фактом: в СССР секрет технологий производства атомного оружия знали уже к концу 1946 года, а ещё через три года было осуществлено успешное испытание советской атомной бомбы.

Предположим, что Япония в августе-сентябре 1945 года и в самом деле передала Советскому Союзу технологические секреты производства атомного оружия. Но в таком случае возникает противоречие. Ведь, согласно официальной версии истории Второй мировой войны, Япония атомным оружием в 1945 году не обладала. Да, разработки в этом направлении в Японии велись, но всё, по официальной версии, закончилось примерно так же, как и в гитлеровской Германии: не хватило времени, ресурсов, научных познаний и т.п.

...После развала СССР, объединения Западной и Восточной Германии, крушения двухполярного мира в свободном доступе стали появляться - и этот факт признают многие историки и исследователи - многочисленные документы, ранее надёжно спрятанные в архивах под грифом «особо секретно», а также воспоминания очевидцев событий минувших лет. Эти новые источники дают возможность совершенно иначе взглянуть на события не такого уж далёкого прошлого.

Итак, располагала ли Япония к августу 1945 года собственным, либо чужим атомным оружием? Могла ли Япония на не безвозмездной основе передать это оружие и технологию его производства Советскому Союзу?

Да, имела и могла.

«ЭТО НЕВЕРОЯТНО, ЭТО ЧУДОВИЩНО, ЧТО ЯПОНИЯ ПРЕДЛАГАЕТ НАМ ВЗЯТЬ У НЕЁ АТОМНУЮ БОМБУ!»

В 1999 году в московском издательстве «ОЛМА-ПРЕСС» вышла в свет книга А.И. Колпакиди и Д.П. Прохорова, которая называлась так: «Империя ГРУ. Очерки истории российской военной разведки». Текст этой книги без труда можно найти в Рунете, в частности - на интернет-сайте «Милитера». Отдельная глава этого исследования рассказывает о роли военной разведки в деле похищения секретов производства атомного оружия. Глава эта так и называется: «Атомный шпионаж».

О «японском» аспекте «атомной гонки» в этой главе рассказано следующее.


http://s2.uploads.ru/t/fbB4x.jpg

Начальник Генштаба ВС СССР Алексей Антонов

В конце Второй мировой войны советское руководство, учёные СССР, занимающиеся разработкой ядерного оружия, и военные были крайне заинтересованы в получении достоверных сведений о последствиях атомной бомбардировки Соединёнными Штатами японских городов Хиросима и Нагасаки. Уже 6 августа 1945 года генерал армии, начальник Генерального штаба Вооружённых Сил СССР Алексей Антонов (1896-1962; Генштаб Алексей Иннокентьевич возглавлял с февраля 1945 по март 1946 года) поставил перед Главным разведывательным управлением (ГРУ) задачу взять всевозможные пробы в районе взрыва. Выполнение данного приказа поручили сотрудникам токийской резидентуры ГРУ Михаилу Иванову и Герману Сергееву, которые находились в Японии формально как работники генконсульства СССР.

Они прибыли в Нагасаки через день после взрыва. Вот как описывает свои впечатления от увиденного Михаил Иванов в воспоминаниях, которые были впервые опубликованы в газете «Советская Россия» 2 августа 1995 года (публикация называлась «Чемодан с пеплом»):

«Собирали, что требовалось, среди пепла, руин, обугленных трупов. Видели ли вы когда-нибудь отпечатанный миллионы лет назад на геологических отложениях папоротник? А вот когда от людей, ещё сутки назад пребывавших в здравии, только след на камне... Страшно вспоминать, но мы взяли с собой наполовину обугленную голову с плечом и рукой».

Чемодан со страшным грузом был благополучно доставлен в советское посольство. Но вот участникам этой операции за участие в ней пришлось дорого заплатить: Герман Сергеев вскоре умер от лучевой болезни, а Михаилу Иванову перелили в общей сложности 8 литров крови. При этом сами врачи удивлялись, как он остался жив.

СПРАВКА:

Генерал ГРУ Михаил Иванович Иванов родился в 1912 году во Владимирской губернии. В 1932 году поступил в военное училище связи. С 1937 года воевал в Испании, где был контужен. В 1938 году поступил на специальный факультет военной Академии им. М.В. Фрунзе, по окончании которой в 1940 году его направили в 5-е управление РККА (военная разведка). В совершенстве знал пять иностранных языков. С 1941 по 1945 годы находился в Японии под прикрытием должностей секретаря консульского отдела, вице-консула, консула. В круг основных обязанностей М.И. Иванова входила шифровка информации, закладка тайников, вер­бовка агентуры и, самое главное, связь с неле­гальной группой ГРУ «Рамзай», во главе кото­рой стоял Рихард Зорге.

В 1950-х годах работал в Турции в качестве легального сотрудника посольства, а фактически - руково­дил разведывательной сетью в этой стране. Во время войны Египта с Израилем в зоне Суэцкого канала М.И. Иванов сумел достать и отправить в Москву из­раильские карты боевых действий и сведения о готовящемся сверже­нии союзного сирийско­го правительства. Для того чтобы добыть столь ценную информацию, пришлось «обаять» любовницу премьер-министра Турции, которая и помогла выкрасть секретные документы. «Сдал» Михаила Иванова тогдашний глава СССР Никита Хрущёв, который эмоционально заявил на весь мир,  что, благодаря «моим ребятам на Бос­форе» ему известны все происки американских спецслужб. В результате, Турция объявила Иванова персоной «нон-грата».

В 1960-х годах Миха­ил Иванов вновь рабо­тал в Японии, курируя деятельность военной разведки в этой стране. Последней зарубежной командировкой для ве­терана ГРУ стал Китай. Там он работал в 1970-е годы уже при Леониде Брежневе. Потом Михаил Иванович в звании генерал-майора преподавал в Военно-дипломатической ака­демии. Защитил кандидатскую, а потом - и докторскую диссертации на материале своей работы в Японии, профессор. В 2007 году отпраздновал свой 95-летний юбилей.


http://s3.uploads.ru/t/ALC9v.jpg

Пётр Ивашутин

Так вот, в 1990-х годах стали появляться данные о том, что в августе 1945 года США сбросили на Японию не две, а три атомные бомбы, одна из которых не взорвалась и позднее была переправлена в СССР. Впервые об этом рассказали московские журналисты И. Морозов и С. Козырев в статье «Бомба для Нагасаки в России?» (опубликована в ежемесячнике «Совершенно секретно», 1992 г., № 7).

Авторы статьи ссылались на письмо бывшего сотрудника ГРУ П.И.  Титаренко начальнику ГРУ П.И. Ивашутину, написанное в 1970-х годах (Пётр Иванович Ивашутин, 1909-2002, Герой Советского Союза, в ранге заместителя начальника Генерального штаба ВС СССР на протяжении 25 лет возглавлял Главное разведывательное управление - с марта 1963 по июнь 1987 года).

Пётр Иванович Титаренко, в свою очередь, в 1945 году находился в качестве переводчика при штабе маршала Р.Я. Малиновского, который во время военной операции против Японии командовал Забайкальским фронтом. В своём письме на имя начальника ГРУ Пётр Титаренко рассказывает, в частности, следующее:

«...А теперь приступаю к рассказу о том, ради чего, собственно, и пишу Вам.

Как только началось разоружение Квантунской армии, в Чаньчунь из Токио 23-24 августа 1945 г. прилетел представитель императорской ставки (Чаньчунь - город в юго-восточной части Китая, находится примерно в 650 километрах по прямой линии от побережья Южно-Китайского моря - Consp.). Его представил генералу Ковалёву начальник разведотдела Квантунской армии полковник Асада (в других источниках встречается иное написание - Асаэда, а также иное воинское звание Асаэды - подполковник - Consp.), сказав, что он прибыл в Чаньчунь в целях наблюдения за ходом выполнения приказа императора о безоговорочной капитуляции. Это был богатырского и роста, и телосложения молодой офицер в чине полковника. (Он очень мало был в Чаньчуне, и фамилии его я не помню.)


http://s2.uploads.ru/TYxn6.jpg

Сигэхару Асаэда

Как впоследствии выяснилось, действительной целью его прибытия в Чаньчунь было не наблюдение за ходом выполнения приказа императора, а передача Советскому Союзу третьей невзорвавшейся атомной бомбы, сброшенной на город Нагасаки в августе 1945 г., и он в одной из бесед со мной предложил мне взять у него эту бомбу. Я хочу подробно рассказать Вам содержание нашей беседы во время сделанного им предложения.

Как только полковник Асада и представитель ставки покинули штаб, Ковалёв дал мне указание - принимать представителя ставки вне очереди. (Речь, судя по всему, идёт о генерал-полковнике (1943) Михаиле Прокофьевиче Ковалёве; 1897-1967. С октября 1941-го по июль 1945 года командовал Забайкальским фронтом. После того, как на эту должность был назначен  Р.Я. Малиновский, М.П. Ковалёв занял должность его заместителя. - Consp.)


http://s3.uploads.ru/qxgKf.jpg

Лето 1945 года, Забайкальский фронт. Михаил Ковалёв - в центре (в белом кителе)

Дело в том, что в эти дни в штаб потоком шли различные японские делегации, считавшие своим долгом представиться советскому командованию, а поэтому в штабе с 10 до 14 часов всегда было многолюдно, и именно в это время в течение нескольких дней штаб посещал представитель ставки.

Он, видимо, рассчитывал на нормальную работу штаба, которая позволит ему беспрепятственно встретиться с Ковалёвым и выполнить своё секретное задание. Но в эти дни у Ковалёва и у меня в приёмной были люди, и тогда, видя, что срок передачи атомной бомбы истекает, так как на 28 августа была назначена высадка американских войск в Японию, он изменил время посещения штаба и пришёл к нам 27 августа 1945 г., уже после официального приёма, примерно часов в 15-16.

В это время в штабе никого из посторонних не было: я сидел один в приёмной. А напротив, в кабинете генерала Ямады (山田 乙三, Отодзо Ямада, 1881-1965, генерал Императорских вооружённых сил Японии, Главнокомандующий Квантунской армией - Consp.), находился только генерал Ковалёв и генерал-лейтенант Феденко из ставки маршала Василевского - он возглавлял общее руководство разведкой на Дальнем Востоке.

СПРАВКА

Фёдор Александрович Феденко, 1903-1973; с мая 1945 года - генерал-лейтенант; в августе-сентябре 1945 года осуществлял руководство военной разведкой на Дальнем Востоке, контролировал ход капитуляции и разоружения Квантунской армии; в послевоенные годы - заместитель начальника ГРУ Генштаба ВС СССР, руководитель оперативной группы в ГДР, главный редактор журнала «Военный зарубежник».

Алексей Михайлович Василевский, 1895-1977; Маршал Советского Союза (1943), один из лучших полководцев Второй мировой войны; с 30 июля 1945 года по 21 марта 1946 года - главнокомандующий советскими войсками на Дальнем Востоке.

http://s3.uploads.ru/t/dFMIk.jpg

Отодзо Ямада

Вдруг появился представитель ставки. Я доложил о его приходе Ковалёву, который сказал мне: "Мы сейчас пишем одно срочное донесение, принять его не можем. Попроси, чтобы он подождал минут 30". Когда я уже выходил из кабинета, Ковалёв крикнул мне вслед: "Ты займи его там разговорами, чтобы он не скучал".

Поскольку в то время в памяти были свежи атомные бомбардировки городов Хиросима и Нагасаки, то у меня возникла мысль поинтересоваться, как у них в ставке оценивают это новое американское оружие и какую роль сыграли бомбардировки японских городов в деле капитуляции Японии. А потому, когда мы остались с полковником наедине, я и задал ему эти два вопроса.

Отвечая на мой первый вопрос, он сказал, что атомные бомбы -  действительно мощное оружие, тут ничего не скажешь, они обладают огромной разрушительной силой, он назвал число жертв и охарактеризовал масштабы разрушений.

Что же касается причин капитуляции, то основную роль в ней сыграли не атомные бомбардировки, а неожиданное и быстрое поражение Квантунской армии; это, сказал японец, лишило нас тыла и сделало дальнейшее сопротивление невозможным.

Американцы, сбрасывая на нас бомбы, продолжал японец, не достигли той цели, какую они ставили перед собой: во-первых, это новое оружие пока ещё является дорогостоящим даже для такой страны, как Америка, и, во-вторых, нам хорошо известно, что в их распоряжении находится очень незначительное количество этих бомб - вот они сбросили на нас эти три бомбы и на этом полностью исчерпали все свои запасы.

Я поправил его, сказав, что американцы сбросили на Японию две, а не три бомбы: одну на Хиросиму, и другую - на Нагасаки. "Нет, - ответил полковник, - они сбросили на нас три бомбы: одну на Хиросиму, и две - на Нагасаки, но одна у них не взорвалась".

Это было неожиданным для меня, и я как-то сразу спросил его: "И что же вы сделали с этой бомбой?".


http://s3.uploads.ru/t/BgT3G.jpg

Алексей Василевский


"А что мы можем с ней сделать при нынешнем нашем положении? Лежит она у нас, придут американцы, возьмут её, и на этом всё будет закончено". Затем, сделав небольшую паузу и внимательно посмотрев на меня, добавил: "Знаете, мы бы с большим удовольствием передали её вам".

Это было так неожиданно, что я не принял всерьёз его слова и с нескрываемой усмешкой сказал: "Это интересно знать, почему Япония вдруг решила передать нам американскую атомную бомбу, да ещё с большим удовольствием?".

"Видите ли, в чём дело, - начал пояснять полковник, - наши острова будут оккупировать американские войска, и если Америка будет обладать монополией на атомное оружие, то мы пропали: она поставит нас на колени, закабалит, превратит в свою колонию, и мы никогда не сможем вновь подняться. А если атомная бомба будет и у них, и у вас, то мы глубоко уверены, что в самом недалёком будущем мы вновь поднимемся и займём подобающее нам место среди великих держав".

Мне эти доводы показались убедительными, и я спросил его: «А как вы практически мыслите осуществить передачу нам атомной бомбы?».

«Да это очень просто сделать, - ответил полковник, - пока у нас с Токио есть прямая связь, пойдёмте с вами к аппарату, вы получите подтверждение о передаче вам атомной бомбы, затем сядем, ну, хотя бы с вами, в самолёт, полетим в Токио, там вы получите атомную бомбу и привезёте её сюда».

Участие в этом деле Токио вызвало некоторые сомнения, и я спросил его: «И вы думаете, что Токио даст своё согласие на передачу нам атомной бомбы?».

«Я по этому поводу не думаю, - ответил полковник, - я знаю, что Токио даст его: я гарантирую вам это. Связь с Токио я устраиваю не для себя, а для вас, чтобы вы были уверены в вашем полёте».

Но мне как-то всё ещё не верилось, что Япония передаст нам атомную бомбу, и я, стремясь получить ещё какие-то подтверждения, задал ему каверзный вопрос: «А как вы будете отчитываться перед американцами, что вы им скажете, куда делась третья, невзорвавшаяся бомба?».

Но полковник махнул рукой и сказал: «Это вы не беспокойтесь, перед американцами мы отчитаемся, мы найдём, что им сказать».

Я почувствовал, что говорить нам больше не о чем: бомба передаётся, обо всех деталях передачи мы договорились, осталось действовать - идти к прямому проводу, получить подтверждение и лететь в Японию за получением атомной бомбы.

Я поблагодарил полковника за сделанное им предложение и сказал, что о нашем разговоре доложу своему командованию.

«Доложите, - ответил полковник, - только имейте в виду, что для передачи вам атомной бомбы в нашем распоряжении остались уже не дни, а часы. И если только вы решите взять у нас атомную бомбу, то нам надо действовать как можно быстрее, пока ещё не высадились на наших островах американцы, и мы ещё являемся на них полными хозяевами».

Я заверил его, что с докладом своему командованию не задержусь.

Вскоре Ковалёв пригласил его к себе. Сначала, поскольку полковник торопил меня с докладом, я хотел тут же, при нём, сообщить о его предложении, но в последний момент решил, что надо дать возможность нашим генералам наедине обсудить этот вопрос. И как только он ушёл, я сразу рассказал, что сейчас, во время разговора с полковником мне удалось выяснить, что на Японию сброшено не две, а три атомные бомбы, но одна из них не взорвалась, и он предлагает нам взять у них эту бомбу.

Выслушав меня, генерал-лейтенант Феденко воскликнул: "Да этого не может быть, это невероятно, чтобы он предложил нам взять у них атомную бомбу! Не пошутил ли он?" (получается, что анонимный японский полковник во время аудиенции у генералов Ковалёва и Феденко ничего им про третью бомбу почему-то не сказал; во всяком случае, это следует из текста письма Титаренко - Consp.).

Я ответил, что на шутку не похоже: он предлагает идти к прямому проводу и заверяет, что Токио подтвердит его предложение, и просит, если мы только решим взять у них атомную бомбу, действовать как можно быстрее, так как для передачи бомбы остались, по его словам, не дни, а часы, поэтому нам надо что-то срочно ему ответить: он ждёт нашего ответа.

После моих слов Феденко быстро встал и, направляясь к двери, повторил: "Это невероятно, это чудовищно, что Япония предлагает нам взять у нее атомную бомбу!". С этими словами он вышел из кабинета.

Дальнейшее мне неизвестно: у Феденко был свой переводчик, и он практическую сторону дела взял в свои руки. Но мне известно, что японский полковник сразу же после этого посещения штаба прекратил свои наблюдения за ходом выполнения приказа императора и исчез. Причём, так быстро, что даже не нанёс Ковалёву прощального визита, который он должен был нанести...

...Рассказал Вам это потому, что, возможно, я остался единственным живым свидетелем тех сверхсекретных переговоров, а подробности этих переговоров Вам могут в Вашей работе как-то пригодиться».

Кроме письма Петра Титаренко начальнику ГРУ Петру Ивашутину журналисты И. Морозов и С. Козырев всё в том же номере ежемесячника «Совершенно секретно» приводят две телеграммы. Первая из них, направленная начальником штаба Квантунской армии генерал-лейтенантом Хикосабуро Хата (1879-1962), сохранилась в японских архивах:

«Радиограмма № 1074

27 августа 1945 г.

Заместителю начальника Генштаба от начальника штаба Квантунской армии.

Неразорвавшуюся атомную бомбу, доставленную из Нагасаки в Токио, прошу срочно передать на сохранение в советское посольство. Жду ответа».


..................

3

............


http://s2.uploads.ru/bjKYP.jpg

В штабе 1-го Дальневосточного фронта: Константин Мерецков и Алексей Василевский допрашивают Хикосабуро Хата

Этот факт, в частности, упоминает и С.В. Чертопруд, автор книги «Научно-техническая разведка от Ленина до Горбачёва», которая в 2002 году вышла в свет в московском издательстве «ОЛМА-ПРЕСС». Правда, Чертопруд замечает, что этот документ, написанный на японском языке от руки, хранится в центральном архиве Министерства обороны РФ.

Вторая телеграмма была послана заместителю наркома иностранных дел С. Лозовскому из советского посольства в Токио:

«Товарищу Лозовскому

Следуя достигнутой с японской стороной договорённости, направляем неразорвавшуюся атомную бомбу и материалы к ней в распоряжение советского правительства».

ПЕРЕДАЛА ЛИ, НА САМОМ ДЕЛЕ,  ЯПОНИЯ СОВЕТСКОМУ СОЮЗУ АТОМНУЮ БОМБУ АМЕРИКАНЦЕВ? ЗАПУСК В ПУБЛИЧНЫЙ ОБОРОТ КОНТРВЕРСИИ

Справедливости ради следует отметить, что имеется и скептический взгляд на факт гипотетически возможной передачи Японией Советскому Союзу неразорвавшейся атомной бомбы США. Примечательно, что контрверсии стали озвучиваться во второй половине 1990-х годов. Можно понять, почему: ведь если история с передачей атомной бомбы и в самом деле имела место, то это могло привести к достаточно серьёзным последствиям международного масштаба. Не говоря о том, что существование неких тайных договорённостей 1945 года между руководителями СССР и Японии, по идее, могло привести и к пересмотру общепринятой версии истории конца Второй мировой войны.

Как же развивались события дальше? А вот как. В упоминавшейся книге Сергея Чертопруда - «Научно-техническая разведка от Ленина до Горбачёва» -  мы можем прочитать следующее:

http://s3.uploads.ru/t/5NdR1.jpg

«По сообщениям красноярской газеты "Очевидец", в первой половине февраля 1945 года двое охотников нашли в якутской тайге в районе Верхневилюйска странную повисшую на дереве "конструкцию", представлявшую собой авиабомбу со стабилизатором и медным пропеллером, анероидным прибором для отцепки бомбы на заданной высоте, парашютом и термитными шашками для уничтожения всей системы.

Журналисты из Красноярска посчитали, что это была маленькая копия американских атомных бомб "Малыш" и "Толстяк", случайно сброшенная Соединёнными Штатами на территорию советского Дальнего Востока раньше, чем на Хиросиму и Нагасаки. Бомбу забрали органы НКВД и перевезли в Москву.

Американские ВВС в годы Второй мировой войны систематически бомбили позиции японцев на Курильских островах. Нередко их бомбы из-за ошибок в расчётах экипажей бомбардировщиков попадали и на советскую территорию. Так, только в июне 1944 года на побережье полуострова Камчатка было обнаружено 106 зажигательных бомб, 28 из которых оказались неразорвавшимися. Надписи на корпусах указывали, что они изготовлены в США. Кроме того, было отмечено несколько случаев, когда самолёты ВВС США сбрасывали бомбы в пределах советских территориальных вод. Одну из них какими-то неведомыми путями и занесло в якутскую тайгу».

Сергей Чертопруд сильно сомневается в том, что Япония и в самом деле передала Советскому Союзу неразорвавшуюся над Нагасаки атомную бомбу американцев. Говоря о причинах событий, развернувшихся в конце сентября 1945 года в китайском городе Чаньчунь, Чертопруд выдвигает свою версию:

«Как выяснилось, центральной фигурой в этом деле явился оперативный офицер японского генштаба (так он обозначен в японских документах) подполковник С. Асаэда, который прилетел в Чаньчунь из столицы Японии накануне вступления в город советских войск с телеграммой генерального штаба, носившей в силу своего содержания сверхсекретный характер.

Документ содержал указания генштаба командованию Квантунской армии срочно начать переговоры с представителями Красной Армии (на тот момент - Советской Армии - Consp.) о порядке капитуляции японских войск на материке. При этом генштаб и высшие чины армии считали целесообразным до окончательного решения совещания союзников -  СССР и США - оставить без боя Советскому Союзу территории Маньчжурии, Кореи, Южного Сахалина, Северного Китая с Тянь-Цзинем и островов Цусима и Сайсю, запирающих проход флота через Цусимский пролив. Как считали японские генералы, заняв эти территории, "Советский Союз будет иметь более выгодную позицию по отношению к американцам, оккупирующим собственно Японию. Кроме того, такое распространение Советского Союза предотвратит влияние американцев на материке, ещё больше укрепит силу и мощь Советского Союза и его вес в международной политике" [...].

Задача же подполковника Асаэды состояла в том, чтобы подготовить благоприятные военные и политические условия для ускоренного продвижения советских войск на юг. Японские генштабисты тогда ещё не знали, что зоны оккупации и боевых действий войск союзников уже были строго поделены на конференции в Потсдаме, и все попытки Москвы их изменить были решительно пресечены Вашингтоном.

Неофициально, по заключению советской военной разведки, Асаэда должен был забрать из штаба Квантунской армии важные и секретные документы, которые, видимо, изобличали Японию и её вооружённые силы в агрессивных намерениях по отношению к СССР.

Попав в оккупированный Красной Армией Чаньчунь, оперативный офицер генштаба быстро выполнил стоявшие перед ним задачи и попросил у советского командования разрешение на вылет в Токио. Начальник 2-го управления ГРУ РККА генерал-лейтенант Ф. Феденко запросил по этому поводу решение Ставки Верховного Главнокомандования. Ответ пришёл отрицательный. Тогда-то японцы, стремясь достичь цели любым путём, и пустили "атомную утку".

26 августа подполковник С. Асаэда попросил личной аудиенции у генерал-лейтенанта Феденко. Ожидая встречи с советским представителем в приёмной, Асаэда как бы невзначай в разговоре с переводчиком Титаренко впервые изложил ему "сенсационное" предложение советской стороне забрать у японцев якобы неразорвавшуюся вторую атомную бомбу, сброшенную авиацией США на Нагасаки. Для этого необходимо было лишь слетать с ним на самолёте в Токио до прихода туда американских войск. Японский генштабист охотно брался за проведение этой непростой операции. Для подтверждения своих слов Асаэда пригласил советских представителей связаться со столицей Японии по прямому проводу.

В тот же день подполковника Асаэду принял Ф. Феденко. Судя по имеющимся документам, на встрече речь ни о какой бомбе не шла. Разговор касался только вышеназванных предложений японского генералитета об ускорении наступления Красной Армии на юг и выдаче разрешения оперативнику на вылет в столицу.

Феденко запросил главкома советских войск на Дальнем Востоке маршала А. Василевского, не следует ли ему направить Асаэду на самолёте к нему. Главком ответил: "Передайте Феденко, что с Асаэдой я встречусь 29-30, будучи в Чаньчуне".

Вот тогда-то, утром 27 августа в подтверждение мнимой подлинности своих слов об атомной бомбе С. Асаэда и X. Хата, очевидно, и составили заведомо ложную вышеупомянутую радиограмму в Токио.

По всей видимости, советское командование и военная разведка оперативно организовали проверку достоверности этой информации».

Излагая эту версию событий, Сергей Чертопруд ссылается на публикацию приложения к «Независимой газете» -  «Независимое военное обозрение» (№ 6 от 13.02.1998 г., статья А.Н. Почтарёва «"Малыш" над Якутией»).

Примерно в то же время в российских СМИ была опубликована ещё одна статья, опровергающая гипотезу о возможности передачи Советскому Союзу со стороны Японии атомной бомбы. В книге А.И. Колпакиди и Д.П. Прохорова: «Империя ГРУ. Очерки истории российской военной разведки» об этом сказано следующее.

В «Литературной газете» (№ 34 от 20 августа 1997 г.) была опубликована статья И. Морозова «Тайная миссия принца Такэды». Публикация была подготовлена тем самым И. Морозовым, который пятью годами ранее вместе со своим коллегой С. Козыревым опубликовал в «Совершенно секретно» сенсационную по своей сути статью «Бомба для Нагасаки в России?».

Получалась такая картина: И. Морозов провёл дополнительное расследование, в ходе которого выяснил следующее. 23-24 августа 1945 года в китайский Чаньчунь прибыл не только майор Сигэхару Асаэда, но и член японской императорской семьи Мия Такэда. Цель их визита заключалась в том, чтобы заставить Главнокомандующего Квантунской армией генерала Отодзо Ямада применить против советских войск... бактериологическое оружие! При этом с переводчиком Петром Титаренко общался не безымянный офицер - некий представитель императорской ставки вооружённых сил Японии, а майор Сигэхару Асаэда (заметьте: в этой версии Асаэда находился в звании уже не полковника и не подполковника, а майора!).

И, наконец, самое главное. Согласно «дополнительному расследованию», проведённому И. Морозовым, получалось вот что: за так называемую третью неразорвавшуюся атомную бомбу США (из двух бомб, якобы сброшенных на Нагасаки), и японцы, и русские приняли... американский радиозонд!

Что имеем на выходе?

1992 год - в газете «Совершенно секретно» озвучивается версия о том, что на Нагасаки американцы сбросили не одну, а две атомных бомбы. Вторая бомба не взорвалась и была передана японскими военными представителям советских Вооружённых Сил.

1997 год - в «Литературной газете» публикуется статья с изложением прямо противоположных фактов. Никакой третьей, неразорвавшейся, атомной бомбы не было. За неё и японцы, и русские приняли американский радиозонд. Версия, прямо скажем, барахло: не надо иметь семь пядей во лбу, чтобы отличить радиозонд от атомной бомбы, а специалисты, которые могли бы отличить бомбу от зонда, имелись как в японской, так и в Советской Армии.

1998 год - меньше, чем через полгода в «Независимом военном обозрении» появляется ещё одна публикация, которая словно должна закрепить озвученную в «Литературной газете» версию про радиозонд, который был принят за неразорвавшуюся атомную бомбу. В статье, кроме того, говорится о том, что, с одной стороны, американские лётчики, бомбя расположения японских войск на Курильских островах, иногда промахивались, и бомбы падали на территорию СССР. А, с другой стороны, уже был случай, когда обнаруженную в районе Верхневилюйска неразорвавшуюся бомбу, сброшенную ВВС США, приняли за маленькую копию американской атомной бомбы - то ли «Толстяка», то ли «Малыша».

Но что же, предположительно, с 23 по 27 августа 1945 года делал майор (или подполковник, или полковник) Сигэхару Асаэда в Чаньчуне, какова была цель его визита? В качестве ответа на этот вопрос в российских публикациях 1990-х годов были предложены три версии. Причём, версии взаимоисключающие.

По одной из версий, Асаэда должен был обеспечить передачу советской стороне неразорвавшейся атомной бомбы, сброшенной вооружёнными силами США на японский город Нагасаки.

По второй версии, Асаэда должен был забрать некие секретные документы, которые изобличали Японию и её вооружённые силы в агрессивных намерениях по отношению к СССР. А когда с отъездом Асаэды из Чаньчуня (вместе с изъятыми им документами) возникла проблема, и была запущена дезинформацию про неразорвавшуюся атомную бомбу США, которую, дескать, японцы хотели бы передать русским, для чего Сигэхару Асаэда необходимо было вернуться из Чаньчуня в Токио.

Наконец, согласно третьей версии получается, что Асаэда (теперь - уже вместе с представителем императорской семьи Японии) прибыл в Чаньчунь, с тем чтобы убедить находившегося в этом китайском городе Главнокомандующего Квантунской армией генерала Отодзо Ямада применить против советских войск бактериологическое оружие.

Новые объяснения и версии лишь дополнительно запутали сюжет с передачей неразорвавшейся бомбы. Очевидно, что интересующихся этой проблематикой новые версии должны были подвести к мысли, что никакой передачи бомбы не было. Как не было и самой бомбы. И всё бы хорошо, если бы через полгода после публикации в «Независимом военном обозрении» не грянула очередная сенсация.

В КОНЦЕ ВОЙНЫ ЯПОНИЯ УСПЕШНО ИСПЫТАЛА СОБСТВЕННУЮ АТОМНУЮ БОМБУ. И ЭТО - ФАКТ!

6 августа 1998 года в еженедельнике «Аргументы и Факты» (№ 32) была опубликована статья Георгия Польского «Атомную бомбу взорвали ещё и японцы?». Это была едва ли не первая публикация в России, рассказывающая о том, что к концу Второй мировой войны Япония не только создала собственную атомную бомбу, но и провела её успешные испытания. Вот интересующая нас цитата из этой публикации:

«Возможно ли такое? Ответом на этот вопрос служит сенсационное сообщение корреспондента ИТАР-ТАСС в Вашингтоне Владимира Кикило. Оказывается, американский эксперт в области ядерного вооружения Чарльз Стоун заявил корреспондентам, что на основе тщательного изучения архивных материалов он убедился в том, что японцы уже задолго до начала Второй мировой войны работали над созданием атомной бомбы.

Урана у них не было, но немцы регулярно экспортировали в Страну восходящего солнца это вещество. Когда же военное положение гитлеровской Германии резко ухудшилось, и они лишились возможности доставлять уран по морю на кораблях, Гитлер решил продолжать доставку урана на подводных транспортных судах [...].

По утверждению Стоуна, японцы к тому времени уже накопили достаточное количество урана для того, чтобы взорвать свою атомную бомбу. Это произошло 12 августа 1945 года, т. е. незадолго до капитуляции Японии. По его словам, ядерное испытание проводилось в Японском море, недалеко от северного побережья Кореи, и имело все характерные признаки: огненный шар диаметром приблизительно 1 000 метров и огромное грибовидное облако. Мощность взрыва была примерно такой же, как и у американских бомб, сброшенных на Хиросиму и Нагасаки.

Этому событию предшествовала усиленная научно-исследовательская работа японских ученых, не столько в Японии, которая подвергалась ожесточённым бомбардировкам, сколько в огромном корейском научно-исследовательском и промышленном комплексе в Хыннаме, где японцы возвели ещё и секретный завод. Здесь, по мнению Стоуна, и была произведена японская бомба.

Эту сенсационную новость в определённой степени подтверждают исследования его соотечественника Теодора Макнелли, служившего в конце войны в аналитическом разведывательном центре американской армии на Тихом океане, которой командовал генерал Макартур.

По словам Макнелли, американская разведка располагала данными о крупном ядерном центре в корейском городе Хыннам. Она знала также о существовании в Японии циклотрона. Кстати, именно в штабе армии Макартура и было получено сообщение о первом японском испытании атомной бомбы в Корее, у побережья Японского моря. По крайней мере, это утверждает Стоун».

Справедливости ради надо заметить, что одним из первых о наличии у Японии технологии производства атомного оружия, равно как и об испытании первой японской атомной бомбы 12 августа 1945 года, сообщил калифорнийский журналист и военный историк, участник войны США во Вьетнаме, Роберт К. Уилкокс (Robert K. Wilcox).

Ещё в 1985 году он опубликовал книгу, которая называлась так: «Секретная война Японии» («Japan's Secret War: Japan's Race against Time to Build its Own Atomic Bomb», William Morrow & Company, 1985). В 1995 году в США вышло второе издание этой книги.

Об исследованиях Роберта Уилкокса я более подробно рассказывал ранее в статье «Схватка за Антарктиду. Часть 9»: к этому тексту я и отсылаю всех интересующихся. Сейчас же необходимо обратить внимание на важное обстоятельство. Работы по производству атомного оружия Япония вела, как уже было сказано, на площадях гигантского производственного комплекса, расположенного на корейском полуострове либо в самом городе Конан (Хыннам), либо в его окрестностях.

Когда японская армия была разгромлена, город Хыннам вошёл в зону советского влияния, и ныне располагается на территории Корейской Народно-Демократической республики.

ЯПОНСКАЯ АТОМНАЯ ПРОГРАММА И НЕРАЗОРВАВШАЯСЯ АТОМНАЯ БОМБА США: ОБЪЕДИНЕНИЕ ДВУХ ВЕРСИЙ

Дополнительно интересующую нас информацию попробуем найти в других источниках. Её, и в самом деле, можно найти!

В 2004 году в США вышла книга американского исследователя Джозефа Фаррелла (Joseph P. Farrell) «Чёрное солнце Третьего рейха. Битва за оружие возмездия»  («Reich of the Black Sun. Nazi secret weapons & the cold war allied legend»). В 2008 году она была на русском языке выпущена московским издательством «Эксмо». Относительно интересующей нас темы в книге Фаррелла содержатся следующие данные.

Вот что пишет Джозеф Фаррелл по поводу передачи Японией Советскому Союзу неразорвавшейся в Нагасаки третьей атомной бомбы США. Он ссылается на вышедшее в 2001 году в ФРГ исследование Эдгара Мейера (Edgar Meyer) и Томаса Менера (Thomas Mehner) «Тайна германской атомной бомбы. Одержали ли учёные Гитлера победу в ядерном соревновании? Секретные проекты в Инсбруке, в окрестностях Йонашталя и Арнштадта, и в Праге» («Das Geheimnis der deutschen Atombombe: Gewann Hitlers Wissenschaftler den nuklearen Wettlauf doch? Die Geheimprojekte bei Innsbruck, im Raum Jonastal bei Arnstadt und im Prague»). На русский язык это исследование по состоянию на ноябрь 2010 года пока что не переведено.

Мейер и Менер, в свою очередь, тоже упоминают о письме военного переводчика Петра Ивановича Титаренко, на тему которого в 1992 году была публикация в германском журнале «Spiegel». Скорее всего, «Spiegel» воспользовался публикацией в «Совершенно секретно». Но, в данном случае интересно не это.

Мейер и Менер в своей книге говорят о том, что в какой-то момент в игре участвовала ещё и... четвёртая атомная бомба США! Она, вроде бы, перевозилась на Дальний Восток на борту тяжёлого крейсера ВМФ США «Индианаполис» (бортовой номер СА 35), когда тот затонул в 1945 году.

В истории гибели «Индианаполиса» и по сей день ясно далеко не всё. Известно, что в ночь с 29 на 30 июля 1945 года он был атакован японской подводной лодкой «I-58» под командованием Мотиюки Хасимото. Крейсер был атакован шестью торпедами, которые управлялись водителями «кайтен» (морской аналог камикадзе). Из 1199 моряков команды «Индианаполиса» в живых осталось лишь 316.


...........

4

.............

http://s2.uploads.ru/t/Hvieo.jpg

Одна из последних фотографий «Индианаполиса»


В 2001 году известный российский японовед Виталий Григорьевич Гузанов, (1927-2007; капитан первого ранга в отставке, писатель-маринист, автор более 20 изданных книг) посетил «святая святых» японских ВМС - зал камикадзе морского кадетского корпуса. После чего написал статью, в которой раскрывались дополнительные детали гибели крейсера «Индианаполис». Статья была опубликована в газете «Труд» (№ 48 от 15.03.2001 г.), и называлась так: «Имя смерти - "Кайтен"».

Помимо прочего, эта публикация интересна своими первыми строками: «В июле 1945 года американский крейсер "Индианаполис" доставил на филиппинский остров Тиниан компоненты трёх (трёх! - Consp.) атомных бомб, две из которых впоследствии были сброшены на японские города Хиросима и Нагасаки».

Итак, согласно Виталию Гузанову, «Индианаполис» доставил компоненты именно трёх, а не двух атомных бомб. Находились ли на борту этого крейсера компоненты четвёртой атомной бомбы, как о том пишут Эдгар Мейер и Томас Менер? Пока этот вопрос остаётся открытым. Но факт наличия третьей атомной бомбы США (или, по крайне мере, компонентов к ней) - как говорится, налицо.

А что же относительно собственной атомной бомбы Японии, испытания которой, дескать, были успешно проведены 12 августа 1945 года? Насколько японские учёные, на самом деле, продвинулись в этом направлении?

Я уже упоминал посвящённую этой теме книгу Роберта Уилкокса «Секретная война Японии». Работа Уилкокса, насколько мне известно, до настоящего момента на русский язык также пока что не переведена. Однако, основные выводы Уилкокса цитирует в своей работе «Чёрное солнце Третьего рейха» американский исследователь Джозеф Фаррелл.

В качестве источников информации Роберт Уилкокс использовал, в том числе, и рассекреченные на момент написания его исследования данные американских архивов. В частности - Национального архива США. Уилкокс (а вслед за ним - и Фаррелл) цитирует протокол допроса представителями военной разведки США бывшего инженера промышленного комплекса, расположенного на территории Северной Кореи в окрестностях города Конан (Хыннам), по имени Отогоро Нацуме.

Допрос был произведён 31 октября 1946 года. Содержание допроса было обозначено так: «Дальнейшие расспросы относительно газетной статьи об испытании атомной бомбы в Корее».

http://s2.uploads.ru/W7aMn.jpg

Под «газетной статьёй» имелся в виду текст, опубликованный летом 1946 года в газете «The Atlanta Constitution» (основана 16 июня 1868 года, в 1982 году газета объединилась с изданием «The Atlanta Journal», и с тех пор выходит под названием «The Atlanta Journal-Constitution»). Публикация воспринималась редакцией как явно сенсационная - её анонс был вынесен на первую полосу. Статья называлась так: «Япония сделала атомную бомбу.  Русские захватили японских учёных» («Japan Developed Atom Bomb; Russians Grabbed Scientists»).


http://s2.uploads.ru/t/cLDd4.jpg

Дэвид Снелл

Автором статьи был журналист газеты Дэвид Снелл (David Snell; 1921-1987), который в 1945 году служил в армии США, являясь сотрудником 24-го следственного отделения (24th Criminal Investigation Detachment), работавшего на территории Кореи и расследовавшего военные преступления против Соединённых Штатов. По окончании службы в армии Снелл и опубликовал в родной газете статью, вызвавшую в своё время немалый переполох.

Снелл не называл источников своей информации, сославшись лишь на некоего японского офицера, возвращавшегося из Кореи в Японию. В целях безопасности своего информатора Снелл его обозначил вымышленным именем: «капитан Цетусюо Вакабаяши» (Capt. Tsetusuo Wakabayashi). Этот офицер сообщил Снеллу, что в круг его обязанностей входило обеспечение безопасности секретного объекта в Хыннаме. Именно Дэвид Снелл и был первым человеком, который привёл описание ядерного взрыва «гендзай бакудан» (японское название атомной бомбы), которое состоялось рано утром 12 августа 1945 года в Японском море.

Мы же вернёмся к допросу бывшего инженера промышленного комплекса в Хыннаме - Отогоро Нацуме - представителями военной разведки США 31 октября 1946 года. Разбирая рассекреченные данные Национального архива США, Роберт Уилкокс установил, что к теме японской программы атомных исследований, проводившихся в 1930-1940-х годах, специалисты военной разведки США несколько раз возвращались, по крайней мере, до 1949 года, находя всё новые и новые данные.

А это, не без должных оснований замечает Джозеф Фаррелл, означает, что в самом конце Второй мировой войны (как минимум, весной-осенью 1945 года) у американцев не было достоверных сведений о том, чем же занимались японцы в промышленном комплексе Конан (Хыннам). В отличие, судя по всему, от советской военной разведки.

Как следует из статьи Дэвида Снелла, всего на промышленном комплексе в Хыннаме было занято порядка 40 тысяч человек, из которых 25 тысяч являлись учёными и инженерами. Около 400 человек работали в особо секретной части комплекса, расположенной глубоко в горных пещерах. Комплекс в Хыннаме и по сей день, писал Дэвид Снелл летом 1946 года, находится под жёстким контролем русских: ещё 29 августа 1945 в районе Хыннама появился американский самолёт «B-29», который, якобы, вёз груз продовольствия и медикаментов для жителей Хыннама. Навстречу ему с ближайшей советской авиабазы вылетели четыре истребителя «Як». Русские потребовали по радио, чтобы «американец» приземлился на их базе. Когда пилот «B-29» отказался это сделать (как гласит официальная версия, по причине короткой взлётно-посадочной полосы), безжалостные русские незамедлительно сбили исключительно мирный американский бомбардировщик.

Роберт Уилкокс о допросе Отогоро Нацуме пишет следующее: «Как свидетельствует из протокола допроса, Нацуме, инженер-химик, попал в плен к русским, затем был освобождён и назначен руководителем завода в Конане. В декабре 1945 года ему удалось бежать. Он рассказал следователям, что до него доходили слухи о взрыве атомной бомбы под Конаном, однако ему об этом ничего не известно».

Отвечая на вопросы, Нацуме пояснил, что под управлением компании, в которой он работал в Хыннаме, было два завода, на которых трудилось в общей сложности около 700 химиков. На вопрос офицера по фамилии Келли, известно ли ему что-либо о секретном заводе «НЗ», Нацуме ответил, что «слышал о таком заводе, однако завод находился в ведении военно-морского флота и был строго засекречен. Ему никогда не приходилось на нём бывать».

И - далее: «В ходе долгого разговора Нацуме объяснил, что большая часть учёных, инженеров и рабочих завода в Конане была арестована, затем они были выпущены на свободу и вернулись к работе. Однако 6 ведущих специалистов завода "НЗ", которых он затем назвал по именам, не были освобождены, и он понятия не имеет о том, как поступили с ними русские. Предположительно их держат на каком-то секретном военном заводе [...]. Эти 6 человек - единственные, кому было что-то известно о секретном заводе».

Продолжая исследования документов, рассекреченных Национальным архивом США, Роберт Уилкокс выяснил, что комплекс в Хыннаме являлся крупнейшим промышленным центром во всей Азии, при этом до самого окончания войны он оставался не известным разведке союзников и не включался в список целей для нанесения бомбовых ударов.

Рассекреченные документы также показывали, что Хыннам находился неподалёку от крупных залежей урановой руды. А дальнейшие раскопки Уилкокса привели к ещё более интересным выводам. В документе, составленном в штабе американской армии в Южной Корее и датированном 21 мая 1946 года, говорится:

«Особый интерес имеют последние донесения касательно засекреченной научно-исследовательской лаборатории, устроенной японцами [...] в Хыннаме [...]. Все данные указывают на то, что в ней проводились исследования в области атомной энергии [...].

Двумя ведущими специалистами были Рикидзо Такахаси и Тадасиро Вакабаяси [...]. Нынешнее местонахождение этих двух учёных неизвестно, поскольку прошлой осенью они были взяты в плен русскими. Однако есть данные, что непосредственно перед этим им удалось сжечь все документы и уничтожить лабораторное оборудование [...]. В некоторых донесениях [...] утверждается [...], что русские смогли забрать часть этого оборудования.

Новые данные позволяют утверждать, что в Японии проводились эксперименты по применению атомной энергии, а завод в Хыннаме был создан для практического применения атомной энергии в военных целях, в частности - для создания бомбы. Эта часть [...] комплекса [...] постоянно находилась под надёжной охраной [...].

Все эти донесения, полученные независимо друг от друга, по содержанию поразительно совпадают. К этой информации следует отнестись очень серьёзно».

Отнесёмся к этой информации серьёзно и мы. Итак, что же получается в итоге? А получается следующее.

Во-первых, ряд независимых источников (причём, разных лет) указывают на то, что третья атомная бомба США, предназначенная для Японии, всё-таки имелась. Немецкие исследователи в начале 2000-х годов заявили даже, что могла быть и четвёртая бомба. Таким образом, изначально гипотетический вариант того, что японцы передали представителям СССР неразорвавшуюся атомную бомбу, приобретает вполне реальные очертания.

Во-вторых, к концу Второй мировой войны японским учёным и военным не без помощи их коллег из III Рейха удалось наладить технологию производства атомного оружия. И - более того! - успешно испытать собственную атомную бомбу. Была эта бомба изготовлена в единственном экземпляре, или нет - не известно. Зато известно, что Япония имела действующий промышленный комплекс по производству атомного оружия в Хыннаме. Он был аналогом американского комплекса по разделению изотопов в городке Ок-Ридж (штат Теннеси), а также предназначенного для аналогичных целей германского комплекса концерна «I.G. Farben AG» в Аушвице (подробнее об этом предприятии рассказано в статье «Схватка за Антарктиду. Часть 7»).

И, наконец, известно, что уже в августе 1945 года Хыннам был захвачен советскими войсками. Иначе говоря, СССР мог получить от Японии ещё и технологию (в полном или частичном виде) производства атомного оружия.

А теперь посмотрим, как в дальнейшем стали развиваться события.

ЯПОНИЯ И РОССИЯ ПОСЛЕ ВОЙНЫ: ОБЩЕПРИНЯТАЯ И АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ВЕРСИИ СОБЫТИЙ

1946 год. К тому моменту бывший премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль находился в США уже как частное лицо: на состоявшихся в Великобритании 5 июля 1945 года парламентских выборах консерваторы во главе с Уинстоном Черчиллем потерпели серьёзное поражение от лейбористов во главе с Клементом Эттли. 5 марта 1946 года Черчилль выступил в Вестминстерском колледже городка Фултон (штат Миссури) со знаменитой речью, которая, фактически, ознаменовала начало «холодной войны» между Западом и Востоком.

О Фултонской речи Черчилля знают, безусловно, многие. Но немногие её читали. А в применении к теме настоящей статьи речь английского экс-премьера - весьма и весьма познавательный текст.


http://s3.uploads.ru/HDNlh.jpg

Уинстон Черчилль и Гарри Трумэн: Фултон, 5 марта 1946 года

Анализируя ситуацию, которая сложилась в мире после окончания Второй мировой войны, делая возможные прогнозы по поводу того, как могут развиваться события в обозримом будущем, Уинстон Черчилль, обращаясь к американской аудитории, ближе к финальной части Фултонской речи делает крайне важное замечание относительно положения, сложившегося на Дальнем Востоке:

«Озабоченность также вызывают перспективы на Дальнем Востоке, особенно в Маньчжурии. Соглашение, достигнутое в Ялте, к которому я был причастен, было чрезвычайно благоприятным для России. Но оно было заключено в то время, когда никто не мог сказать, что война закончится летом или осенью 1945 года, и когда ожидалось, что война с Японией будет идти в течение 18 месяцев после окончания войны с Германией.

В вашей стране вы настолько хорошо информированы о Дальнем Востоке и являетесь такими верными друзьями Китая, что мне нет необходимости распространяться на тему о положении там. Я чувствовал себя обязанным обрисовать вам тень, которая и на Западе, и на Востоке падает на весь мир».

Что же произошло?

Черчилль (а в его лице - и западные союзники СССР по Второй мировой войне) не ожидали столь скорого и стремительного разгрома Японии. Судите сами: выполняя официальные соглашения с западными союзниками, СССР вступил в войну против Японии. Официально Советский Союз объявил войну Японии 8 августа 1945 года, на следующий день войска СССР на Дальнем Востоке начали боевые действия. 17 августа Главнокомандующий Квантунской армией Отодзо Ямада обратился к Главнокомандующему советскими войсками на Дальнем Востоке Алексею Василевскому с предложением начать переговоры о прекращении военных действий. И уже 22 августа Ямада подписал акт о капитуляции Квантунской армии.

Две недели стремительных и победоносных боевых действий - это, конечно, не 18 месяцев. Что и явилось первой «неприятной неожиданностью» для западных союзников СССР.

Вторая «неприятная неожиданность» логичным образом следовала из первой: западные союзники просто не успели предпринять необходимые действия, чтобы ограничить продвижение советских войск присутствием войск западной коалиции, прежде всего - войск США. Небольшой пример: в период с 25 марта по 21 июня (то есть - на протяжении трёх месяцев) 1945 года вооружённые силы США осуществили так называемую «Окинавскую операцию» (кодовое название «Iceberg»). В её ходе были оккупированы группы островов, входящие в архипелаг Рюкю (Нансей). Это - группа небольших островов (наиболее крупный из них - остров Окинава), находящихся на юге и юго-западе от самого крупного острова Японии - Кюсю. Попутно стоит заметить, что в этой операции погибло более 12 000 солдат США - примерно столько же, сколько потеряли вооружённые силы СССР за время операции на всём Дальнем Востоке. Выше уже говорилось, что масштабная высадка американских войск на японские острова началась лишь 28 августа 1945 года. А на территорию Южной Кореи - и того позже: 8 сентября 1945 года. А в Китае - ещё позднее: 30 сентября 1945 года. То есть - после подписания Японией акта о полной и безоговорочной капитуляции.

http://s2.uploads.ru/t/XWGsp.jpg

Архипелаг Рюкю - внизу слева


Третья «неприятная неожиданность» заключалась в том, что 14 августа 1945 года был подписан договор о дружбе и сотрудничестве между СССР и Китаем, который на тот момент уже не первое столетие являлся своего рода «вотчиной» Великобритании.

Четвёртая «неприятная неожиданность» для западных союзников (и вновь - в первую очередь, для Великобритании) заключалась в том, что в октябре 1945 года начались массовые антианглийские выступления в Индии. Это, в конечном итоге, и привело к тому, что в августе 1947 года Индия провозгласила независимость.

Пятая «неприятная неожиданность» заключалась в том, что Вьетминь (военно-политическая организация Вьетнама во главе с Хо Ши Мином, объединившая в своих рядах борцов с французским колониальным режимом, в которой со второй половины 1940-х годов основную роль играли сторонники коммунистических идей) воспользовался капитуляцией Японии и 2 сентября 1945 года объявил о создании Демократической Республики Вьетнам (ДРВ). Это, как и в случае с Кореей, раскололо страну на две части.

Плюс к вышеперечисленному - СССР, судя по всему, в 1946 году уже имел доступ к технологии производства атомного оружия.

Сложно сказать, имела ли разведка США и Великобритании сведения о возможном сговоре руководства СССР и Японии относительно передачи атомных технологий в обмен на часть Курильских островов. Не исключено, что эти сведения имелись.

А теперь представим себе, как могли бы развиваться отношения между Японией и СССР, если бы «курильский» вопрос вскоре после окончания Второй мировой войны был решён положительно. Скорее всего, советско-японские отношения сложились бы, минимум, как исключительно добрососедские. И если бы это случилось, то японские острова вряд ли могли бы быть превращены в «непотопляемый авианосец США», каковыми они стали уже к 1960-м годам.

Иными словами, западные союзники на Дальнем Востоке и в Индокитае с лета 1945 года столь стремительно теряли свои позиции, что необходимо было предпринимать решительные действия. Эти действия и были предприняты.

Февраль 1946 года: американский президент в своём ежегодном послании Конгрессу США обрисовал широкомасштабную программу по «спасению Европы от советской экспансии» (в рамках реализации «доктрины Трумэна» в 1947-1948 годах Греции и Турции под предлогом борьбы с «коммунистической угрозой» со стороны СССР было выделено из бюджета США соответственно $ 300 и $ 100 миллионов).

Начало марта того же года - Фултонская речь Уинстона Черчилля, в которой «спасение Европы от советской экспансии» обосновывается с геополитической и идеологической позиции.

Лето 1946 года: американская газета «The Atlanta Constitution» публикует статью Дэвида Снелла «Япония сделала атомную бомбу.  Русские захватили японских учёных», после чего спецслужбы США вновь проявили повышенное внимание к изучению деталей японского атомного проекта.

Ноябрь 1946 года: министр иностранных дел СССР В.М. Молотов делает публичное заявление относительно секрета атомной бомбы, заявив, что «этого секрета давно уже не существует». При том, что аналитики ЦРУ обозначали срок, когда Советский Союз сможет создать собственную атомную бомбу - не ранее середине 1953 года (самый ранний, крайне маловероятный срок - середина 1950 года).


................

5

..............

http://s2.uploads.ru/t/9Fy3j.jpg


Джордж Маршалл

1947 год: государственный секретарь США Джордж Маршалл (George Catlett Marshall, Jr.; 1880-1959) выступил с инициативой помощи европейским странам, более известной как «план Маршалла» («Marshall Plan»; официальное англоязычное название - «Программа восстановления Европы»: «European Recovery Program»). Любопытно, что на совещание, посвящённое обсуждению «плана Маршалла», которое состоялось в Париже 12 июля 1947 года, были приглашены и представители стран Восточной Европы, оказавшиеся в зоне советских интересов. По настоянию СССР руководители восточноевропейских стран отказались от этого предложения. Понятно, почему: сам Советский Союз под действие «план Маршалла» не попадал по сугубо формальной причине - в связи с заявленным СССР отсутствием у него бюджетного дефицита. От участия в «плане Маршалла» отказалась также и Финляндия.

Впоследствии «план Маршалла» был применён к Японии и некоторым странам Юго-Восточной Азии, в результате чего, помимо прочего, США и Канада получили новый, огромный рынок сбыта. При этом американцы в качестве предварительного условия предоставления помощи требовали выведения коммунистов из состава правительств стран, подписавших договор о предоставлении помощи по «плану Маршалла».

В 1953 году Джорджу Маршаллу была присуждена Нобелевская премия мира, как инициатору плана по послевоенному восстановлению экономики Европы. Двойственность присуждения этой премии Маршаллу заключалась в том, что именно он в 1949 году явился одним из инициаторов создания блока НАТО, а чуть ранее - в 1945 году - именно он, будучи начальником Объединённого комитета начальников штабов армии США, подписал 28 июля приказ о боевом применении ядерного оружия против японских городов Хиросима и Нагасаки.

1948 год: начало реализации «плана Маршала».

1949 год: 4 апреля официально был создан блок НАТО (он же - «Организация Североатлантического договора», он же - «Северо-Атлантический альянс»; North Atlantic Treaty Organization). 28 августа того же года была успешно испытана атомная бомба СССР.

В том же году, 7 сентября, первая сессия Национального парламента провозгласила создание нового государства - Федеративной Республики Германия (ФРГ). Вскоре под эгидой США, Англии и Франции стала создаваться западногерманская армия в составе (по разным данным) от 12 до 25 дивизий. Был, кроме того, налажен выпуск некоммунистических газет, получили поддержку русские эмигрантские организации, ведущие антикоммунистическую борьбу.

В том же году, но через месяц - 7 октября - в качестве ответной меры была провозглашена Германская Демократическая Республика (ГДР).

А дальше...

ВОЙНА НА КОРЕЙСКОМ ПОЛУОСТРОВЕ И ПОСЛЕДУЮЩИЕ ВОЕННЫЕ КОНФЛИКТЫ

А дальше последовал вооружённый конфликт между Северной и Южной Кореей, более известный как Корейская война (1950-1953). Сегодня даже в официальной исторической науке признаётся, что эта война явилась, фактически, вооружённым противостоянием США и СССР, а также их союзников.

В конфликте на стороне «северян», помимо вооружённых сил КНДР, участвовали военнослужащие, военные советники и «добровольцы» Китайской Народной Республики и СССР общей численностью порядка 1 млн. - 1 млн. 100 тыс. человек. На стороне «южан», помимо вооружённых сил Республики Корея, участвовали военнослужащие США, Великобритании, Филиппин, Канады, Турции, Нидерландов, Австралии, Новой Зеландии, Таиланда, Эфиопии, Греции, Франции, Колумбии, Бельгии, ЮАР и Люксембурга общей численностью до 1 млн. 100 тыс. человек.

Считается, что инициатором военного конфликта было руководство КНДР во главе с Генеральным секретарём Трудовой партии Кореи Ким Ир Сеном, которого поддерживало руководство КНР во главе с Мао Цзэдуном.

Реже говорят о том, что Корейская война была выгодна руководству США: как для решения внутренних проблем, так и с внешнеполитической точки зрения. В конце 1940-х годов и в начале 1950-х годов в США ежегодно проходило от 3 до 5 тысяч забастовок, в которых принимало участие от 1,4 до 3,5 млн. человек. В апреле 1950 года президент США Гарри Трумэн заявил, что «с экономией в оборонной политике покончено». Тогда же был принят закон о восстановлении военной промышленности, а федеральные военные расходы подскочили с $ 80 млрд. в 1950 году до $ 241 млрд. в 1952 году (в постоянных долларах 1992 года). Впоследствии они уже не опускались ниже  $ 190-200 млрд. долларов в год.

По сути, 1950 год можно считать началом милитаризации экономики США. А Корейская война использовалась правящими кругами Соединённых Штатов, в том числе - для решения внутриполитических проблем. После начала конфликта на Корейском полуострове 25 июня 1950 года в США было объявлено военное положение (!), и на военную службу был призван 1 миллион резервистов.

Александр Окороков - автор вышедшей в 2010 году книги «Сверхсекретные войны СССР» - пишет, что к лету 1950 года руководство США стало перед реальной угрозой потери своего влияния на юге Корейского полуострова и объединения Кореи под эгидой коммунистов. И тогда у руководства США созрел план, нацеленный на то, чтобы заставить Сталина и Ким Ир Сена ударить первыми, после чего мобилизовать мировое общественное мнение на осуждение агрессора и атаковать Северную Корею.

«Главным же виновником агрессии перед лицом международной общественности, по замыслам американских сценаристов, должен был стать Советский Союз, - пишет Александр Окороков. - "Представители Госдепартамента заявили, - сообщил 24 июня 1950 года - за день до начала войны - вашингтонский корреспондент "United Press", - что США будут считать Россию ответственной за войну коммунистической Северной Кореи против Южной Корейской Республики, которая была создана и получала поддержку от нашей страны и Организации Объединённых Наций...».

После чего в ночь на 25 июня 1950 года был спровоцирован военный конфликт. Южнокорейский вооружённый отряд вторгся через 38-ю параллель и продвинулся вглубь северокорейской территории на расстояние до 2 километров. Корейская народная армия (КНА) отразила атаку и перешла в контрнаступление. А дальше события развивались по плану «SL-17», о котором в своё время знал весьма ограниченный круг лиц, и который был утверждён Пентагоном за неделю до начала военного конфликта: южнокорейская армия под натиском КНА спешно отступала, откатившись на самый юг страны.

«В связи с этим, - пишет Александр Окороков, - интересно процитировать американского генерала Макартура, прибывшего 29 (30) июня на корейский фронт. После ознакомления с ситуацией он сказал сопровождавшим его офицерам: "Я видел много отступающих корейских солдат в ходе этой поездки, у всех оружие и боеприпасы, и все улыбаются. Я не видел ни одного раненого. Никто не сражается"».

Конфликт на Корейском полуострове развивался весьма драматично и вовсе не так прямолинейно, как это иной раз трактуется в публицистике и кинематографе. Общее представление о ходе боевых действий можно составить, к примеру, из статьи, опубликованной в русскоязычной интернет-энциклопедии «Википедия», а наглядно в этом легко убедиться из четырёх ниже представленных схем передвижений войсковых соединений «северян» и «южан».

http://s2.uploads.ru/t/X5dh7.png

http://s3.uploads.ru/t/Lj2ih.png

http://s2.uploads.ru/t/tenF5.png

http://s3.uploads.ru/t/8MWZd.png

Попутно есть смысл заметить, что во многом по схожему сценарию начал развиваться очередной конфликт между КНДР и Республикой Корея 23 ноября 2010 года. Ведущие мировые и отечественные СМИ поспешили сообщить, что крупнейший за последние 50 лет военный конфликт на Корейском полуострове произошёл именно по вине КНДР: обстрелу северокорейских вооружённых сил подвергся расположенный в Жёлтом море южнокорейский остров Йонпхендо, рядом с которым проходит спорная морская граница между КНДР и Южной Кореей.

Примечательно следующее обстоятельство: версии о том, что стало поводом для конфликта, и кто первым открыл огонь, разнятся. Южнокорейская сторона утверждает, что обстрел является провокацией, и что он мог стать реакцией КНДР на учения, которые войска Республики Корея проводили в районе острова Йонпхендо. Пхеньян, напротив, настаивал, что первыми огонь открыли именно «южане». И хотя обстоятельства окончательно так и остались невыясненными, «прогрессивное мировое сообщество» поспешило объявить виновником инцидента именно КНДР, а президент США Барак Обама тут же заявил, что Соединённые Штаты не бросят своего южнокорейского союзника.

Между тем, в открытых источниках имеется информация, которая не без оснований даёт все основания полагать, что именно Республика Корея и стоящие за ними США и явились инициаторами конфликта в ноябре 2010 года. Так же, как это произошло в июне 1950 года.

В частности, 25 ноября 2010 года в эфире радиостанции «Эхо Москвы» (программа «48 минут») выступили два эксперта - обозреватель «РИА Новости» Иван Захарченко и руководитель Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН Александр Жебин. Из их комментариев можно сделать несколько выводов.

Во-первых, недавно пришедший к власти президент Республики Корея Ли Мен Бак является более консервативным политиком в отличие от своих предшественников. Иван Захарченко говорит об этом так: «Ли Мен Бак отказался от прежнего курса на примирение и сотрудничество с Северной Кореей. И, как следствие, отношения между двумя корейскими государствами были полностью отброшены назад, между ними снова возникла психологическая война. И одна из первых мер, которая была предпринята южнокорейским правительством, это было возобновление психологической войны против Северной Кореи путём установки вдоль демилитаризованной зоны репродукторов, которые стали вещать [...] подрывные передачи на Север. На Север стали забрасываться воздушные шары с агитационными листовками. То есть, сейчас мы имеем ту ситуацию, которая чревата очень серьёзной опасностью».

Второй причиной конфликта в ноябре 2010 года, по мнению Александра Жебина, является то обстоятельство, что южнокорейцы спустили на более низкий уровень решение вопроса об открытии ответного огня в случае вооружённых конфликтов в приграничной зоне. При этом Жебин сделал важную оговорку: «Крупномасштабные наступательные действия со стороны Южной Кореи без прямого указания или ведома США невозможны».


http://s3.uploads.ru/t/IFVZk.jpg

Ким Чен Ир

Наконец, третья причина нагнетания новой волны напряжённости на Корейском полуострове кроется, конечно же, в грядущей смене власти в КНДР. На смену больному Ким Чен Иру (김정일; родился в 1941-ом или 1942 году, во главе КНДР находится с 12 июля 1994 года) приходит его сын - Ким Чен Ын (김정은; родился между 1982 и 1984 годом). При президенте Бараке Обаме политика США в отношении КНДР получила кодовое название «Стратегическое терпение». Иначе говоря, Соединённые Штаты Америки ждут, когда северокорейский режим развалится.

Александр Жебин тактику и стратегию США в отношении КНДР определяет так: «Эта политика строится в расчёте на то, что здоровье [...] лидера покачнулось [...], начался процесс передачи власти. И вот - расчёт на то, что в ходе этого процесса передачи власти произойдёт раскол в руководстве, политическая борьба, дестабилизация. А с другой стороны, (никто не отменил) экономические санкции ООН, которые дополнены односторонними экономическими санкциями со стороны США, Южной Кореи и Японии. (Руководство США полагает, что всё это вместе взятое) вызовет недовольство и широкого слоя номенклатуры, и рядового населения». Что и должно привести к созданию в КНДР «классической революционной ситуации».

Мы же вернёмся к событиям почти что 60-летней давности. Фактически, к июню 1951 года Республика Корея, США и их союзники пришли к выводу, что одержать победу в конфликте им если и удастся, то только ценой огромных жертв. В июле 1951 года конфликтующие стороны уселись за стол переговоров. Переговорный процесс продолжался долго и без особых результатов. Не известно, чем бы завершились переговоры, и как бы в дальнейшем развивалась ситуация на Корейском полуострове (да и вообще - на Дальнем Востоке), если бы 5 марта 1953 года неожиданно, но весьма «своевременно» не скончался Иосиф Сталин.


http://s2.uploads.ru/t/XhjFq.jpg

Ким Чен Ын


После чего Политбюро ЦК КПСС приняло решение о необходимости прекращения военных действий на Корейском полуострове. Лишённый поддержки СССР, Китай также изменил свою позицию в переговорном процессе. И вскоре, 27 июля 1953 года, стороны подписали договор о прекращении огня: мирный договор между Северной и Южной Кореей формально подписан так и не был.

Попутно стоит сделать следующее наблюдение. В смерти Иосифа Сталина и по сей день имеется немало загадок. Существует несколько версий, которые объясняют весьма таинственную кончину Иосифа Виссарионовича с позиции «теории заговора». Но вот что интересно! Даже версии «теории заговора» базируются на том, что если Сталину и помогли досрочно уйти в лучший из миров, то продиктовано это было борьбой за власть среди тогдашнего руководства СССР. Иначе говоря, смерть (или убийство) Сталина объясняется исключительно внутриполитическими причинами.


........................

6

..........

http://s2.uploads.ru/t/eKXoL.jpg

Кадр из сериала «Сталин. Live»


Однако, с учётом вышеизложенного, вовсе не исключено, что для устранения Сталина имелись и внешнеполитические причины. Кстати, именно такая трактовка смерти Иосифа Сталина была озвучена в российском сериале «Сталин. Live», премьера которого состоялась в начале 2007 года на телеканале НТВ. Не затрагивая художественные достоинства сериала, необходимо отметить следующее. В «Сталин. Live», без лишних экивоков, в частности, озвучивались обвинения Сталина в адрес ряда своих ближайших соратников: что те активно сотрудничали с представителями зарубежных спецслужб. Впрочем, загадки смерти Сталина - тема для отдельного исследования.

Тем не менее, война на Корейском полуострове принесла Советскому Союзу определённые политические плюсы. Престиж СССР в странах «третьего мира» существенно вырос: многие развивающиеся государства увидели в Советском Союзе своего покровителя и потенциального «донора». «После войны в Корее, - пишет Александр Окороков, - ясно показавшей готовность СССР помогать развивающимся странам, многие государства Азии, Африки и Латинской Америки выбрали ориентацию именно на Советский Союз».

Нет ничего удивительного в том, что впоследствии СССР оказался втянут в череду вооружённых конфликтов, которые, по сути, продолжаются и по сей день. Приведу лишь краткий их перечень.

1960-1970-е годы. Гражданская война в Лаосе: СССР принимал в ней участие на стороне Патриотического фронта Лаоса (ПФЛ).

1962-1964 годы. Война в Алжире против французских колонизаторов: СССР принимал в ней участие, оказывая военно-политическую помощь алжирским партизанам.

1961-1964 годы. В годы «карибского кризиса» и впоследствии (по 1991 год) СССР оказывал помощь кубинской стороне.

1962-1969 годы. Гражданская война в Йемене: СССР оказывал поддержку мятежным племенам, восставшим против проанглийского руководства страны. В частности, советскими транспортными самолётами из Египта в Йемен перебрасывалось вооружение.

1965-1975 годы. Участие СССР во Второй Индокитайской войне (конец 1950-х годов - 1975 год). Война во Вьетнаме считается одним из крупнейших военных конфликтов второй половины ХХ века. СССР выступал в ней на стороне Демократической Республики Вьетнам: от Советского Союза в боевых действиях участвовали регулярные воинские части и зенитно-ракетные войска.

1956-1982 годы. Серия арабо-израильских войн, в ходе которых СССР поддерживал арабскую сторону (Сирия, Египет, Иордания). Советские военнослужащие и военные советники участвовали в боевых действиях в составе ПВО Египта, ВВС Сирии, в регионе боевых действий также присутствовала оперативная эскадра ВМФ СССР.

1975-1991 годы. Гражданская война в Мозамбике: СССР поддерживал вооружением и военными специалистами правительственные войска ФРЕЛИМО.

1975-1994 годы. Гражданская война в Анголе, в ходе которой СССР и Куба поддерживали правящий режим: военные специалисты обеих стран принимали непосредственное участие в боевых действиях.

1977-1979 годы. В ходе войны между Сомали и Эфиопией СССР помогал Эфиопии поставками вооружения, направлением военных специалистов, которые принимали участие в боевых действиях.

1979-1989 годы. Война в Афганистане: ввод в страну ограниченного контингента советских войск и их участие в боевых действиях на стороне Революционного правительства Демократической Республики Афганистан (ДРА).

1987 год. Пограничные споры между Чадом и Ливией, которые затем переросли в вооружённый конфликт: СССР выступал на стороне Ливии - военные советники и специалисты Советского Союза присутствовали в регионе в период с 1970-го по 1991-ый годы.

Отдельного упоминания заслуживает ситуация на Кубе.

ЗАГАДКИ КУБИНСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ И ПРОБЛЕМА ЗАКЛЮЧЕНИЯ МИРНОГО ДОГОВОРА МЕЖДУ СССР И ЯПОНИЕЙ

Как известно, 26 июля 1953 года против кубинского диктатора Фульхенсио Батисты (захватил власть 11 марта 1952 года в результате военного переворота) было поднято восстание во главе с Фиделем Кастро. Попытка штурма казармы Монкада в Сантьяго-де-Куба потерпела фиаско, соратники Кастро получили длительные сроки заключения (сам Кастро был осуждён на 15 лет), но вскоре под давлением общественного мнения Батисте пришлось амнистировать повстанцев. Фидель Кастро, отсидевший в тюрьме 22 месяца, и его брат Рауль эмигрировали в Мексику, где произошла встреча Фиделя Кастро и Эрнесто Че Гевары.

Менее известно, что Кастро не сразу эмигрировал в Мексику - первоначально он отправился в США. Сведения об этом можно найти в фундаментальном 4-томном исследовании «Системная история международных отношений: 1918-2003» под редакцией А.Д. Богатурова (том 3, раздел 2, глава 6:  «Смещение конфликтности в зону международной периферии (1959-1962);  Революция на Кубе»). После чего Кастро и его единомышленники приступили к подготовке революции, которая, в конечном итоге, увенчалась успехом в январе 1959 года.

Иначе говоря, с конца 1950-х годов СССР оказался на долгие годы вовлечён ещё и в кубинские дела. Я не случайно упомянул о том, что в мае 1955 года, будучи освобождённым по амнистии, Фидель Кастро первоначально направился в США, и лишь потом - в Мексику. К сожалению, не помню источник информации, но некоторое время назад мне пришлось познакомиться с весьма любопытной версией кубинской революции. Суть этой версии сводилась к следующему.

Понимая, что режим Фульхенсио Батисты не пользуется на Кубе популярностью, руководство США сделало ставку на Фиделя Кастро. Сценарий был такой: Кастро, фактически, работая на интересы США, должен был провозгласить курс на сближение с СССР и построение на Кубе социалистического общества. Подобная спецоперация ставила своей целью достижение, как минимум, двух задач.

Первая - втягивание СССР в кубинские дела с целью отвлечения его от активного участия в событиях на Дальнем Востоке и вообще - в Юго-Восточной Азии. Вторая задача заключалась в том, что наличие под боком у США социалистически ориентированного государства реально не представляло  никакой угрозы, зато давало бы руководству Соединённых Штатов поводы для: а)  политической демагогии о нарастании коммунистической угрозы; б) увеличения затрат на милитаризацию экономики и финансирование публично не афишируемых спецопераций в различных уголках земного шара.

В подтверждение своих соображений автор этой версии приводил два факта. Первый заключался в том, что сестра Кастро - Хуанита - в 1964 году бежала в США, поселившись во Флориде. Но ещё до своего бегства она начала сотрудничать с ЦРУ. Об этом эпизоде своей биографии Хуанита Кастро сама рассказала 25 октября 2009 года, выступая в эфире флоридского испаноязычного телеканала «Univision-Noticias 23». Этот факт, по мнению автора упомянутой выше версии, должен был являться подтверждением связей Фиделя Кастро и ЦРУ, которые, дескать, поддерживались через его сестру. Предположение, прямо скажем, небесспорное: ведь даже если так оно и было на самом деле, в роли «связного» не обязательно должна была выступать именно сестра лидера кубинской революции.

Но ещё более интересен другой факт. Автор версии об «американском» следе в истории кубинской революции полагает, что Фидель Кастро примерно с 1955 года (то есть, после своей эмиграции с Кубы) начал получать негласную помощь со стороны СССР и некоторых стран социалистического блока. Одним из таких «посредников», в частности, выступала Чехословакия. 25 ноября 1956 года кубинские революционеры во главе с Кастро на яхте «Гранма» («Борьба» - Consp.) высадились на юго-востоке острова Куба. И хотя эта высадка, фактически, едва не закончилась полным провалом, именно с неё началась партизанская война кубинских революционеров, которая через два с небольшим года привела Кастро к власти на Кубе.

Официальная версия истории такому предположению полностью противоречит. Считается, что Иосиф Сталин вообще считал Южную Америку чем-то типа мировых задворок. А в то время, когда во главе Советского Союза стоял Никита Хрущёв, руководство СССР проявляло весьма слабый интерес к событиям на Кубе, имело весьма смутные представления о том, кем являлся Фидель Кастро, и пристальное внимание к кубинской революции начало проявлять лишь в начале 1960-х годов. Но так излагаются события в официально принятой истории.

Автор же «американской» версии кубинской революции полагает, что руководство СССР было настолько уверено в успехе Фиделя Кастро и его соратников в деле продвижения идей социализма в западное полушарие, что практически одновременно - 19 октября 1956 года - подписало совместную декларацию СССР и Японии о восстановлении между двумя странами мира и добрососедских дружественных отношений. Пункт 2 статьи 9 этой декларации оговаривал условия, на которых СССР должен был передать Японии два острова Курильской гряды - Хабомаи и Шикотан.

Дескать, Никита Хрущёв пошёл на это потому, что был уверен в успехе дальнейшего продвижения коммунистических идей в западном полушарии и, желая закрепить этот гипотетический успех, решил подстраховать позиции СССР на Дальнем Востоке и нормализовать отношения с Японией, с которой на тот момент даже не были установлены дипломатические отношения.

И тут возникает ключевой вопрос: почему Никита Хрущёв пошёл на этот шаг? В самом деле, почему? Но сначала есть смысл подробнее рассказать о деталях заключения Сан-Францисского мирного договора.

ПОДВОДНЫЕ КАМНИ САН-ФРАНЦИССКОГО МИРНОГО ДОГОВОРА 1951 ГОДА

Скептики могут возразить: то, что начало кубинской революции и подписание советско-японской декларации пришлось на осень 1956 года - это исключительно совпадение, простая случайность. Но есть и вторая «случайность»: подготовка и подписание Сан-Францисского мирного договора произошло в 1951 году - в том самом году, когда США и их союзники поняли, что в войне на Корейском полуострове они завязли капитально, и начались длительные переговоры между конфликтующими сторонами. Невольно подумаешь: а не слишком ли много случайностей и совпадений? Да и сама история с подготовкой и подписанием Сан-Францисского мирного договора вызывает немало вопросов.

Как известно, советско-японской декларации 1956 года предшествовало заключение Сан-Францисского мирного договора (Treaty of San Francisco), который был подписан его участниками 8 сентября 1951 года. Мирный договор с Японией подписали представители 51 государства. Этот договор, безусловно, был необходим, так как в нём определялись территории, которые после окончания Второй мировой войны закреплялись за Японией, а также оговаривалось политическое, экономическое, военное обустройство поствоенной Японии. Именно этот договор давал Стране восходящего солнца статус суверенного, независимого государства.

Однако уже в процессе подготовки договора выявились весьма знаковые нюансы. Начать хотя бы с того, что подготовительный процесс, как уже было сказано выше, пришёлся на ту фазу войны на Корейском полуострове, когда США и их союзники оказались, фактически, в тупике.

Текст Сан-Францисского договора был подготовлен правительством США перед началом работы международной конференции. Стремление руководства США - и этот факт является общепризнанным в истории мировой дипломатии - заключалось в том, чтобы не дать возможность Советскому Союзу продавить подписание более выгодного для СССР проекта договора.

На сентябрьскую 1951 года конференцию в Сан-Франциско даже не были приглашены представители Китайской Народной Республики, Монгольской Народной Республики, Демократической Республики Вьетнам. Представители Бирмы и Индии участвовать в ней отказались. Соответственно, эти страны (а также Корейская Народно-Демократическая республика) Сан-Францисский договор не подписали. Не подписали договор представители СССР, Польши и Чехословакии - ввиду большого количества претензий к его тексту.

Советская делегация на конференции в Сан-Франциско заявила, что американский вариант текста договора совершенно неудовлетворителен, и предложила включить в него поправки и дополнения - целых восемь новых статей. В советских предложениях, помимо прочего, предусматривалось признание суверенитета СССР над Южным Сахалином и Курильскими островами.

Но, кроме этого, СССР предлагал признать суверенитет Японии над рядом островов - в частности, входящих в архипелаг Рюкю, - на которых в тот момент располагались военные базы, прежде всего - американские.

Ещё одно важное предложение СССР было сформулировано так: в течение 90 дней с момента подписания мирного договора с территории Японии выводятся вооружённые силы всех, без исключения, союзных держав.

Естественно, что советские предложения были целиком и полностью поддержаны делегациями Польши и Чехословакии, а по ряду отдельных пунктов - и другими участниками конференции, но в итоге...

В итоге, предложения СССР, благодаря усилиям США и Великобритании, даже не были внесены для обсуждения! Более того, через несколько часов после подписания текста Сан-Францисского мирного договора был подписан японо-американский «Пакт безопасности», по которому Япония предоставила Соединённым Штатам право размещать наземные, воздушные и военно-морские силы США на своей территории.

Понятно, что позиция руководства США в 1951 году была сознательно нацелена на то, чтобы представители СССР не поставили свои подписи под текстом Сан-Францисского мирного договора. Что, в свою очередь, сохранило бы напряжённые отношения между Советским Союзом и Японией.

Что получилось в итоге? В результате того, что представители СССР не подписали Сан-Францисский договор, его текст не содержит прямого указания на то, что спорные острова Курильской гряды передаются СССР. Но это не играет никакой роли, так как в статье 2 этого договора сказано, что Япония «отказывается от всех прав, правооснований и претензий на Курильские острова и ту часть Сахалина и прилегающих к нему островов, суверенитет над которыми Япония приобрела по Портсмутскому договору от 5 сентября 1905 года» (полный текст Сан-Францисского мирного договора можно прочитать здесь).

Но и это ещё не всё! Когда текст Сан-Францисского мирного договора обсуждался в Сенате США, сенаторы большинством голосов приняли резолюцию, в которой содержалась более чем существенная оговорка: «Предусматривается, что условия Договора не будут означать признание за СССР каких бы то ни было прав или претензий на территории, принадлежавшие Японии на 7 декабря 1941 г., которые наносили бы ущерб правам и правооснованиям Японии на эти территории, равно как не будут признаваться какие бы то ни было положения в пользу СССР в отношении Японии, содержащиеся в Ялтинском соглашении».

Понятно, что с точки зрения международного права подобные оговорки Сената США юридически были ничтожными. Но это лишний раз даёт прекрасную иллюстрацию того, сколь двойственную и подстрекательскую, по сути своей, политику осуществляло руководство США по отношению как к Японии, так и к СССР - что в 1950-х годах, что в наше время.


http://s3.uploads.ru/t/1NlJb.jpg

Наталия Нарочницкая

В 2004 году в московском издательстве «Международные отношения» вышла в свет книга доктора исторических наук Наталии Нарочницкой «Россия и русские в мировой истории». О «курильской» проблеме Наталия Алексеевна, в частности, пишет следующее: «Поскольку обойти положения Сан-Францисского мирного договора невозможно, Япония и США изобрели в середине 1950-х годов новую аргументацию: дескать, острова Шикотан и Хабомаи относятся к системе острова Хоккайдо, а понятие "Курильские острова", якобы, никогда не охватывало особую географическую единицу - Южные Курилы (с заглавной буквы, как географическое понятие) - Кунашир и Итуруп.

Мнимость подобных "новаций" очевидна. Это наглядно продемонстрировано в серьёзной работе по истории послевоенного урегулирования отношений с Японией американского автора Дэвида Риза (Rees David "The Soviet Seizure of the Kuriles", Praeger, 1985). В этой книге - кстати, в японских библиотеках она недоступна для широких читательских масс, содержится в спецхране - имеется приложение: выдержка из справочника Военно-морского флота США, выпущенного в 1943 году. В справочнике перечислены все "Курильские острова". Разумеется, в их числе - и те самые острова, которые теперь, с согласия США, Япония объявляет не принадлежащими к Курильской гряде».

Цитируя книгу Дэвида Риза, Наталия Нарочницкая приводит запись беседы Алена Даллеса с Йосидой (тогдашним министром иностранных дел Японии). Аллен Даллес (Allen Welsh Dulles; 1893-1969) с 1950 года занимал пост заместителя директора ЦРУ по планированию и отвечал за осуществление тайных операций, а с 1953-го по 1961 год - уже возглавлял Центральное разведывательное управление США.

Так вот, Йосида незадолго до подписания Сан-Францисского мирного договора 1951 года спрашивал Даллеса: нельзя ли представить дело так, чтобы ялтинско-потсдамские соглашения, определявшие территориальный раздел послевоенного мира, не распространялись на южные острова Курильской гряды?

Даллес дал недвусмысленный ответ: такое кардинальное изменение предшествующих согласований потребовало бы многолетних споров с СССР, а это задержало бы получение Японией полного суверенитета (который и был зафиксирован Сан-Францисским мирным договором) на неопределённое время. «Таким образом, - замечает Наталия Нарочницкая, - и США, и японская сторона при ратификации Сан-Францисского договора прекрасно знали, от каких островов Япония отказывается».

ЗАГАДКИ СОВЕТСКО-ЯПОНСКОЙ ДЕКЛАРАЦИИ 1956 ГОДА

Известно, что 19 октября 1956 года в Москве была подписана советско-японская декларация, в которой был урегулирован ряд проблем из наследия Второй мировой войны. Декларация вступила в силу 12 декабря того же года.

Абзац 2 пункта 9 данной Декларации гласит: «[...] Союз Советских Социалистических Республик, идя навстречу пожеланиям Японии и учитывая интересы японского государства, соглашается на передачу Японии островов Хабомаи и острова Сикотан с тем, однако, что фактическая передача этих островов Японии будет произведена после заключения Мирного Договора между Союзом Советских Социалистических Республик и Японией».

Необходимо особо отметить два важных момента. Во-первых, декларация отличается от договора тем, что является чем-то средним между обязательством и протоколом о намерениях, высказанных в определённых условиях. Иначе говоря, декларация - не есть обязательство, которое необходимо выполнить при любых условиях.

Во-вторых, передачу островов Хабомаи и Сикотан (Шикотан) Японии Советский Союз намеревался осуществить только после заключения мирного договора между СССР и Японией, что недвусмысленно вытекает из вышеприведённой цитаты советско-японской декларации.

И что же произошло с заключением этого мирного договора?

А произошло вот что. Наталия Нарочницкая ссылается на книгу академика Тихвинского (Тихвинский С.Л. Россия - Япония. Обречены на добрососедство. Воспоминания дипломата и заметки историка. - М., 1996), который в СССР был крупнейшим специалистом по японской проблематике. Кроме того, он был одним из непосредственных участников событий тех лет.

Так вот, академик Тихвинский пишет, что в 1956 году США оказывали прямое, ничем не замаскированное давление на японскую политическую элиту. Когда министр иностранных дел Японии Сигемицу в Лондоне проинформировал Государственного секретаря США Джона Фостера Даллеса о ходе переговоров Японии и СССР, тот от имени правительства США выдвинул, фактически, ультиматум: если Япония подпишет мирный договор с СССР, в котором она признает Южный Сахалин и все Курильские острова частью территории СССР, США навечно сохранят в своём владении острова Рюкю. Остров Окинава к тому моменту уже был превращён в ключевую военно-морскую базу США в этом регионе.

По Сан-Францисскому договору Япония «отказалась от всех прав и правооснований» на Курилы. Обойти этот договор было невозможно. И тогда США нацелили Японию выдвинуть требование следующего характера: поставить вопрос о вынесении территориальных претензий к СССР на рассмотрение специальной международной конференции, на которую были бы приглашены все участники Сан-Францисского договора.

Но ведь мы помним, что СССР не подписал текст Сан-Францисского договора 1951 года. А раз так, то получается, что Советский Союз, с формальной точки зрения, участником договора не являлся. И, стало быть, специальная международная конференция, на которой могли бы рассматриваться территориальные претензии Японии, обсуждала бы эти претензии без участия представителей Советского Союза!

Получается, что когда Ален Даллес убеждал тогдашнего министра иностранных дел Японии Йосиду как можно скорее подписать мирный договор с СССР, о чём было сказано чуть выше, он, на самом деле, вводил японского дипломата в заблуждение относительно истинной интерпретации США японской суверенности.

В 1956 году, когда позиция США по поводу подписания мирного договора между СССР и Японией стала явной, в Стране восходящего солнца это вызвало бурю возмущения - как либералов, так и шовинистов. О чём сейчас, по понятным причинам, предпочитают особо не вспоминать.

В результате, мирный договор между СССР и Японией подписан так и не был. Но именно с тех пор и начались разговоры о «северных территориях», на которые Япония, дескать, «имеет полное право», и которые СССР (а теперь - Россия) «почему-то» не хочет отдавать.

Но ответа на главный вопрос все эти экскурсы в историю так и не дают. А именно: почему Никита Хрущёв и тогдашнее руководство СССР объявило о своей готовности передать Японии несколько островов Курильской гряды? Ведь 1956 год был крайне напряжённым - и в плане внутриполитической, и в плане внешнеполитической ситуации: ХХ съезд КПСС, волнения в Грузии, беспорядки в Венгрии, волнения в Польше, Суэцкий кризис...

Ранее я уже высказывал предположение, что это могло быть продиктовано событиями 1956 года на Кубе. Дескать, начиная «экспорт» социалистических идей в западное полушарие, руководство СССР желало укрепить позиции Советского Союза на Дальнем Востоке. Для чего и было принято решение заключить, наконец-то, мирный договор с Японией. Допустим, так. Но причём здесь передача части островов Курильской гряды?

Ведь и по ялтинско-потсдамским соглашениям, как и по Сан-Францисскому мирному договору 1951 года, Япония не имела прав ни на Южный Сахалин, ни на Курильские острова. Более того, Япония, как видно из вышеизложенного, готова была заключить мирный договор с СССР, не предъявляя никаких территориальных претензий к Советскому Союзу, и лишь политика двойных стандартов руководства США помешала заключению подобного договора.

Но и в этом случае мы упираемся всё в тот же вопрос: почему Никита Хрущёв и его коллеги на международном уровне продекларировали готовность СССР передать Японии острова Хабомаи и Шикотан? Что подтолкнуло их к этому шагу? Ответ напрашивается само собой разумеющийся.

Никита Хрущёв с того момента, когда в начале 1934 года был избран первым секретарём Московского городского комитета ВКП (б), входил в состав Центрального Комитета партии большевиков. С марта 1939 года, уже будучи первым секретарём ЦК Коммунистической партии (большевиков) Украины, он входит в состав Политбюро ЦК ВКП (б). Более того, ряд исследователей и биографов Никиты Хрущёва (к примеру, американский историк Уильям Таубман) полагает, что в период 1949-1953 годов Никита Сергеевич рассматривался Сталиным как один из возможных своих «наследников» во главе СССР.

В любом случае, очевидно: уже на момент окончания Второй мировой войны Никита Хрущёв входил в состав высшего руководства СССР. И, соответственно, он был посвящён во многие закулисные, публично не афишируемые нюансы внутренней и внешней политики советского государства.

А это означает, что вполне естественным выглядит следующее предположение. Если в августе-сентябре 1945 года между руководством СССР и Японии было достигнуто некое секретное соглашение, касающееся передачи Советскому Союзу неразорвавшейся атомной бомбы США, а также японских технологий производства атомного оружия, Хрущёв вполне мог быть в курсе этих соглашений.

При таком раскладе получается, что, став во главе СССР, он при первой же удобной возможности попытался исполнить договорённость, достигнутую между руководством Японии и Сталиным в 1945 году. Именно этим и было продиктовано намерение руководства СССР передать Японии острова Хабомаи и Шикотан, зафиксированное в советско-японской декларации 1956 года. При том, что официально Япония в тот момент подобных требований не озвучивала.

Не исключено, что к тому времени разведка и руководство США были в курсе этой договорённости и понимали: выполнение Советским Союзом своих обещаний, территориальная уступка части Курильских островов Японии, подписание мирного договора между СССР и Японией и, как следствие, установление по-настоящему добрососедских, мирных отношений между двумя странами резко ослабит позиции Соединённых Штатов на Дальнем Востоке и вообще - в Юго-Восточной Азии.

Если так оно и было на самом деле, то политика США на Дальнем Востоке периода 1945-1956 годов становится ещё более объяснимой: ни в коем случае не допустить нормализации отношений между СССР и Японией, а наоборот - сделать всё, чтобы взаимоотношения между двумя странами как можно дольше оставались в подвешенном состоянии.

Понятным становится и то, почему современные территориальные претензии Японии к России обосновываются, мягко говоря, довольно странно. Ведь, при таком подходе, объявление истинных причин возникновения проблемы «северных территорий» неизбежно приведёт к пересмотру не только хода Второй мировой войны и её итогов, но и всего послевоенного мирового устройства. А в этом, по понятным причинам, не заинтересованы слишком влиятельные силы.

Заслуживает особого внимания и такой факт. Биографы Никиты Хрущёва (к примеру, уважаемый американский исследователь Уильям Таубман, или его сын - Сергей), повествуя в своих книгах о событиях 1956 года, почему-то ни словом не упоминают о подписании советско-японской декларации!

Но, быть может, никаких секретов во всей этой истории, на самом деле, нет и не было? В завершение ещё раз процитирую книгу Наталии Нарочницкой «Россия и русские в мировой истории». Наталия Алексеевна в начале 2000-х годов задавалась вопросом: «Правильным ли было решение руководства СССР не подписывать мирный договор с Японией в 1951 году?». И даёт на него следующий ответ: «Этот вопрос до сих пор не может быть детально проанализирован из-за табу на многие реалии того времени и истинные мотивации».

За время, прошедшее с момента выхода - в 2004 году - исследования Наталии Нарочницкой, прояснение ситуации не наступило. А потому, «истинные мотивации» территориальных претензий Японии к России и по сей день окутаны завесой тайны...

http://s2.uploads.ru/t/tKrwu.jpg



Игорь ОСОВИН. С.


Вы здесь » К вопросам о самореализации » История » ЯПОНСКАЯ ТАЙНА КУРИЛЬСКИХ ОСТРОВОВ