К вопросам о самореализации

Объявление

Форум переехал ----> http://selfrealization.info

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » К вопросам о самореализации » ЗДОРОВЬЕ » САХАРНЫЙ ДИАБЕТ


САХАРНЫЙ ДИАБЕТ

Сообщений 11 страница 15 из 15

11

К ВОПРОСУ О НЕКОРРЕКТНОСТИ ТЕОРИИ САХАРНОГО ДИАБЕТА. ГИПЕРИНСУЛИНИЗМ

Публикаций о сахарном диабете очень много. Внимательное рассмотрение их часто приводит к заключению о некорректности этих публикаций. Речь идет не о поверхностной или мелкой некорректности, а о непонимании авторами существа сахарного диабета.
Кандидат медицинских наук Г. С. Зефирова и доктор медицинских наук, профессор А. С. Аме-тов (1990) пишут: «В течение многих столетий причина сахарного диабета оставалась неизвестной, и только после исследований И. Меринга и О. Минковски, которые в 1889 г. получили экспериментально сахарный диабет у собак, удалив у них поджелудочную железу, была установлена зависимость между этим заболеванием и деятельностью поджелудочной железы».
Так ведь это неверно! И. Меринг и О. Минковски в 1889 г. сделали очень важное дело, но и ошиблись, связав сахарный диабет только с деятельностью поджелудочной железы, а Г. С. Зе-фирова и А. С. Аметов в наши дни повторяют эту ошибку. В большинстве случаев (85—90%), заболевание сахарным диабетом связано с деятельностью печени при практически нормальном функционировании поджелудочной железы. Ошибка-то великовата.
Может быть, авторы оговорились? Нет, это их убеждение. Цитируем их работу далее: «В конце прошлого столетия работами нашего соотечественника Л. В. Соболева было доказано, что причиной сахарного диабета является повреждение не всей поджелудочной железы, а лишь определенной ее части — так называемых островков Лангерганса».
И это неверно! И Л. В. Соболев, сделав очень важное дело, тоже ошибся, приняв 10—15% случаев заболевания сахарным диабетом (диабет I типа) за сахарный диабет в целом.
Г. С. Зефирова и А. С. Аметов свою публикацию целиком основывают на подобном фундаменте, добавляя еще .и обычные ошибки в области диетотерапии.
В наши дни во многих специальных руководствах приводятся в качестве общих симптомов сахарного диабета несовместимые симптомы двух по существу разных заболеваний, сахарного диабета I типа и сахарного диабета II типа. Выше уже говорилось об этом. Не зная диабета III типа, авторы фактически описывают его, демонстрируя непонимание диабетов I и II типа. Добавим пример самого высокого научного уровня. Цитируем и комментируем «Патологическую анатомию» А. И. Струкова и В. В. Серова (1985):

«Печень обычно несколько увеличена, гликоген в гепатоцитах не выявляется, отмечается ожирение печеночных клеток». Разве это верно для диабета I типа? И если гликоген в гепатоцитах не выявляется совсем, то откуда берется глюкоза после «аварийных» уколов адреналина при сахарном диабете?
У этих же авторов находим далее: «К диабету могут вести... атеросклероз питающих железу артерий, в связи с чем развивается гипоксия ткани, в том числе и островкового аппарата, злоупотребление углеводами...»
Такая роль атеросклероза питающих поджелудочную железу артерий неприемлема. Атеросклероз этих артерий, действительно, достаточно часто наблюдают при сахарном диабете. Но при этом не наблюдают недостаточности функционирования основной массы поджелудочной железы, ее экзогенной части. И это понятно, ведь коллатеральное кровообращение замещает ате-росклеротически поврежденное основное кровообращение. Но и это еще не все. Атеросклероз питающих поджелудочную железу артерий наблюдают, как правило, при диабете II типа, у больных 40 лет и старше, у которых в развитии сахарного диабета поджелудочная железа вообще не участвует! Она функционирует нормально и экзогенной, и эндогенной своими частями при всех атеросклеротических повреждениях основного кровоснабжения. Там все дело в печени и в спасительной роли коллатералей.
«Поджелудочная железа уменьшается в размерах... Большинство островков подвергается атрофии и гиалинозу, отдельные островки компенсаторно гипертрофируются». Островки Лангер-ганса составляют всего 2—3% массы поджелудочной железы, часть островков атрофируется, часть островков компенсаторно гипертрофируется. О каком же уменьшении в размерах поджелудочной железы, связанном с сахарным диабетом, может идти речь? При этом уменьшение в размерах должно быть определяемым, заметным. Тем более, что любые рассуждения об изменениях размеров поджелудочной железы и ее островковой части вообще неуместны в 85— 90% случаев сахарного диабета (II тип).
Подобными примерами научной некорректности насыщены многочисленные публикации по сахарному диабету.
А вот сообщение из специальной литературы, из которого еще не сделано правильных выводов: «Сочетание оборонительных реакций с сахарной нагрузкой приводило в экспериментах на обезьянах в Сухумском заповеднике к стойкому повышению уровня сахара в крови и диабету». Сообщение, на первый взгляд, кажется тривиальным. Однако научная ценность его достаточно высока. Научное значение этого эксперимента заключается в следующем: оборонительные реакции животных через выбросы адреналина надпочечниками в кровь извлекают из запасов печени глюкозу и увеличивают ее концентрацию в крови; но таким способом получить диабет не удается. Это важный вывод. На помощь приходит сахарная нагрузка. Нужен систематический характер сахарной нагрузки. И вот, диабет II типа получен. Можно было и не прибегать к оборонительным реакциям. В чистом виде элементарно продемонстрирован инсулиннезави-симый сахарный диабет с ожирением (II тип). Авторы экспериментов сами не предполагали важности полученных результатов, не предполагали, что адресуют их специалистам, для которых диабета без дефицита инсулина не существует. Однако, существует! Хорошо бы после окончания экспериментов обеспечить животным временную диету с недоеданием и вернуть им здоровье. Такие эксперименты стали бы классическими в эндокринологии.
Приведем примеры недопустимой «инсулино-вой нацеленности» авторов.
«В зависимости от способности поджелудочной железы выделять инсулин сахарный диабет разделяется на два типа:
а) полное отсутствие инсулина наблюдается
при I типе, при котором требуется лечение ин
сулином и диетой;
б) частичная недостаточность инсулина при II
типе, при котором используют лечение диетбй и
сахароснижающими таблетками» (Г. С. Зефиро-
ва, А. С. Аметов, 1990). Так ведь не существует
недостаточности инсулина при II типе диабета!
Выше приводилась рекомендация Е. Ф. Дави-денковой и И. С. Либерман (1988) компенсировать диабет II типа относительно небольшими дозами инсулина.
Цитированная выше «Клиническая эндокринология» под редакцией профессора И. Т. Старковой (1991) также рекомендует компенсировать тяжелые формы диабета II типа сахаропонижающими препаратами или периодическим введением инсулина.


Такая теоретическая некорректность в отношении сахарного диабета далеко не безобидна. Вдумаемся в суть этого вопроса. При сахарном диабете II типа с ожирением, который составляет 72% случаев заболевания сахарным диабетом, печень больного переполнена жиром (жировое перерождение печени). Инсулина в крови достаточно. Это должно быть осознано: инсулина в крови не просто достаточно, а инсулином обеспечены даже излишки глюкозы в крови. Что значит в этих условиях совершить ошибку и назначить больному инъекции инсулина или сахаропонижающие таблетки? Это значит искусственно повысить и без того высокий уровень инсулина в крови. Лишний инсулин буквально «вгоняет» в печень и в клетки скелетных мышц дополнительную глюкозу. А в печени для нее нет места, там «царство жира». Печень гипертрофируется и пытается переработать и эту глюкозу в жир. Но клетки печени не выдерживают такого режима насилия и часть клеток разрушается. Разрушается от переполнения глюкозой и часть клеток невосстановимых скелетных мышц, испытывающих «напор» излишнего инсулина крови. Все это вызывает боли во всех скелетных мышцах организма. Через месяц-полтора инъекций инсулина атрофируются ставшие ненужными бета-клетки островковой части поджелудочной железы и достаточно безобидный диабет II типа навсегда превращается в неизлечимый и тяжелый диабет I типа. Инъекции инсулина теперь необходимы пожизненно. Появившиеся запоры становятся неустранимыми. Нарастает общая мышечная дистрофия, катастрофическая, как обычно, в местах многократного введения инсулина.
Вот так искусственно создается фальшивая легенда о неизлечимости сахарного диабета для 72% случаев этого заболевания. Опасна ошибочная убежденность специалиста, своими руками создающего ложную картину неизлечимости такого диабета.
Вспомним завет древних медиков: «В первую очередь, не навреди», который теперь тоже искажают, опуская очень важную часть и говоря упрощенно: «Не навреди».
Действительно, не все заболевания способна одолеть медицина, и не все специалисты достаточно подготовлены к лечению заболеваний, которые медицина может излечивать. Ну так уж сложилось, не может специалист лечить, например, диабет II типа с ожирением, не понимает этого заболевания, не имеет необходимых знаний. Так сделай то, что надо сделать в первую очередь, не навреди больному своим некорректным лечением, не превращай его достаточно простой диабет II типа с ожирением в неизлечимый тяжелый диабет I типа инъекциями инсулина. Надежда на то, что сказанное здесь будет правильно понято, не покидает автора.
При исследовании проблемы сахарного диабета невозможно оставить без внимания еще одно достаточно часто встречающееся заболевание человека. Это гиперинсулинизм. Заболевание характеризуется повышенной продукцией инсулина бета-клетками поджелудочной железы и систематически повышенным уровнем инсулина в крови.

У больных гиперинсулинизмом уровень глюкозы в крови постоянно ниже нормального, глюкоза сверх нормы переводится в гликоген печени, а затем в жировые запасы. Поэтому обычным симптомом гиперинсулинизма является увеличение массы,те л а. Характерны также быстрая утомляемость и повышенный аппетит. Больной оказывается в порочном круге: запасы энергии в организме велики, а полноценно использовать их для жизнедеятельности больной не может. Попытки организма вернуть глюкозу в кровь из запасов печени оканчиваются полной или частичной неудачей, избыточный инсулин крови снова возвращает глюкозу в печень. Отсюда и увеличение массы тела. Отсюда и желание есть сверх меры и пополнять таким образом кровь глюкозой.
Физические нагрузки при гиперинсулинизме приводят к быстрому расходованию уменьшенного количества глюкозы в крови, появлению признаков гипогликемии. При продолжении физической работы больной ощущает необходимость досрочного поступления глюкозы в организм с пищей. Это формирует повышенный аппетит.
Гиперинсулинизм, в определенном смысле, противоположен диабету I типа.
Состояние гиперинсулинизма может быть вызвано искусственно с помощью лекарственных средств. Так, очень часто больным сахарным диабетом III типа, особенно при пониженной массе тела, по некомпетентности назначают инъекции инсулина в больших дозах, на нормальные дозы организм таких больных реагирует слабо. Таким способом больного вводят искусственно в состояние сильного гиперинсулинизма. Через несколько дней инъекций больной начинает неожиданно для специалиста терять сознание после незначительной физической нагрузки, даже после нескольких шагов по больничному коридору. Больного сажают на коляску, но инсулин не отменяют. Такова магия инсулина и таков искусственно вызванный гиперинсулинизм, он держит больного на грани гипогликемической комы.
Увеличение массы тела при гиперинсулиниз-ме отличается от увеличения массы тела при небольшом систематическом переедании более высоким уровнем инсулина в крови и, соответственно, пониженным уровнем глюкозы в крови.
Гиперинсулинизм вызывает одну из разновидностей ожирения, не сопровождающегося диабетом. Причиной развития гиперинсулинизма специалисты называют потерю тканями чувствительности к инсулину, из-за чего, по их мнению, и вырабатывается избыточный инсулин (чтобы не увеличивался уровень глюкозы в крови). Такая точка зрения излагается в журнале «Наука и жизнь», № 12, 1990 г. Однако, положение дел здесь по сути противоположно дефициту инсулина при диабете I типа. Причина не в изменениях чувствительности тканей к инсулину, об этом подробно говорилось выше. Дело в нарушениях вегетативной иннервации и кровоснабжения островковой части поджелудочной железы, в данном случае, в сторону их усиления.
В журнале «Наука и жизнь», № 12 за 1990 год, приведены графические характеристики различных состояний крови в связи с сахарным диабетом. Для того, чтобы удобно продемонстрировать полезные выводы из этих графических материалов, к сожалению, не сделанные журналом, мы преобразовали графические данные в усредненные количественные и предлагаем их читателю.
Данные по глюкозе — средние значения концентрации глюкозы в крови в течение 2-х часов после приема глюкозы, мг/100 мл.
Данные по инсулину — средние значения уровня инсулина в плазме крови в течение 2-х часов после приема глюкозы, микроед./мл.
Глюкоза Инсулин
Ожирение без диабета
(гиперинсулинизм)                         100 300
Норма                                               100 60
Сахарный диабет I типа              200 20
Сахарный диабет II типа             200 300
Эти данные позволяют раз и навсегда прекратить разговоры о недостаточности инсулина при сахарном диабете II типа: росту уровня глюкозы в 2 раза по сравнению с нормой соответствует пятикратный рост уровня инсулина! Пропорциональность между уровнями глюкозы и инсулина нарушена и при диабете I типа, но в этом случае в сторону уменьшения уровня инсулина: увеличению концентрации глюкозы в 2 раза соответствует уменьшение уровня инсулина в 3 раза.
Необходимо отметить, что приводимые в специальной литературе данные о причинах смерти больных сахарным диабетом показывают, что больные погибают, главным образом, не непосредственно от сахарного диабета, а от сердечно-сосудистых заболеваний (60—80% больных).

Широко известно, что для сахарного диабета специфичны так называемые микроангиопатий — поражения кровеносных сосудов малого калибра (артериол, венул, капилляров), имеющие в своей основе утолщение базальной мембраны в результате отложения в сосудистой стенке гликопротеидов.
Макроангиопатии — поражения артерий большого и среднего калибра (аорта, коронарные артерии и др.) не являются специфичными для сахарного диабета.
«Клинически поражения сосудов микроцирку-ляторного русла при СД могут проявляться весьма разнообразно: в виде ангиоретинопатии, диабетической нефропатии (гломерулосклероза), периферических микроангиопатий нижних или, что реже, верхних конечностей. Можно сказать, что диабетические микроангиопатий встречаются практически во всех внутренних органах, а также в коже...» (Е. Ф. Давиденкова, И. С. Либерман, 1988).
Поскольку все осложнения СД являются следствием самого главного в этом заболевании, гипергликемии крови, мы считаем возможным не останавливаться подробно на особенностях и тонкостях развития осложнений, т. к. ставим вопрос о безусловном излечении гипергликемии крови, не приведенной в неизлечимое состояние инъекциями инсулина.
Изучение осложнений СД само по себе имеет определенное значение. Однако, главным в исследовании сахарного диабета, по нашему мнению, должен быть сам диабет, успешная борьба с ним. Этим автоматически решается вопрос о всех возможных осложнениях сахарного диабета и их тонкостях. Важнейшим шагом в этом направлении должно быть излечение 85% больных сахарным диабетом — больных диабетом II типа, для чего необходимо, в первую очередь, исключить для этих больных назначение инсулина. Категорически!
Следующим шагом должна быть разработка методов излечения больных сахарным диабетом I типа, что возможно только до назначения инъекций инсулина таким больным.
Многие авторы, не продвинувшись в решении главного вопроса в борьбе с гипергликемией крови, отдают все силы исследованию осложнений сахарного диабета. В этом есть определенный смысл.
Но вот «новинка»: оказывается, при сахарном диабете микроангиопатия по времени может опережать развитие самого сахарного диабета, т. е. следствие может опережать основное событие.
«...Ряд имеющихся данных свидетельствуют о том, что специфические для СД изменения мельчайших сосудов могут предшествовать развитию клинической картины заболевания с ее явными обменными сдвигами, а не являться только ее следствием» (Е. Ф. Давиденкова, И. С. Либерман, 1988).
Еще один шаг и эндокринология дойдет до утверждения о возможности существования осложнений и без основного заболевания!
Недооценивать осложнения сахарного диабета, конечно же, нельзя. По сообщению «Медицинской газеты», каждые пять из шести нетравматических ампутаций стопы приходятся на больных сахарным диабетом. Но при всем этом трудно понять выступления в печати за «развитие нового, весьма перспективного научного направления — нейродиабетологии».

12

ДВА ПОУЧИТЕЛЬНЫХ СЛУЧАЯ ИЗ ПРАКТИКИ

Пришла пора извлечь максимум полезного из двух поучительных случаев лечения сахарного диабета.
Случай первый. О нем рассказала газета «Ленинградская правда» 7 октября 1988 года. Место действия — город Отрадное Ленинградской области. Сложнейший случай заболевания и безупречные, более того, профессионально красивые действия врача П. Н. Тарасовой.
К врачу Тарасовой срочно привезли из другой больницы «тяжелую диабетическую кому». Характерные признаки диабета I типа: запах ацетона, очень высокий уровень сахара в крови. Больной уже ввели в нескольких инъекциях 100 единиц инсулина, но в сознание больная так и не пришла. У больной выпадение пульса, испарина, никаких рефлексов.
Сто единиц инсулина и никакой реакции!
И Тарасова принимает, на первый взгляд, парадоксальное, но единственно верное решение для спасения больной. Вот ход ее рассуждений: запах ацетона — это «ацетоновая иллюзия», это следствие отравления больной техническими красителями на базе ацетона; этот запах ацетона, во-первых, не имеет отношения к диабету и диабетической коме; во-вторых, отравление вызвало нормальную защитную стрессорную реакцию в организме — высокий сахар в крови. Первичный обморок — тоже следствие отравления. В таком случае это и не диабетическая кома, и не сахарный диабет вообще.
«Тогда глубокий шок — не что иное, как логическое следствие инсулиновой передозировки, ошибочно допущенной на предыдущем этапе...»
Врач назначает 500 мл 40-процентной глюкозы внутривенно. Больная пришла в сознание. «Никакого диабета, а тем более комы, у нее в жизни не было!»
И хотя здесь не было заболевания сахарным диабетом вообще, но поучительно в этом случае буквально все.
Запах ацетона у потерявшего сознание человека может быть не только признаком диабетической комы, но и отравления красителями, содержащими ацетон.
Высокий уровень глюкозы в крови возможен не только при сахарном диабете (диабетической коме), но и при любом отравлении, в том числе красителями с ацетоном.
Потеря сознания возможна не только при диабетической коме, но и при отравлении.
И самое главное, при диабетической коме 100 единиц инсулина не могли не дать никакой реакции! Значит, эти 100 единиц инсулина введены здоровому в отношении сахарного диабета человеку и резко ослабили энергетику организма, искусственно ввели его в глубокий шок. Глюкоза, которая должна была циркулировать с кровью, оказалась быстро переведенной из крови в печень и не могла вернуться в кровь, этому мешал излишний, введенный извне инсулин. Организм ослаблен до гипогликемического шока.
П. Н. Тарасова твердо знала, что введение инсулина здоровому человеку опасно, может привести к гипогликемическому шоку. Тем более, введение 100 единиц инсулина.
К сожалению, не все специалисты знают следующие исключительно важные различия в действии инсулина:
разовое введение инсулина больному диабетом I типа полезно переводит у него излишнюю глюкозу крови в запас в печень;
разовое введение инсулина здоровому человеку переводит очень нужную в крови глюкозу (причем переводит быстро) в запас в печень и это опасно, кровь остается практически без глюкозы, развивается гипогликемический шок;
разовое введение инсулина больному диабетом II типа практически не переводит излишнюю глюкозу в печень, там нет для нее места; но у этих больных не бывает ацидоза (в том числе запаха ацетона изо рта); такое введение (разовое!) и не полезно, и не опасно.
Навсегда в памяти должно оставаться правило: разовое введение инсулина, особенно в больших дозах, опасно именно для здорового человека!
В современной медицине отсутствует понимание недопустимости назначения инсулина (и сахаропонижающих таблеток) в лечебных целях всем без исключения больным сахарным диабетом, имеющим повышенную массу тела. Эти больные нуждаются не в переводе относительно легко протекающего диабета II типа, которым они страдают, в неизлечимый, тяжело протекающий диабет I типа, а в освобождении печени от ожирения или, в некоторых, случаях, в лечении тиротоксикоза.
Отсутствует и понимание теоретической недопустимости предполагать у всех больных сахарным диабетом, имеющих пониженную массу тела, диабет I типа.
Очень часто диагнозы больных сахарным диабетом подгоняются «под инсулин». И в этом смысле практика лечебных учреждений богата поучительными случаями, один из которых мы и рассмотрим.
Случай второй. Место действия — лучшая больница Санкт-Петербурга. Время действия — глубокая осень 1992 года.
Больная поступила в больницу с сахарным диабетом и отеками нижних конечностей. Пониженная масса тела. Артериальное давление 150/ 80 мм рт. ст. До поступления в больницу уровень глюкозы крови составлял 7 ммоль/л, в больнице определен в 13 ммоль/л.
В отношении отеков нижних конечностей в больнице была допущена первая лечебная ошибка — причиной отеков диагностирована сердечная недостаточность. Оснований для такого диагноза не было. Назначены мочегонные средства. Отмена через несколько дней мочегонных средств привела к естественному восстановлению отеков нижних конечностей.
Казалось бы, назначение мочегонных средств в связи с отеками у этой больной можно было бы и не упоминать в работе, посвященной сахарному диабету. Но еще в 1986 году профессор В. Талантов в «Медицинской газете» предупреждал, что современные мочегонные средства имеют контринсулярные свойства. В данном случае бесполезное в отношении отеков назначение мочегонных средств оказалось нежелательным в отношении сахарного диабета, снижающим уровень инсулина в крови.
Проведенные в больнице лечебные мероприятия по сахарному диабету этой больной составили целую серию врачебных ошибок различной степени тяжести.
Больная ранее систематически принимала бу-тамид или букарбан и по опыту знала, что назначение манилила сопровождалось у нее повышением уровня глюкозы в крови. Врач не приняла во внимание настойчивую просьбу больной не назначать ей манилил. Манилил был назначен.
Это назначение привело к повышению у больной уровня глюкозы в крови. Теперь должно было стать очевидным, что больная страдает сахарным диабетом, в котором основную часть заболевания составляет диабет II типа. Манилил необходимо было отменить и возвратиться к менее эффективным бутамиду, букарбану, уделяя основное внимание диабету II типа. О назначении инсулина не могло быть и речи. Однако, следующим шагом врача стало назначение больной нормальных доз инсулина. Это не могло дать при диабете II типа и не дало ощутимого снижения уровня глюкозы в крови.
Теперь-то уж врачу должна была стать понятной ошибочность назначения инсулина. Но вместо того, чтобы немедленно отменить инсулин и искать правильное решение (хотя бы не вредить больной!), допускается грубая врачебная ошибка — «подгонка под инсулин». Без каких-либо оснований диагностируется инсулинза-висимый сахарный диабет (I тип) и назначаются так называемые «лошадиные» дозы инсулина в 100 и даже более единиц в одноразовом суточном введении. С помощью таких доз инсулина удается насильственно переводить еще какую-то часть глюкозы крови в печень сверх нормальных ее возможностей. Дополнительная часть глюкозы перерабатывается печенью в жир и по этой причине у больной увеличивается масса тела, что выдается за успех лечения.
Однако, введение таких доз инсулина доводит печень до прямого разрушения части гепа-тоцитов. Некоторое насильственно добытое снижение уровня глюкозы в крови, тоже выдававшееся за успех лечения, через несколько дней сменяется прежними высокими значениями (до 23 ммоль/л вместо 13 ммоль/л при поступлении в больницу). Прибавление массы тела прекращается. Но теперь у больной серьезно травмирована и продолжает непрерывно травмироваться печень. В крови излишки инсулина чередуются с излишками глюкозы. В часы гиперинсулинемии больная при простейшей физической нагрузке (несколько шагов по больничному коридору) теряет сознание. И даже эти явные инсулиноген-ные периоды гипогликемии крови не заставили врача прекратить ошибочные действия. Остается добавить, что больной теперь уже диабетом I типа (от инъекций инсулина) назначили, как и обычно, недопустимо голодную диету, не учитывающую значительных потерь глюкозы с мочой.
Вот таким нагромождением лечебных ошибок за полтора месяца состояние больной было искусственно, безвозвратно, значительно ухудшено.
При выписке больной, имевшей массу тела 63 кг, предписали 88 единиц инсулина двух видов таким образом, что она фактически была обречена на пожизненный постельный режим: все дневное время занимали периоды искусственной гиперинсулинемии (гипогликемии), сопровождавшиеся естественными болями скелетных мышц. Это результат разрушительного действия высокой концентрации инсулина крови на их клетки, еще одно подтверждение ошибочности назначения инсулина. Появившиеся запоры стали практически неустранимыми, общая мышечная дистрофия — нарастающей.

Подошел срок выписки и врач, доведя больную до тяжелого состояния, привязав ее к пожизненным инъекциям инсулина, избавляется от этой больной, удобно ссылаясь на установленные сроки лечения.
Но инсулин теперь отменить уже невозможно! Облегчить состояние больной теперь уже тоже невозможно! После полуторамесячного больничного насилия над организмом этой больной, после перевода ее безобидного диабета III типа с преимуществом диабета II типа (всего 7—13 ммоль/л глюкозы в крови до больницы) в тяжелейший диабет I типа, уже не могло быть и речи о восстановлении хотя бы того состояния, которое было у нее до практического знакомства с современным пониманием сахарного диабета в медицине.

Возмутительна в этой истории еще одна сторона поведения лечащего врача, действия которой представляют практически сплошную цепь ошибок. С высоты положения своего весьма известного лечебного учреждения в известном городе и своего внушительного стажа работы такой специалист на каждом шагу называет всех, кто думает и поступает правильно, шарлатанами, подлинные жалобы больной — выдумкой. А заявление этого врача: «У нас у всех одна школа», с одной стороны, ставит многих больных сахарным диабетом просто в безвыходное положение, а с другой стороны, свидетельствует об уверенности специалиста в полном одобрении своих действий другими специалистами, хотя в этих действиях не было ни одного правильного! К несчастью, школа, и в самом деле, одна. Такой школы стыдиться надо! Одинаковые пробелы в компетентности многих специалистов в вопросах сахарного диабета не являются оправданием явно ошибочных действий ни одного из этих специалистов.
Из этой довольно характерной истории должны быть сделаны выводы, полезные для исследователей сахарного диабета и практических врачей: отсутствие эффекта от назначения манилила должно служить предостережением от назначения инсулина; отсутствие ощутимого эффекта от введения нормальных доз инсулина должно служить поводом для немедленного прекращения таких инъекций. И совсем недопустимо в подобных случаях назначение «лошадиных» доз инсулина.
Справедливость требует отметить исключительную сложность рассмотренного здесь случая сахарного диабета. У больной понижена масса тела, это исключало сахарный диабет II типа с ожирением, а тиреотоксического сахарного диабета II типа с адреналиногенной раздражительностью больных лечащий врач не знала, такой диабет впервые рассматривается в данной работе. Положение больной серьезно усугублялось гиперкортицизмом и кумуляцией йода в организме после свежих бальнеологических йодных ванн. Но у врача должно было присутствовать понимание того факта, что это не сахарный диабет I типа! Наконец, видеть отрицательные последствия своих назначений инсулина и не отменить немедленно эти назначения — такому непониманию сахарного диабета не может служить оправданием даже исключительная сложность рассмотренного нами случая этого заболевания. Непонимание в нашем примере дошло до того, что лечащий врач отводила протесты больной против назначения явно вредящих ей инъекций инсулина заявлением: «Это же наш родной гормон инсулин». Совершенно очевидно, что подобные убеждения специалиста могут оказаться губительными для больных.
Вот такие два поучительных случая из практики. Один — очень положительный, другой — очень отрицательный.
Во втором рассмотренном нами случае (отрицательном) поучительными оказались и ультразвуковые исследования (УЗИ) внутренних органов больной.
В больнице с помощью ультразвуковых исследований специалисты фантастическим образом установили изменения в островках Лангерганса поджелудочной железы. Напомним, что островки Лангерганса составляют всего 2—3% от общей массы поджелудочной железы, что размеры островков Лангерганса, как сообщает «Большая советская энциклопедия» в т. 14 (1973), составляют 50—500 мкм. И вот в этих крохотных островках больничные исследователи сумели обнаружить с помощью гигантского, по сравнению с островками, датчика аппарата УЗИ не что-нибудь, а еще более крохотные изменения этих мельчайших островков.
Это можно было бы считать достаточно откровенным издевательством над здравым смыслом, но самое удивительное здесь то, что такими исследованиями пользуются эндокринологи! Невозможно понять, то ли специалисты УЗИ выручают на всякий случай эндокринологов «оправдательным документом», то ли насмехаются над эндокринологами.

Эти ультразвуковые исследования были в такой степени неправдоподобными, что возникла необходимость проверить их на высоком уровне в независимом лечебном учреждении. К сожалению, такая потребность возникла не у лечащего врача, а у родственников больной. В результате никаких изменений поджелудочной железы и печени с помощью УЗИ не было обнаружено. Может показаться странным, больная с трудом передвигается, а результаты УЗИ превосходные. И это правильно. Данное заболевание с помощью УЗИ не определяется. Ну а больничные УЗИ, в данном случае, оказались всего лишь надувательством.
Вывод прост: беспардонное надувательство с помощью самой современной японской аппаратуры УЗИ в самых лучших больницах самых известных городов остается всего лишь надувательством.

13

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Читатель имел возможность убедиться, что сахарный диабет — удивительное заболевание. Исторически в медицине под одним названием «сахарный диабет» оказались объединенными три совершенно разных, совершенно самостоятельных заболевания: диабет I типа, диабет II типа с ожирением и тиротоксический диабет II типа.
Общее между этими заболеваниями только то, что эти три разных заболевания приводят к одинаковому результату — увеличению уровня глюкозы в крови. Трем разным заболеваниям соответствуют принципиально разные лечебные мероприятия.
Положение серьезно осложняется возможностью одновременного заболевания сразу двумя такими вариантами сахарного диабета. В результате часто приходится иметь дело с весьма распространенным комбинированным типом заболевания, диабетом III типа. Это четвертая основная разновидность сахарного диабета.

К сожалению, научная и практическая медицина, соответствующий ей раздел эндокринология, не только не сумели разобраться в положении дел, но и продолжают на самом высоком, академическом, уровне насаждать поразительно упорно процветающие заблуждения в вопросах, связанных с проблемой сахарного диабета.
Робкие шаги Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) по выделению сахарного диабета I типа и сахарного диабета II типа явно недостаточны в научном плане, т. к. не рассматривают ни тиротоксического сахарного диабета, ни сахарного диабета III типа. Понятия о них вводятся автором впервые. Самое главное — ВОЗ не организовала достаточных исследований и активной, последовательно научной борьбы с некорректным пониманием проблемы сахарного диабета. Поэтому на академическом медицинском уровне с огромной энергией, трудоспособностью, материальными и финансовыми возможностями продолжают насаждаться ошибочные и просто вредные наукообразные положения.
Привычка связывать сахарный диабет с патологией бета-клеток поджелудочной железы настолько укоренилась в медицине, что никто и не пытается думать по-другому. А ведь на поверку оказалось, и мы это впервые доказали, что 85—90% случаев заболевания сахарным диабетом (тип II) связаны с патологией печени при отсутствии патологии поджелудочной железы и ее бета-клеток. Необходимо понять, что в 85 из 100 случаев заболевания сахарным диабетом требуется лечить печень, а не бета-клетки поджелудочной железы и ни при каких обстоятельствах даже близко не подходить к этим больным с инсулином. Необходимо помнить, что для всех без исключения этих больных назначение инъекций инсулина означает перевод сравнительно легко протекающего диабета II типа в неизлечимый и тяжело протекающий диабет I типа с пожизненными инъекциями инсулина. Многих больных диабетом II типа назначение инсулина достаточно быстро убивает в прямом смысле слова. И кто может сказать, инсулин больше спас или больше убил людей?
Последствия преклонения перед инсулином в сочетании с потрясающей диабетической неграмотностью специалистов оказались поразительными: человечество поработило себя инсулином. При этом в рабство инсулину отдают больных те, кто не только не разбирается полноценно в вопросах сахарного диабета, но и не считает нужным это делать, руководствуясь фальшивым девизом: «У нас у всех одна школа». Мы считаем, что надо не прикрываться одинаковой некомпетентностью специалистов, а в корне менять эту негодную школу. И чем быстрее, тем лучше.
Мир встретил Нобелевской премией получение инсулина в виде лекарственного препарата и успешное применение его на практике. Теперь человечеству предстоит научиться применять инсулин только там, где он приносит пользу и не применять его там, где он приносит вред.
Для начала необходимо, чтобы специалисты усвоили простейшую истину: 85—90% случаев заболевания сахарным диабетом никогда не требовали и не требуют применения инсулина и противодиабетических таблеток. Эти-то 85—90%
случаев сахарного диабета необходимо научиться излечивать достоверно, исключив все и всякие мысли о применении инсулина или противодиа-бетических таблеток.
Очень давно, в течение многих сотен лет при слабом в то время развитии науки религиозные деятели разных религий на эмпирической основе успешно боролись и продолжают теперь бороться с основной разновидностью сахарного диабета, диабетом II типа с ожирением, и с атеросклерозом, проповедуя посты и воздержания от алиментарных излишеств.
Разве украшает медицину отход от этих позиций и переход под руководством современных академических медицинских сил к совершенно некорректному лечению сахарного диабета II типа с ожирением с помощью инсулина и противодиабетических таблеток? А при этом диета с временным недоеданием и ощутимым снижением массы тела является главным лечебным средством при этом самом распространенном варианте сахарного диабета.
Наконец, мы считаем совершенно необходимым установить в законодательном порядке обязательную надпись на всех упаковках и флаконах инсулина и упаковках современных противодиабетических таблеток: «Никогда не применять при повышенной массе тела. Опасно».
Из практики должны быть исключены «лошадиные» дозы инсулина. Первая же инъекция инсулина в нормальной дозе, на давшая ощутимого снижения уровня глюкозы в крови, должна стать для всех специалистов запретом на дальнейшее применение инсулина, а не сигналом к увеличению дозы инсулина.


Большой вред пониманию процессов, происходящих в организме человека при заболевании сахарным диабетом II типа, нанесло укоренившееся представление о резистентности к инсулину клеток скелетных мышц при таком диабете, депонирующих в норме 2/3 гликогена в организме человека.
Доказанная нами ошибочность этого представления имеет свое название: «Явление обязательного быстрого и полного в здоровом организме человека депонирования печенью из крови поступающих в нее с пищей излишков глюкозы и медленного, по мере фактической необходимости, извлечения глюкозы из крови для депонирования клетками скелетных мышц, что исключает возможность формирования сахарного диабета II типа за счет понижения чувствительности (повышения резистентности) к инсулину клеток скелетных мышц».
Медицина строго требует от каждого специалиста, диагностирующего, например, острый живот, быстрого и безошибочного определения, какая из нескольких возможных причин вызвала состояние, именуемое острым животом, т. к. лечение слишком разное и существенно зависит от варианта заболевания.
Точно таким же образом медицина просто обязана требовать от каждого специалиста, диагностирующего сахарный диабет, точного и ответственного определения типа диабета на основе подлинно научного понимания существования диабета I типа, диабета II типа (два варианта) и диабета III типа, т. к. от этого существенно зависит лечение этих разновидностей за болевания. Далее должно следовать только такое лечение, которое соответствует варианту диабета. Просто сахарного диабета без точного определения типа заболевания не существует.
Автор рассчитывает, что материалы настоящего частного расследования будут правильно поняты и правильно восприняты и специалистами, и больными сахарным диабетом, и просто здоровыми любознательными или заинтересованными читателями.
Вам, уважаемые читатели, автор старался передать свои мысли, идеи, выводы, знания, опыт.

14

ДОПОЛНЕНИЯ АВТОРА

В 1998 году издательством «Комплект» (Санкт-Петербург) выпущена книга: М. Я. Жолондз «Лишний вес. Новая диетология». В предисловии к этой книге говорится:
«Есть третья группа полных людей, которым необходимо похудеть в обязательном порядке для спасения своего здоровья, а иногда — и жизни. Эту группу составляют полные люди, больные сахарным диабетом II типа (инсулиннезависимый тип) или III типа (сочетанный вариант сахарного диабета II и I типов).

...Здоровье полных людей именно этой, третьей, группы особенно беспокоит автора».
Читатели этой книги с большой пользой для себя прочитают книгу «Лишний вес. Новая диетология». Автор надеется на это.
В заключении книги о лишнем весе сказано: «Особое внимание автор стремился уделить больным инсулиннезависимым сахарным диабетом (II тип) с ожирением. Это те читатели, которые ради своего здоровья обязаны значительно похудеть и этим излечиться от своего заболевания, в основе которого лежит излишнее питание или чрезмерное усвоение пищи. Если этого не сделать (всего лишь временное серьезное недоедание), то последствия могут быть очень тяжелыми. Это же относится и к больным сахарным диабетом III типа (сочетанный сахарный диабет II и I типов)».
В 1999 году издательство «Весь» (Санкт-Петербург) выпустило книгу М. Я. Жолондза «Вегетарианство. Загадки и уроки, польза и вред». В этой книге были доказаны совершенно новые положения, относящиеся к сахарному диабету.
Первое — недопустимость вегетарианства при инсулинзависимом сахарном диабете (I тип). Причина — переход мышечного лактата (молочной кислоты) большими порциями в кровь во время физических нагрузок с увеличением уровня сахара в крови (дополнительная гипергликемия).
Второе — для больных сахарным диабетом целесообразно дробить физические нагрузки на несколько более коротких по времени.
Третье новое положение — необходимость измерять уровень сахара в крови не только утром натощак, но и обязательно при этом без какой-либо физической нагрузки перед измерением!

Четвертое новое положение — важно отчетливо понимать, что все измерения уровня сахара в крови, выполненные в течение дня, кроме одного утреннего натощак и строго без предшествующих нагрузок, не характеризуют заболевания сахарным диабетом. Эти измерения показывают степень мышечной нагрузки и появление в связи с этим гипергликемии в крови, а также степень отступления в питании больного от сбалансированности в сторону вегетарианства. Эти измерения больше характеризуют допущенные в жизни больного нарушения правильного режима, а не саму болезнь.

Автор рекомендует читателям познакомиться с его книгой о вегетарианстве и надеется, что читатели при этом получат не только новые полезные знания, но и удовольствие.

В последнее время автор и его взгляды на сахарный диабет стали объектом внимания Ю. Г. Ви-лунаса («Рыдающее дыхание против диабета», 1999). Ю. Г. Вилунас связывает развитие несуществующего в природе «сахарного диабета вообще» с нарушениями дыхания, под которыми понимает неправильную работу легких, обеспечивающих организм кислородом. Нетрудно показать, что в данном случае имеет место отсутствие у Ю. Г. Вилунаса необходимых знаний по физиологии дыхания человека, в результате чего он насочинял потрясающие по некомпетентности небылицы. Надо быть справедливым — его небылицы очень охотно воспринимаются неподготовленными читателями.

Смысл рыдающего дыхания заключается в сжатии легкими легочных артерий и вен, несущих кровь от правого желудочка сердца к левому его предсердию через легкие (астматический эффект). Точно такое же действие (и астматический эффект) вызывает глубокое дыхание. Рыдающее и глубокое дыхание одинаковым образом вызывают механическое отслоение ате-росклеротических бляшек в легочных венах и затем — инфаркт миокарда или инсульт. Это довольно широко распространенные последствия сжатия легочных вен во время бурного дыхания возрастных мужчин, возбужденных молодыми женщинами. Особенно такие случаи участились в связи с применением препарата виаг-ра. Все описанные здесь явления исследованы автором в книге: М. Я. Жолондз «Как предупредить самые опасные заболевания сердца и сосудов» (издательство «Комплект», СПб, 1998) в главе 15 «Авиценна прав: перегрузки, ведущие к изнеможению, опасны».
Иглоукалыватели тысячи лет пользуются регуляцией сжатия легочных артерий и вен легкими. Остается удивляться, что этот астматический эффект произвел неизгладимое впечатление на академика В. П. Петленко.
Так случилось, что по ряду тяжелейших обстоятельств автор был вынужден не только теоретически, но и практически в совершенстве овладеть вопросами немедикаментозного управления дыханием человека. Методы регуляции дыхания человека, разработанные автором, значительно опережают все известные медицине традиционные и нетрадиционные методы.
Физиология доказывает, что каждому, кто берется рассуждать о роли кислорода в организме человека, необходимо знать, что получение и использование кислорода органами и тканями в организме зависит не только от функционирования легких. Легкие всегда имеют излишки воздуха (и кислорода), которые обеспечивают не дыхание, а речь, пение, ныряние и т. п. Использование кислорода в организме очень сильно зависит от давления крови в малом круге кровообращения и от уровня в крови гормона щитовидной железы тироксина Т . Все эти вопросы также подробно освещены в книгах автора, посвященных бронхиальной астме, заболеваниям щитовидной железы, раку.
Методы регуляции дыхания человека (в первую очередь, его автоматической составляющей, а не произвольной!) и теоретические исследования физиологов показывают, что рассуждения Ю. Г. Вилунаса о дыхании, мягко выражаясь, несовместимы с действительностью.
«Сахарного диабета вообще» в природе не существует; два совершенно разных заболевания — сахарный диабет I типа и сахарный диабет II типа по незнанию исторически оказались объединенными в одно заболевание «сахарный диабет». Соответственно, единого метода излечения эти два заболевания иметь не могут и оба они не имеют никакой связи с вымыслом Ю. Г. Вилунаса о роли дыхания в развитии сахарного диабета. Это доказали еще в 1889 году И. Меринг и О. Минковски (см. главу 13 этой книги), которые в эксперименте удаляли у собак поджелудочную железу и искусственно вызывали тем самым у животных сахарный диабет при сохранении без изменений работы легких (дыхания). Эти эксперименты отметают изначально все вымыслы Ю. Г. Вилунаса о сахарном диабете.
Поражает непонимание Ю. Г. Вилунасом простейших медицинских вопросов, связанных с сахарным диабетом. Его удивляет тот факт, что лечить сахарный диабет II типа (ожирение печени) неизмеримо легче, чем лечить часть поджелудочной железы, секретирующую инсулин. Последнего не умеет делать практически никто в мире, а ожирение печени может лечить сам больной существенным недоеданием не навсегда, а только до излечения.
В современной медицине есть еще очень много нерешенных проблем. Одна из них — неизлечимость сахарного диабета I типа (15% больных сахарным диабетом). В этом Ю. Г. Вилунас упрекает автора этой книги. Мы позволим себе переадресовать этот упрек по назначению — президентам всех медицинских академий мира и Всемирной организации здравоохранения!


- Жолондз М. Я.  -

15

Поддерживаю тему про диабет в нестандартном формате. Врачи не все всегда договаривают. Это клан. А клан эндокринологов это клан кланов, оно и понятно, ЖУТКАЯ ЦЕПОЧКА: больной не может без инсулина-производитель (сам инсулин, шприц-ручки, помпы, катетеры, мониторы, тест-полоски иглюкометры)-врачи (школы диабета финансируемые производителем инсулина) – все, что связано с этим вплоть до носков с нано-серебряной нитью… Но, есть и люди, которые пытаются бороться с заболеванием и не только некими народными методами, но и более, чем научными. Так еще в 2000 году прошли публикации в ответ на опубликованный патент русского доктора, который не только у себя смог вылечить диабет 1 типа (с детства), но и стал брать и снимать детей, причем показатели анализов, включая С пептид были в норме. Как водится, тут же последовала «реакция», на несколько лет доктор уехал в Европу, в итоге открыты клиники в Бангкоке, недавно и в Москве. но сколько лет прошло! Тем не менее, широкого применение метод профессора Юрия Захарова н нашел, так как там индивидуальный подход к каждому пациенту, а лечение состоит из двух этапов: компенсация (практически перевод пациента) в состояние «медового месяца» на годы, и второго: предупреждение иммунной реакции организма за счет не так давно подтвержденного группой доктора Nepton Soltani (Торонто) очень любопытного исследования. В итоге, лечатся единицы – доктор принимает сам и не проводит подготовку специалистов. Хотя есть его интересная книга на русском, где довольно много интересного, причем электронная, бесплатная: http://www.diabetmed.net/ там некоторые механизмы первого этапа раскрыты, но о втором - крохи.


Вы здесь » К вопросам о самореализации » ЗДОРОВЬЕ » САХАРНЫЙ ДИАБЕТ