К вопросам о самореализации

Объявление

Форум переехал ----> http://selfrealization.info

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » К вопросам о самореализации » Поясняющие тексты » Кьябдже Калу Ринпоче


Кьябдже Калу Ринпоче

Сообщений 11 страница 20 из 27

11

.............

Итак, приступим теперь к сжатому описанию четырех больших бардо, начиная с бардо умирания, т.е. с агонии. Это завершение жизни, в ходе которого различные жизненные факторы, ее поддерживающие, разрушаются и исчезают. Угасание жизни описывается как растворение или поглошение внешних элементов: земли, воды, огня и ветра, а также «внутренних» - различных типов мыслей и разных сознаний. Кроме того, это разрушение ветров, или пран, необходимых для жизни тела.

Наше тело в целом управляется пятью главными пранами, которые называются:

прана «жизненной функции», «поглощения», «нижних (или брюшных) функций», «верхних (грудных) функций» и «всепронизывающих функций». Эти праны приводят в движение телесную жизнь, хорошая их работа обеспечивает доброе здоровье. При умирании же дает о себе знать некая другая прана, которая обычно рассеяна по всему телу и называется праной «становления кармы». Проявление ее расстраивает и нарушает течение отдельных пран. Развиваются и набирают силу различные симптомы, ведущие к смерти.

Растворение внешних элементов

Первой нарушается функция праны, регулирующей поглощение. Она утрачивает свое обычное место и функции. Мы теряем способность питаться, съеденная пища не может перевариться или же быстро извергается наружу. Затем расстраивается функция праны жизненности и она тоже уходит со своего нормального места. На психическом уровне это проявляется в утрате Ясности и неприятных переживаниях. Затем нарушения проявляют себя в пране нижних функций, что приводит к поражению функций удержания мочи и кала, что сопровождается явлениями недержания или кишечной непроходимости. Далее, расшатывается функция верхней праны — затрудняется глотание, дыхание становится коротким и тяжелым. Наконец, затрагивается и функция всепронизывающей праны, с проявлением различных неудобств и неприятных переживаний, связанных с осязательным и ощущениями. Нарушается также произвольная подвижность конечностей.

Расстройство пран приводит к тому, что они изменяют свои обычные месторасположения. Это смещение имеет своим следствием разрушение «каналов тонкого тела», по которым циркулировали праны, а также и их Центральных точек раздела — «кругов», или чакр.

Разрушению тонких каналов и их Центров сопутствует деградация различных элементарных начал тела и физических аспектов организма, находящихся в связи с ними, т.е. собственно тела, дыхания, теплоты в теле, крови и плоти, которые соотносятся с пространством, ветром, огнем, водой и землей как первостихиями. Вспомогательные праны, сосредоточенные до этого в пяти больших Центрах, также смещаются и исчезают вместе с главными пранами. Разрушение этих пран ведет к постепенному исчезновению чувственных восприятий.

Кроме того, этому процессу разрушения пяти пран сопутствует также растворение или поглощение первостихий, причем процесс идет от самого плотного начала и заканчивается наиболее тонким, иными словами, первостихия земли растворяется в воде, вода — в огне, огонь — в воздухе, и, наконец, воздух — в сознании.

Каждый из этапов растворения отмечен особыми проявлениями трех видов: внешними, внутренними и тайными.

Итак, процесс растворения начинается с растворения элементарного начала земли в воде. Физические или наружные симптомы этого — утрата мышечного тонуса до такой степени, что голова начинает склоняться, туловище оседает и становится трудно выпрямлять или сгибать конечности. Умирающий не в состоянии сидеть, может вытекать жидкость изо рта и из носа.

Внутренние симптомы соответствуют ощущениям, которые испытывает умирающий в ходе этой фазы: Уму недостает Ясности, он словно погружен в глубокий мрак. К тому же умирающему хочется пошевелиться, он стремится переменить позу, сбросить покрывало или встать, но физически не в состоянии этого сделать, ведь неподвижное тело сделалось страшно тяжелым. Умирающий чувствует себя распластанным, отяжелевшим, словно заваленным под горою. Глаза утрачивают способность к фиксации взора и закатываются. Одновременно с наружными и внутренними симптомами развиваются также и тайные, это особые переживания или видения. В ходе этого первого растворения, куда ни обратишь свой взор, все предстает неустойчивым, подобным миражу. Искажается зрительное восприятие, так, как это бывает в пустыне, раскаленной под солнечными лучами.

Вторая фаза, соответствующая растворению первостихий воды в первостихии огня: внешне — сухость в носу и во рту, иногда также — потеря контроля над сфинктерами, что приводит к недержанию мочи и стула. На внутреннем уровне Ум очень взбудоражен и обуреваем неприятными мыслями. Умирающему кажется, что его будто бы несет потоком, ему чудится падение, погружение в бездну, сопряженное с восприятием шума, сравнимого с грохотом большого водопада. На тайном же уровне все зримое как бы плавает в тумане или словно окутано клубами дыма.

Третья стадия — растворение первостихии огня в первостихии воздуха. Наружные симптомы этого — Остывание рта и ноздрей, короткое дыхание, потеря чувствительности сопровождаемая уменьшением жизненного тепла. Чувствительность и тепло начинают пропадать с концов рук и ног и постепенно стягиваются с периферии тела к Центру, внутрь. Внутренние симптомы — наступают моменты отсутствия ясности и прозрачности Ума. Ничто теперь не видится с ясностью. Тайные симптомы — видение чего-то пламенного, есть чувство, будто находишься посреди гигантского пожара, вселенная словно горит. Это Ощущение сопровождается видениями сияющих точек, подобных светлячкам.

Затем наступает поглощение элемента воздуха сознанием. Наружные Симптомы — прерывистое дыхание с долгим выдохом, коротким и затрудненным вдохом. Глаза окончательно закатываются. Наконец, дыхание останавливается Внутренние симптомы — появление видений, связанных с кармой умирающего. При умирании тело очень слабо, зато Ум, по контрасту, необычайно силен. Это телесная слабость, сопровождаемая силой Ума, приводят к видениям очень большой интенсивности Если умирающий прижизненно совершил много отрицательных поступков, галлюцинации будут связаны с ними и породят испуг, страхи. Например, убийца, который в своей жизни убил много животных, увидит, возможно, именно их, животные будут преследовать его и пытаться его пожрать. В этот момент возможны признаки испуга в его речи и поведении — вскрики или жалобные стоны. Напротив, если человек практиковал дхарму и карма его положительная, он на этой стадии будет чувствовать себя очень счастливым, встретит различных божественных существ, небесных обитателей, созданных из сияния. На внутреннем уровне могут быть слышны звуки неистового ветра, особого рода гул или мощное гудение. Тайные симптомы — ощущение надвигающегося обморока и зрительное видение, подобно свету масляной лампады.

Внутренне растворение

Затем сознание растворяется в Пустоте. В этот момент телу отчасти возвращается его естественный цвет, дыхание замирает, а тепло сосредотачивается в области над сердцем. Это заключительный этап умирания, смерть. Растворение сознания в Пустоте характеризуется световыми переживаниями, называемыми «белым свечением», «красным свечением» и «черным свечением». Им соответствует растворе- ния мужского и женского начал, содержащихся в теле.

Дело в том, что наше тонкое тело включает в себя два начала, мужское и женское, которые располагаются соответственно: первое — на макушке головы, а второе — на уровне пупка. В момент смерти они растворяются одно в другом на уровне сердца.

Сначала белое мужское начало опускается с макушки головы к сердцу. В этот момент переживается белое сияние, подобное лунному свету.

Растворение сознания идет одновременно с растворением его помыслов. Помыслы сводятся к 80 типам, из которых 33 произведены отвращением, 40 — влечением, а семь — спутанностью Ума. В ходе этой первой фазы растворению подвергаются 33 типа помыслов, связанных с отвращением, гневом и ненавистью. Теперь, даже если бы перед нами предстал наш злейший враг или убийца наших родителей, мы и то не испытали бы отвращения к нему.

Затем начинается растворение женского красного начала. Оно поднимается от пупка к сердцу. Переживается в это время красное сияние, сравнимое с солнечным светом. Тогда же затухают 40 видов помыслов, связанных с желанием и привязанностью. Теперь пусть даже божественное создание, небожитель или богиня, дивные и чарующие, явились бы к нам, мы бы не почувствовали к пим ни малейшею влечения.

Когда оба начала вбираются в сердце, сознание утрачивает свою познавательную способность. Это и есть переживание «черного сияния», подобного пустой синеве или темной ночи, У обычных существ Ум в это время погружается во тьму. В это время затухают семь типов помыслов, связанных со спутанностью Ума. Теперь, какое бы зрелище не предстало нам, мы не подумаем о нем ни плохо, ни хорошо.

Весь вышеописанный процесс разложения-растворения, начиная с самых первых симптомов и вплоть до переживания «черного сияния», называется «бардо умирания».

По завершении этого растворения открывается Ясный Свет, т.е. изначальная природа Ума. Переживание его случается у всех существ, однако обычное существо его не распознает, и для такого существа вместо него наступает период отсутствия переживания и опыта, бессознательность. Именно отсутствие постижения, неведение, и ввергает обычное сансарическое существо в эту фазу полной бессознательно которой замещается переживание Ясного Света. И все же, пусть в крайне мимолетном виде и оставаясь непостижимым, это переживание Ясного Света случается с каждым существом,

И напротив, если человек в ходе своей жизни постиг истинную природу Ума, то есть постиг то, что называется Махамудрой, то в этот завершающий момент бардо умирания Ум может распознать изначальный Ясный Свет и, в меру того, насколько устойчиво это постижение, пребыть погруженным в него.

В опыте такого йога соединяются сыновий Ясный Свет, пережитый прижизненно и материнский Ясный Свет, изначально сущий. Это и есть состояние Будды.


....................

12

............

Название этой стадии — «бардо Пустоты» — объясняется тем, что, как мы уже упоминали, для пробудившего существа это — момент явления Ясного Света, сущностной природы Ума. Период потери сознания, наступающий вместо этого опыта у обычных существ, продолжается в среднем трое с половиной суток. Все это время Ум пребывает в темном, омраченном состоянии и ничего не осознает.

Сияния и божества

После этого периода бессознательности происходит Возвращение сознания, а с ним и иллюзий. В момент их совместного возвращения возникает и длится несколько мгновений переживание пяти сущностных сияний, называемых «сверхтонкими». Они появляются одновременно с переживанием мирных и гневных форм бардо, являющихся сознанию на радугах, в сияющих точках, облаках и других святящихся феноменах. Эти видения на исходе бардо Пустоты очень мимолетны.

Это состояние до некоторой степени сравнимо с промежутком между бодрствованием и сном, хотя есть и различия. Только что упомянутые феномены, характерные границы между двумя бардо, в «Тибетской книге мертвых» описываются как видения различных мирных и гневных божеств.

Если мы в состоянии узнать божественность природы этих видений, то мы можем соединится с ними и обрести спонтанное и немедленное Освобождение, ибо всякое видение и любое переживание становятся тогда самим божеством.

В продолжение этого периода слышаться такие неистовые, устрашающие шумы, они оглушительнее, чем тысяча одновременных ударов грома. В этом невероятном грохоте звучит сама Пустота. По всем направлениям, во всем пространстве видны разные свечения, такие как радуги и разнообразные светящиеся точки. Приходит также мгновенное восприятие условий существования, видятся многие Чистые Земли различных Будд, их небесные миры. Воспринимаются все различные состояния как сансары, так и нирваны. Все это вместе переживается, как видения самых оживленных кварталов Парижа в часы пик! Находишься словно посреди неимоверной толчеи, в которой кто- то беспрестанно подъезжает или отьезжает, а потоки автомашин направляются во все стороны. для полноты нашего сравнения остается лишь добавить, что здесь же — напряженное железнодорожное движение, а воздушное пространство бороздит в разных направлениях множество самолетов, так что все пространство дрожит в непрекращающемся гуле.

Люди, получившие посвящение в практике бардо и имевшие подлинное их переживание, могут распознать эти различные обличия и видимости и обрести на этой стадии Освобождение. В противном же случае ситуация усложняется. Не ведая природы гневных божеств, легко перепугаться и от ужаса упасть в обморок. Точно так же, если не распознана природа мирных божеств, то сияние их делается непереносимо и от него отворачиваются, словно попытавшись неотрывно смотреть на Солнце.

Именно в этот момент воспринимаются различные сияния, которые на самом деле суть свет от шести чистых сфер Будды. Они необыкновенно ярки — белый, желтый, красный, зеленый и синий. Одновременно видятся и шесть свечений, соответствующих шести областям сансары. Цвет их тот же, но они несравненно тусклее. Крайняя яркость цветов Будд ослепляет взор, их трудно вынести, и от них отстраняются прочь. И наоборот, бледное свечение шести сансарических миров влечет к себе и соблазняет, к ним-то и направляется сознание, находя в них рождение.

Это завершение бардо Пустоты — период, когда совершается переустройство сознания. Вновь начинают проявляться различные «ветры», им управляющие. Первой возвращается прана, вздымающая неведение», и одновременно — <ветряная» прана. Им соответствует видения зеленых сияний. Затем возникают огненая, водяная и земляная праны со своими свечениями — красным, белым и желтым. Эти пять сияний суть на деле излучение пяти пран, и тончайшая сущность пяти первостихий происходит в процессе складывания тонкого тела существа в бардо, а также и внешнего опыта.

Одновременно с возвратом иран проявляются, причем в порядке, обратном тому, в котором они исчезали, различные типы мыслей. Сначала — семь типов спутанности-ослепления, потом — 40 типов желания-привязанности и, наконец, — 33 типа неприязни-гнева.

Таким образом, происходит становление видений и переживаний в бардо Становления, которому предстоит завершиться очередным рождением в одной из областей сансары.  ............

13

.............

Бардо Становления — это период, в течение которого Ум вновь переживает различные проекции, порожденные его кармой, и в конце которого он под влиянием кармы вновь рождается в одном из шести сансарических миров.

Подобно тому, как из состояния глубокого сна возникают все виды сновидческого опыта, после бессознательного состояния и мимолетных видений бардо Пустоты, описанных в конце предыдущей главы, появляются переживания бардо Становления.

Это состояние, опыт которого обладает реальностью, подобной нашей нынешней реальности, но с весьма отличающимися условиями существования.

Тело и ментальный мир

Грубого тела в этом бардо нет, есть только тонкое, или ментальное, составленное из четырех с половиной скандх: сознания, побуждений, распознаваний, ощущений и половины скандхи форм. У существ в бардо Становления есть лишь тонкая форма, ментальное тело, незаметное для обычных существ, хотя носители его переживают это тело как свое, а также могут воспринимать и других, находящихся в том же состоянии.

Всего у нас бывают тела трех типов. Во-первых, обычное тело, называемое «кармическим телом», поскольку оно является результатом полностью созревшей кармы.

Это то самое тело, которое у нас есть сейчас. Второй вид называется телом привычки, и это тело сновидения. Оно возникает благодаря склонности Ума отождествляться с телесным обликом, и получается из отпечатков и привычек, обретенных наяву. Третье тело — у существ, пребывающих между жизнями. В первой половине бардо Становления форма этого тонкого тела примерно такая же, каким было обычное телесное обличье в предшествующем существовании. Под влиянием своих психических привычек оно в случае угрозы начинает даже бояться за свою жизнь. У него может возникнуть впечатление, что его будто бы убивают в стычке с противниками или в то опасных ситуациях. Но все эти события и враги являются исключительно иллюзорными проекциями, которые порождены скрытым ржанием ума, и не более того. Тонкое тело никак не может быть убито другими результатами активности все той же психики! Однако, хотя это тело и неуязвимо, оно под влиянием привычек и отпечатков прошлого испытывает всякого рода страхи, опасения и вожделения.

Переживания тонкого тела и видения бардо Становления сравнимы с тем состоянием, что бывает во снах, но яркость их несравненно больше.

Итак, существо в бардо Становления обладает пятью чувственными способностями, которые соответствует нашим обычным пяти органам чувств, но кроме этого, ему присущи и особые возможности, такие, как ясновидение, позволяющее ему различать мир живых. Есть у него также способность беспрепятственно перемещаться и проходить через любые материальные преграды, И в самом деле, для тонкого тела никаких препятствий не существует. Если оно подумает, например, об Индии, то силою одной только мысли оно окажется там. оно подумало о Соединенных Штатах, то оно уже там. Если придет на Ум то место, которое было прежде «его родным домом», оно тотчас же там очутится. О каком бы месте оно ни подумало, оно немедленно оказывается в нем. Таким образом, достаточно пожелать чего-то, подумать о какой-то вещи, и это пожелание, этот помысел незамедлительно влечет за собою ответ в виде ожидаемого переживания.

В настоящее время наш Ум помышляет о весьма многом. А когда мы попадем в бардо Становления, все эти помыслы обретут конкретный облик и проявятся в виде реальностей, порождая тем самым крайне зыбкий мир. Этот рой помыслов, кружащихся и переменчивых, прихотливых, как порывы ветра, обращает эту ситуацию в нечто очень неустойчивое и тягостное.

Добравшись до этой стадии бардо, человек, который, к примеру, семьянином, может вспомнить о своем домашнем очаге. Он тут же видит людей, близких ему при жизни, жену, детей и других. Ему хочется поговорить с ними, пообщаться, как-то дать о себе знать. Но те не могут увидеть его, а потому не обращают на него никакого внимания. Он зовет их, а никакого ответа нет, и это становится источником большой муки. Именно столкнувшись с невозможностью установить контакт, он начинает, наконец, понимать, что не принадлежит более миру живых. Эта невозможность сообщить о себе порождает в нем печаль, скорбь, страдание или агрессивность.

До него настоящему доходит, что он покинул свое тело. Он может быть свидетелем того, как его труп погребают или сжигают. Такие устрашающие и крайне болезненные переживания приводят его к пониманию, что он умер. Он видит людей, бывших ему близкими, — они плачут, горюют, видно, что они удручены. Такое их поведение может в нем пробудить чувство привязанности. С другой стороны, если по ним не видно, чтобы они грустили, или, того хуже, если они кажутся довольными его исчезновением, то он испытывает гнев, а это для него — еще одна причина страданий. Возможно, что он видит, как его наследники спорят о разделе имущества, что тоже может его расстроить. Если человек был особо привязан к своему дому или вещам, то он вновь видит их. Ему видно, как другие завладевают накопленным добром, а это пробуждает в нем алчность, привязанность и скупость. Он пробует воспрепятствовать этому, не дать другим завладеть своим добром, но они не видят его, и он совершенно беспомощен. Тогда его охватывает гнев, что чревато последующим адским рождением.

Разнообразие переживаний в бардо Становления зависит от кармы находящегося там существа. От отрицательных кармических следов видения будут устрашаюшими или болезненными, а от положительной кармы придут приятные, счастливые переживания.

Срок, на который существо остается в промежутке между жизнями, бывает различным, перерождение может случиться раньше или позже, но, как правило, в пределах семи семидневных циклов. Воплощение может произойти и после одной, двух или трех недель, но наибольший срок, в среднем, составляет 49 дней. Тем не менее, сверх- долгое бардо может продлиться целый год.

Если Ум наполнен крайне негативными наклонностями, то его бардо Становления не затянется надолго, ибо вскоре его увлечет к низшим формам существования. И наоборот, если Ум исполнен положительными склонностями, тот так же скоро произойдет перерождение в одном из высших состояний. Зато если кармические отпечатки выражены умеренно или слабо, то это бардо окажется менее определенным и продлится дольше.

Но сколько бы оно ни длилось, переживания и видения, являющиеся умершему в течение первой половины бардо, будут связаны с предшествующим существованием. А затем карма, вызвавшая их, постепенно поблекнет, и начинает сказываться карма грядущего существования. Тогда приходят видения, предвещающие, каким оно окажется. В среднем сознание в течение первых трех недель находится в мире, опыт и переживания в котором напоминают его прежний мир. Начиная же с четвертой недели, оно начинает воспринимать мир, где ему предстоит переродиться.

На этой стадии бардо появляются шесть знамений, переживаются они в разной форме, в высшей степени мимолетно и изменчиво, и предвещают карму и перерождение, которое вскоре состоится. Могут видеться различные жилища, ландшафты, обстоятельства, виды

пищи, сообщества существ и психические переживания, все это каждый миг меняется.

Кроме того, существует четыре переживания, испытываемые всеми существами, оказавшимися в этом бардо. Это устрашающие шумы, которые называются «четырьмя испугами», а именно — горный обвал, погружение в океан, огромный пылающий костер и неистовый щквал. Эти четыре особых опыта соответствуют так называемым малым смертям», происходящим внутри самого бардо Становления, дам, связанным с переменой направления некоторых пран.

Так, перемена направления земляной праны производит ощущение погребенности под огромной горой или под развалинами дома.

При смене направленности «водного» ветра появляется переживание, теряешь почву под ногами и погружаешься в океан. При перемене направления «огненной» праны возникает впечатление, будто тебя жарят посреди трескучего костра. При изменении направленности «воздушной» праны ощущение такое, будто тебя сдувает и уносит ураганом.

Среди прочих переживаний бардо Становления выделяются еще три бездны. Это впечатление, словно проваливаешься не то в колодец, не то в туннель либо сероватый, либо красноватый, либо темный. Эта разница вызвана проявлением наклонностей, соответственно неприязни — отвращения, желания и ослепленности Ума.

Момент перерождения

Наступает, наконец, и собственно момент принятия нового рождения. Всего насчитывают четыре типа возможных рождений: из материнской утробы, не опосредованное, из влажной теплоты и из яйца; порой они комбинируются. Рождения в адских и божественных сферах — только не опосредованные.

Сам момент перерождения сопровождается различными переживаниями;

Перерождающееся сознание, т.е. существо в промежуточном состоянии, по-тибетски бардо-па, может ощутить, например ледяной холод, и его потянет к горящему пламени. Так рождаются в горячем аду.

Оно также может сильно перепугаться и попробует укрыться в какой-нибудь дыре; так получается перерождение в животном состоянии.

Если сознание обладает положительной кармой, оно может узреть божественньтй ландшафт или дивный дворец. Устремляясь к ним, оно рождается в божественном долговечном состоянии, где сможет очень долгое время блаженствовать в лучезарном теле.

Если предстоит человеческое рождение из материнской утробы, то, помимо соответствующей кармы, должны присутствовать еще три совместившиеся фактора: существо в бардо Становления, отцовская и материнская половые клетки. Бардо-па видит своих будущих родителей в акте продолжения рода. Если он родится мужчиной, то чувствует влечение к матери и отвращение к отцу; если женщиной, то наоборот. В момент зачатия происходит соединение отцовского семени и материнской яйцеклетки с перерождающимся сознанием.

Половые клетки являются внешними вещественными аспектами мужского и женского начал, соответственно белого и красного. Они потенциально содержат в себе различные первостихии: пространство, ветер, огонь, воду и землю в их внешних аспектах. Сознание же, которое перерождается, содержит в своем тонком теле их же, но как внутренние аспекты. В момент зачатия пять внешних аспектов первостихий и пять внутренних аспектов объединяются. Так возникает новый индивидуум. Одновременно с этим слиянием половых клеток и сознания наступает период бессознательности. Сознание будет обретено позже, лишь мало-помалу в ходе эмбрионального развития. А в этот момент, если не считать исключений, всякая память о бардо пропадает.

Не имеет значения, Буддисты мы или нет, связаны ли мы с той или другой традицией, но самое главное перед лицом смерти это хорошо знать наш собственный Ум, нашу природу и стараться практиковать теперь же ради того, чтобы достичь этого понимания.   ................

14

...............

Когда я нахожусь в бардо от рождения к смерти,
да не стану я терять времени
и, отбросив лень, займусь неотрывно
изучением, продумыванием и освоением дхармы.
да смогу я практиковать, объединяя на пути видения и Ум.



Внутриутробное развитие

Когда перерождающиеся сознание соединяется с отцовскими и матерински выделениями, воспоминания пугаются и пропадают, подобно туманным грезам глубокого сна.

В течение первой внутриутробной недели эмбрион называется «яйцеподобным», на вид напоминает рисовую кашицу, а страдает так, бы его жарили на медной горячей сковороде. Во время второй недели он называется «продолговатым», с виду похож на застывшее сливочное масло, «всепронизывающая» прана начинает разъединять четыре первостихии (землю, воду, огонь и воздух). Начиная с третьей недели, эмбрион своим обликом напоминает муравья, и становится вполне заметным проявление четырех первостихий, обусловленное «активирующей» праной.

Эмбрион продолжает изменяться вплоть до седьмой недели, когда «спиральная» прана начинает вытягивать будущие члены. Страдает он от этого, словно бы его с силой растягивали в разные стороны и распластывали палкой.

Начиная с этого момента, если мать съест или выпьет чего-то холодного, эмбриону кажется, будто его бросили в кучу льда. Если она переедает его, словно бы стискивает между скал, если недоедает, его словно треплет на ветру. Если она с натугой бежит или падает, он чувствует это, словно катится в пропасть под откос. Если она вступает в половую связь, его будто порют прутьями с металлическими шипами.

На тридцать седьмой неделе внутриутробное состояние начинает казаться плоду заточением в темном и неприятном месте. От этого он чувствует себя очень несчастным и страстно желает выбраться. В течении тридцать восьмой недели «притягивающая к цветку» прана начинает подтягивать его к шейке матки. Страдает он от этого так, будто бы его тело привязано к вращающемуся колесу.

Таким образом, на плод грубо воздействует двадцать восемь пран. Развивается он из крови и питательных веществ матери до тех пор, пока его тело не сформируется окончательно.

Наконец, «опрокидывающая» прана переворачивает его вниз головкой и новорожденный, со сложенными ручками, появляется на свет, страдая так, словно ему приходится продираться сквозь металлическую сетку. В этот момент, когда он покидает матку, он ощущает, что его положили на ложе из шипов. Наконец, когда его вытирают, для него это так, как если бы его свежевали живьем.

Так вот мы появляемся на свет.

Если как следует призадуматься обо всех этих страданиях, разве может возникнуть охота опять оказаться в утробе матери?

В ходе жизни

В нашем бардо от рождения до смерти, т.е. в ходе повседневной жизни, в Уме возникает господствующая иллюзия, будто он существует благодаря телу, которое считает своим.

В свою очередь, эта иллюзия собственного тела основывается на первостихиях: земле, воде, огне, воздухе и пространстве. Первостихии в нас существуют с момента зачатия на обоих уровнях, наружном и внутреннем. Они созревают в нас, как постепенно расцветающий цветок. Благодаря их созреванию развивается тело и Ум, они растут и набираются сил. Этот период развития (эволюции) может продолжаться лет до 25, а затем, во время второй половины жизни, мощь различных начал постепенно ослабевает, запускается процесс деградации, ведущий к старению и развивающийся до самой смерти.

Таким образом, наблюдаются две естественные фазы: эволюции, развития, а затем инволюции, сворачивания. Тем не менее, этот процесс может быть внезапно прерван в случае смерти от внешней причины, — цветок словно бы срезают.

В течении бардо от рождения до смерти мы также испытываем переживания бардо сновидения, а возможно, и бардо медитации.

Затем мы опять перейдем к бардо умирания, потом к бардо Пустоты и бардо Становления, которое приведет нас к новому рождению.  ............

15

...........

Природа Будды сопровождается семью сознаниями.
Стоит завладеть ими, и возникает двойственность.
А если распознать ее, то она перестает разворачиваться.



Чтобы связь между учениями об Уме и о странствиях в бардо стала яснее, а также для лучшего понимания процессов в бардо, не будут лишними несколько соображений, касающихся преобразований Ума.

Природа Будды, т.е. Чистый Ум, или изначальное знание, есть, как мы уже видели, извечные Пустотность, ясность и бесконечность. Она же есть Ясный Свет, который каждое существо встречает в конце периода растворения сознания в момент бардо агонии, после чего следует бардо Пустоты.

Сущность этого Ясного Света, или изначальной мудрости есть квинтэссенция пяти первоэлементов: пространства, воздуха, огня, воды и земли. Как мы увидим, им присуще преобразовываться, если Ум и его проявления изменяются.

Как уже объяснялось, природа Будды, замутненная неведением, становится всеобщим субстратом сансары. В этом качестве она называется «сознанием-основой» или «вселенским сознанием». Оно включает в себя и пронизывает собою все. Это основа, или фундамент, на котором возникают все иллюзии индивидуальных сознаний.

Развитие иллюзии начинается с появления двойственности. Иными словами, недвойственное состояние триады Пустота — Ясность — Бесконечность расщепляется на субъект — объектную, двойственность и действие. Из Пустоты получается «Я» как субъект, сияние становится сознанием различения, а из бесконечности или неограниченного познании производится все типы отношений, основанных на притяжении, отталкивании и ослепленности. Вместе с возникновением двойственности рождается загрязненное сознание; это двойственное сознание, то есть такое сознание, которое кто-то имеет о чем-то. Загрязненным оно называется потому, что загiятнано этой двойственностью. Это «седьмое сознание».

Загрязненное сознание находится в окружении шести других сознаний, соответствующих различным чувственным способностям; таковы зрительное, слуховое, обонятельное, вкусовое, осязательное и ментальное сознания.

Видоизменения первостихий в Уме и стадии бардо

Ум, будучи сущностно пустым, сияющим и бесконечным, имеет пять основополагающих свойств: Пустотность, подвижность, ясность, непрерывность и устойчивость. Природа каждого из этих свойств — одно из элементарных начал, соответственно: пространство, воздух, огонь, вода и земля. Мы уже упоминали, что Ум, поскольку он не есть нечто осязаемое или определимое, вездесущ и простирается по всем направлениям; он есть Пустота и имеет природу пространства. В нем постоянно появляются различные помыслы и состояния; эта подвижность и переменчивость имеет природу и первостихии воздуха. далее, Ум ясен, у него есть способность к познанию. Эта ясность имеет природу первостихии огня. С другой стороны, Ум непрерывен, его опыт разворачивается как непрерывный поток помыслов и восприятий, эта непрерывность имеет природу первостихии воды. И, наконец, Ум есть основа, на которой возникает все познаваемое, основа и сансары, и нирваны. Это свойство быть основой, фундаментом, имеет природу земли.

Итак, пяти свойствам Ума присуща природа пяти элементарных начал, или первостихий. Когда Ум впадает в двойственность и иллюзии, он видоизменяется, но построения его сохраняют природу этих пяти первостихий. Всякое проявление есть активность Ума в преобразованиях этих пяти элементарных начал.

К тому же, служа опорой для самого Ума и перемен в нем, существуют тонкие энергии, традиционно называемые правами- энергиями (то и другое неразрывно), именно энергия приводит в движение и направляет Ум и сознание.

Таким образом, пять основополагающих свойств Ума, которые были только что рассмотрены, соответствуют пяти тончайшим пранам, энергия которых проявляется в Уме как пять сущностных сияний, называемых «сверхтонкими»; они соответственно синего, зеленого, красного, белого и желтого цветов. Эти сияния начинают проявляться в тот момент, когда, в конце бардо Пустоты, происходит возвращение сознания.

Затем, основываясь на пяти свечениях, формируются переживания сознания, т.е. его проекции, из этих свечений возникают видимости пяти первостихий, что иллюзорно воспринимается как тонкое тело и внешний мир.

Все иллюзорные, кажущиеся переживания сознания, которые являются его содержанием, в основе своей излучение самого же Ума, проявление его пяти элементарных начал, которые присутствуют, прежде всего, как сущностные свойства Ума, затем - в правах и свечениях, и, наконец, — в видениях. На каждом из этих уровней есть природа различных первостихий: пространства, воздуха, огня, воды и земли.

Процесс структурирования сознания осуществляется ежемоментно, в любом из наших состояний сознания, но особенно — в начале бардо Становления. Затем, в ходе этого бардо, сознание посредством активности пяти первостихий испускает из себя иллюзию ментального тела (тонкого облика) с которым оно, как субъект, самоотождествляется. Одновременно с этим проецируются и его объекты, иллюзорно воспринимаемые как внешний мир.

Итак, сознание как субъект, отождествившийся со своим тонким телом, развивает отношения со своими формами (проекциями), и эти отношения постепенно приобретают форму, становясь остальными скандхами: ощущениями, распознаваниями и мотивациями. Таким образом, вновь возникают пять скандх, составляющих в совокупности индивидуум (скандхи формы, ощущения, распознавания, мотивации и сознания). Но на этой стадии «междужизния» ментальное сознание видит все происходящее с ним, исключительно изнутри себя, т.е. образовавшейся таким образом индивидуум составлен лишь из четырех с половиной скандх . Именно так переживания бардо Становления и разворачиваются вплоть до момента зачатия.

В момент же зачатия это странствующее сознание, составленное из четырех с половиною скандх, соединяется с внешними первостихиями — отцовского семени и материнской яйцеклетки. Отныне зачатый эмбрион содержит в себе пять первостихий как с внутренней, со стороны сознания, так и с внешней стороны, полученной от родительских половых клеток.

Первостихии присутствуют в эмбрионе, а затем и в его развившейся форме, с одной стороны, в качестве полостей, дыхания, теплоты, жидкостей и твердого вещества (соответствующих пространству, ветру, огню, воде и земле), с другой, как принципы протяженности, подвижности, энергии, текучести и сцепления. Ощутимая телесная оболочка, обретенная теперь, является грубым аспектом скандхи форм. Итак, положено начало индивидууму, составленному из полных пяти скандх; далее постепенно развиваются шесть чувственных способностей:

зрительная, слуховая, обонятельная, вкусовая, осязательная и ментальная.

В полях деятельности этих различных способностей, разворачиваются два аспекта ментального сознания — чистый и нечистый. Первый из них унаследован от изначального знания, а второй от двойственного знания. Загрязненность аффектами-страстями ментальное сознание проистекает из двойственного знания вместе со всем отрицательным, т.е. основными источниками страдания - шестью страстями: гневом, алчностью, ослепленностью, желанием, завистью-ревностью и гордыней. С другой стороны, есть и положительное ментальное сознание, проистекшее из изначального знания его свойства — это непосредственное постижение, сострадание, любовь и доверие. Эти два аспекта ментального сознания распространяются на шесть сознаний, соответствующих шести полям деятельности органов чувств. В результате получаются многообразные переживания, связанные с шестью типами объектов:

зрительными образами, звуками, запахами, вкусами, осязаемым и помыслами.

Воспользуемся сравнением, пусть сознание-основа будет у нас господином или царем. Тогда ментальное сознание окажется его сыном—царевичем, а шесть сознаний, связанных с органами чувств и с Умом — его посланниками. Таким образом, мы различаем восемь сознаний. Именно потому, что наш «царевич», т.е. загрязненное ментальное сознание, управляет шестью чувственными сознаниями, они могут отправлять свои функции, взаимодействуя с объектами посредством «шести чувственных способностей».

В звеньях взаимозависимого происхождения ( Как же упоминалось в главе «Бардо Становления» (междужизние), тонкий облик есть лишь кажимость и считается только половиной скандхи +форм.- прим.пер.), т.е. в многочисленных факторах, составляющих этот механизм, развиваются неисчислимые иллюзорные представления, порабощающие тело, речь и Ум. Различные виды кармы, под влиянием этих иллюзий, оставляют свои отпечатки на сознании-основе, это подобно семенам, разбрасываемым по полю. Точно так же, как различные взаимозависимые факторы, подобно удобрению, теплу и влаге, способствуют тому, чтобы семена проросли и принесли урожай. Отпечатки кармы, ставшие посевом на поле сознания-основы, приносят свои плоды; счастливые существования и Освобождение, если то были добродетельные поступки, или же неограниченное воспроизведение сансары и низшие существования в случае отрицательных поступков.  ..............

16

.............

Всякое существование в сансаре зависимо от условий и факторов, его составляющих. Независимой реальности нет ни у чего. С изменением условий рождаются и умирают феномены, которыми являются эти существования. Все они не вечны, не существуют сами по себе.

Все состояния обусловленного существования в сансаре возникают, пребывают и затем исчезают в процессах взаимодействия и переходов взаимозависимых (или взаимозависящих) факторов. Таким образом, появление и исчезновение, рождение и смерть непрестанно следуют одно за другим.



http://spiritual.ru/images/kalurin1a.gif


Диаграмма: Круг сансары

На приведенной здесь традиционной диаграмме, называемой «Круг сансары», «Цикл существований» или «Колесо рождений», изображена последовательность из 12 элементов, слагающихся вместе в сансару, иными словами, в процесс появления и исчезновения сознания и существующих для него переживаний. Эти 12 элементов, или факторов взаимозависимого происхождения, о которых уже заходила речь выше, можно соотнести с последовательностью различных бардо, рассмотренными в предшествующих главах. Это взаимодополняющие и пересекающиеся подходы.

Звенья этой цепи существуют во взаимосвязи; каждое их них порождено предшествующим и порождает последующее. К примеру, там, где есть Становление, будет рождение, а за ним упадок и смерть.

В момент смерти для обычных существ наступает период бессознательности и неведения, бардо Пустоты. Это неведение служит отправной точкой очередного цикла иллюзий и первым покровом Ума, опираясь на который, возникнут все остальные. Оно в картинках — звеньях на периферии диаграммы (на ободе колеса жизни), — изображено в виде слепца, нащупывающего себе дорогу тростью. Но оно же находится в Центре колеса, в самой ступице, вокруг которой вращается весь мирской круговорот.

Затем, с опорой на неведение и под воздействием скрытых формирующих побуждений в сознании-основе, происходит возврат к опыту индивидуального сознания. Формирующие побуждения есть не что иное, как отпечатки кармы, сохраняющиеся в основе потока сознания. В конце умирания деятельность кармы, определяющая индивидуальное сознание и его существование, временно прекращается. Затем она возобновляется в виде формирующихся побуждений, вновь обусловливающих Ум как индивидуальное сознание. Работают они в форме склонностей и привычек. Здесь карма, т.е. формирующие побуждения, приводящие к возобновлению иллюзии в форме Я есмь, к индивидуальному сознанию, являются отправной точкой, однако действие их продолжается и на последующих этапах цикла.

Это возвращение сознания символически изображено в виде горшечника, формирующего глину. Соответствует ему конец бардо Пустоты в тот момент, когда сознание вновь обретает себя, с тем, чтобы начать заново свое странствие по бардо Становления. Индивидуальное сознание — это третье звено цепи взаимозависимого происхождения, символизирует его вертлявая обезьяна. Оно осуществляет познание в рамках субъект-объектной двойственности, отсюда и любая его деятельность двойственна.

Четвертое звено называется имя и форма и изображается как лодка с двумя пассажирами, которые соответствуют сознанию и его тонкому телу, каким оно существует в бардо Становления. Сознание как субъект соотносится с именем, а форма — с телом; с ним сознание отождествляется в переживании типа: «Я есмь это», «Я есмь эта форма».

Пятое звено, шесть сфер, изображено в виде дома с шестью проемами. Они означают шесть сфер действия органов чувств, в пределах которых разворачивается сознание обитателей бардо.

Шестое звено есть контакт, или соприкосновение. Это уcтановление связи между сознанием, самоотождествившимся с тонким телом и с тем миром, который оно ошибочно воспринимает как внешний. Можно напомнить здесь о явной аналогии с состоянием сна.

Седьмое — ощущение, начальная фаза переживания, явившегося результатом этой встречи субъекта с объектом.

Восьмое — жажда, это импульс, подталкивающий субъекта к схватыванию внешних объектов.

Девятое схватывание, есть такое действие сознания, в котором субъект воспринимает нечто в качестве объекта. Таким образом возникает внешний объект.

На рисунках этим звеньям соответствует: стрела, соприкасающаяся с глазом человека (контакт); пара в объятьях (ощущение); пьющий воду человек (жажда); и человек, срывающий с дерева плод (схватывание).

Эти звенья — непременное предварительное условие любых наших восприятий, в особенности, восприятий в ходе бардо Становления.

Десятое звено изображается в виде беременной женщины и называется Становление. У схватывания, бывшего предыдущим этапом, есть становление, которое получает материальное в рождении, в полноте существования.

Одиннадцатое звено — рождение в мире, построенном из существований определенного типа. Представлено оно в виде роженицы. Это вхождение в бардо от рождения к смерти.

Все предшествующие звенья были подобны электрическому току, энергия которого приводит к рождению в некоей форме существования. И, наконец, истощение этого тока повлечет за собою прекращение и вызванного им состояния, исчезновение его, т.е. смерть. Итак, жизнь после рождения развивается, затем приходит в упадок в ходе старения и кончается смертью. Старение и смерть, представленные на картинке как труп, который несут к месту кремации, это последнее, двенадцатое звено. В конце его вновь появляется, после бардо умирания, бардо Пустоты, и т. д.

Так вращается колесо существования.

Многократно повторяющиеся рождения в одном из шести типов сансарических миров изображены на внутреннем кольце круга, в нашем случае — в виде начальных тибетских букв. Все колесо вращается вокруг трех ядов Ума; притяжения, отталкивания и безразличия; или иначе страстной привязанности, отвращения и ослепленности, которые изображены в виде петуха, змеи и свиньи. Самый Центр, ступица, занят изначальным неведением.  ...........

17

.............

Не задумываясь о том, что смерть близка, я увлекаюсь
длительными предприятиями. Но пусть я много раз добьюсь
успеха в суетной деятельности этой жизни, уйду я отсюда все
равно ни с чем. Ведь мне, несомненно, необходимо постичь
превосходную Дхарму.
А раз так, отчего бы не начать практику теперь же?



В момент смерти мы не свободны, поскольку наш Ум обусловлен кармой. Ею определяются и течение бардо и рождение, которое нам предстоит. А потому самое важное для нас — это карма и наш подлинный внутренний опыт. Поэтому так существенно, чтобы мы осознали необходимость духовной работы с настоящего момента, изучали методы практики и посвящали ей своё время, жили в согласии с самодисциплиной, основанной на законе кармы. И совершенствовались, как только можем, в практиках, которые будут нам полезны в момент смерти.

Практики Освобождения в различных бардо

Существуют теоретические указания о возможной длительности различных бардо; умирание длится столько же, сколько трапеза, Пустота — трое с половиной суток, бардо Становления — сорок девять суток, но эти цифры очень приблизительны. Длителъность бардо зависит от силы положительных и отрицательных факторов, составляющих карму, к тому же время здесь исчисляются не в 24-часовых сутках человеческой реальности. Поэтому Освобождение может наступить спустя различные промежутки времени. Может случиться даже и так, что бардо отсутствует вообще.

На основе общей практики дхармы были развиты различные специальные техники, которые в случае хорошего прижизненного овладения ими могут привести к Освобождению в течение разных бардо, проходящих в процессе умирания и вслед за ним.

Если мы при этой жизни постигли Махамудру, т.е. природу Ума, то мы сможем в конце бардо умирания, распознать Ясный Свет, а с ним и Освобождение. Тогда вместо обычного состояния бессознательности проявляется сияющая сущность Ума и она, словно зажжённый факел, навсегда рассеивает тьму неведения.

Если человек практиковал садхану одного из Йидамов медитативного Будды, например, садхану Ченрези (Авалокитешварьт), Будды сострадания, если он повторял его мантру и развил в себе благую привычку к созерцанию его, то эта практика окажется особенно драгоценной в момент смерти. Тогда воздействие Авалокитешвары на Ум и наша привычка сосредоточения на нем, благодаря практике запечатлевшаяся в потоке сознания, могут соединиться. Разные фазы садханы имеют власть освободить нас от различных бардо. Мы можем обрести Освобождение на одном или другом этапе бардо, стать на самом деле Авалокитешнарой и родиться в его присутствии, в его чистой стране.

Существуют также специальные наставления для бардо, например «Бардо Тхедрел» — «Тибетская книга мёртвых». Приводимые там схемы созерцания и наставления позволяют добиться Освобождения на разных этапах бардо. В них нас учат распознаванию природы и, особенно, иллюзорности видений в бардо Становления.

Эти наставления рассчитаны на применение с того момента, когда отступает полная бессознательность бардо Пустоты и Ум пробуждается, чтобы узреть мимолетные видения — лучи Света, свяющие облики божеств, сияющие точки, — и далее на все время бардо Становления.

Если мы при жизни не постигли переживание Ясного Света, не созерцали садхану какого-либо йидама, не практиковались в наставлениях о бардо, то существует еще возможность произвести в момент смерти «перенос» сознания (по-тибетски пхова). Это позволяет перенести сознание в одно из состояний, свободных от сансары. Если успешно совершить такую практику в ходе умирания, то сознание вообще не вовлекается ни в бардо Пустоты, ни в бардо Становления. Оно непосредственно выстреливается в одно из высших состояний. Такое возможно благодаря самостоятельной тренировке в ходе этой жизни, или благодаря состраданию подготовленного ламы, который осуществляет этот перенос за нас.

В самом лучшем случае, если техника освоена в совершенстве, эта практика позволяет переродиться в месте, называемом поле Просвешления; это некое духовное состояние, свободное от круговорота сансары и кармических предрасположенностей. Мы словно катапультируемся прямо в Чистую страну Сукховати, по-тибетски девачен, т.е. в «область великого блаженства», или словно птицы взмываем вверх, прямо на небеса Пробуждения.

Пхова — это медитация, которой мы можем заниматься без особого труда, именно поэтому она столь драгоценна.

В случае если пхова освоена в средней степени, то рождение произойдет еще в пределах сансары, нов некоем блаженном, небесном обиталище, благоприятном для Пробуждения. В наименее благоприятном случае мы обретем человеческое рождение, для которого характерны условия, благоприятствующие духовной практике.

При осуществлении пховы Освобождение достигается без вступления в бардо. Бардо могут также отсутствовать и в предельно противоположной ситуации, а именно для тех, кто в этой жизни совершил крайне негативные поступки. Сила этих поступков такова, что в тот же самый момент, когда человек испускает дух, он немедленно переволлощается в адском состоянии без отсрочки в виде бардо.

Вообще говоря, если у нас в течении этой жизни выработалось обыкновение обращаться с молитвами к ламе, к Трём драгоценностям или к какому-то особому образу Будды, то в бардо Становления эти привычки, запечатлевшиеся в потоке сознания, установят связь с адресаюм наших молвтв и дадут нам приобщиться к их духовному воздействию. Оно будет защищать нас и вести нас к Освобождению.

Молитва о перерождении в чистой стране

Пусть мы и не выполняли особых практик, о которых шла речь выше, и не получили наставлений по ним; поскольку известно, что определяющими в процессе смерти и бардо является запечатлевшийся в сознании благой опыт, то молитвы и упования которые мы возносили в течение нашей жизни и которыми исполнено наше сознание, могут спонтанно направить наш Ум в чистую страну, свободную от обусловленностей сансары.

Среди различных образов Будды, к которым можно устремлять свой Ум, особенно важны Амитабха, Ченрези (Авалокитешнара) и их область Просветления Сукхавати.

Если мы при жизни направляли свои упования на то, чтобы переродиться в Сукхавати, то в момент смерти, не переносясь туда, как в некое обычное место в физическом мире, мы, в самом деле, переродимся в нём только силою наших упований на Сукхавати. Действительно, наше нынешнее тело, т.е. «тело полностью созревшей кармы», составлено из вещественных компонентов, с которыми мы отождествляемся, что и мешает Уму попасть прямо туда, куда он пожелает. В бардо Становления, напротив, материального тела более не существует, а тонкое тело способно перемещаться так же легко, как сама мысль. И именно тогда благодаря пожеланиям, выраженным Буддой Амитабхой, Авалокитешварой и нами самими, может установиться связь, которая устремит Ум к сфере Сукхавати и реально приведёт к рождению в ней. Особенно вероятно это в течение первой недели бардо Становления: осознав там несколько раз, что умерли, мы в силу привычки, выработанной в земном существовании, обращаем к Амитабхе и Авалокитешваре свои молитвы о том, чтобы переродиться в Сукхавати. Эти молитвы способны мгновенно привести к рождению там. Таким образом, если в нашей теперешней жизни мы регулярно и искренне высказываем пожелание попасть в Сукхавати, то мы и при смерти будем нести в себе надежду туда направиться. Эта надежда повлияет на наш Ум и превратится в средство переродиться там и обрести Освобождение быстрее, чем если бы мы воспользовались самолётом или ракетой.

Однако такому перерождению могут помешать некоторые препятствия. Скажем, если оставленная нами семья, переживший нас супруг или супруга плачут, зовут нас вернуться к земной жизни, если их отношение к нашей смерти пробуждают в нас печаль, привязанность или гнев, то Ум наш не сможет направиться в Сукхавати, ибо не будет един. В нём будут бороться устремленность к Сукхавати и память о тех, кто был ему дорог. Путы привязанности могут оказаться достаточно крепкими, так что порыв Ума к Сукхавати не пересилит их. То же самое случится, если мы сохраним привязанность к миру, который только что покинули, своему имуществу или общественному положению. Эти оковьт вернут наш Ум в то самое место, которое он покинул, и не пустят его в Сукхавати. Но к великому счастью, есть средство, чтобы избежать этой опасности: надо приучать себя уже теперь видеть во всех дорогих нам людях и во всём нашем достоянии свершённое раз и навсегда подношение Амитабхе и Авалокитешваре. Мысль о том, что ни существа, ни вещи теперь не наши, сведёт на нет аффективную привязанность. Когда мы вверили и посвятили Буддам безраздельно всё, мы более ни к чему не привязаны.

Пожилые люди, пришедшие к дхарме сравнительно недавно, могут подумать (и будут правы) что у них нет уже времени как следует заняться глубинными практиками, скажем, Махамудрой и т.п., что позволило бы им достичь Освобождения при жизни. Они могут счесть, что не располагают больше ни ресурсами, ни временем, чтобы посвятить себя долгим и нудным практикам. Но не стоит падать духом. Если взрастить большую веру в Амитабху и Авалокитешвару и искренне желать и уповать на то, что переродишься в чистой земле Сукхавати, а также повторять мантру Авалокитешнары, то это непременно даст свои плоды — посмертное попадание в этот мир.

Рождение в Сукхавати принадлежит к числу материально не опосредованных. Т.е. существо, рождающееся там, просто мгновенно оказывается в присутствии Амитабхи и Авалокитешвары. Непосредственное лицезрение их так воздействует на нас, что тотчас позволяет взойти на первую ступень Бодхисаттвы, которая называется радостнейшая Это состояние соответствует начальному уровню пробуждённости, и, начиная с него, нет возврата к цепям сансары; это начальная ступень Освобождения. Название этого чистого мира Амитабхи, Сукхавати, означает на санскрите «великое блаженство», ибо Ум, освободившись ото всех страданий и скорбей сансары, испытывает там лишь радость и счастье. Обретение рождения в этом духовном мире кладёт конец круговороту перерождения. Ум там свободен от покровов кармы, в нём начинают проявляться и применяться на благо существ пробуждённые качества. Но, хотя Ум и в самом деле очистился там от покровов кармы и от большей части покрова страстей, некоторые тонкие загрязнения ему ещё свойственны. И всё же это состояние отмечено важными Пробужденными качествами; уже опираясь на них, можно помогать другим существам, всем тем, кто пока ещё в сансаре. Проявляется возможность использовать различные средства, чтобы оказывать существам помощь и вести их к Освобождению.

В целом, существует много различных областей пробуждённого Ума: на уровне тела Будды вне форм, т.е. дхарамакаи; на уровне тела совершенного опыта, т.е. Самбхогакаи; и на уровне тела эманации — Нирманакаи. Сукхавати является областью пробуждённого Ума на уровне форм, точнее, творимого тела, т.е. Нирманакаи. А поэтому она ещё подвержена некоторым ограничениям. Скажем, в Сукхавати остаётся ещё своего рода изменчивость и непостоянство. Конечно, это не те грубые непостоянство и бренность, которые знакомы нам на нашем уровне существования, и всё же это некая тонкая форма изменчивости.

Возможность рождения в Сукхавати определяют четыре фактора:

Во-первых, нужно ясно представлять себе непосредственное присутствие в Сукхавати Амитабхи и Авалокитешвары, развить интенсивное чувство их реального присутствия, их великолепия и их мира, где всё проявленное блистает и светоносно, словно сотворено из драгоценных камней.

Во-вторых, следует заниматься практикой избавления от покровов и взращиванием, т.е. очищать Ум от различных покровов и упражняться в двойном взращивании — добродетелей и непосредственного постижения.

В-третьих, должна быть альтруистическая мотивация — Бодхичитта, Ум пробуждённости.

На основе Бодхичитгы должен сформироваться четвёртый фактор — упование, возникающее из действенных и искренних пожеланий переродиться в Сукхавати.

Из этих четырёх факторов самый важный наиболее решающий это упование.

Наставления о Сукхавати — не только обещания некоего будущего. Если быть убеждённым в их значимости и применить их к себе, это устранит многие из скорбей уже этой жизни. Старость обыкновенно сопровождается многими невзгодами: переешь — одна беда; недоешь другая; в толстой и тёплой одежде нам неудобно, а легкая не защищает от холода... Но пуще всех этих телесных неудобств гнетёт нас душевное страдание из-за близящейся смерти. И напротив, если мы отныне будем возносить упования о перерождении в Сукхавати, и будем убеждены, что наши пожелания исполнятся, то старость перестанет быть причиной душевных мук, а напротив, станет источником радости, благодаря надежде скоро покинуть этот мир и уйти в иной и лучший.

Если вы не в состоянии заниматься этими практиками, даже повторять пожелания переродиться в Сукхавати, то вы, по меньшей мере, можете усвоить для себя, каковы десять положительных поступков и десять отрицательных поступков, им противоположных. Потом необходимо упражняться в том, чтобы стремиться к совершению первых и избегать последних. В конечном счете, это позволит вам обрести драгоценное человеческое рождение, в котором вы сможете встретиться с дхармой и продвинуться на пути к Пробуждению.  ..........

18

............

Радости сансары — что роса на былинке и исчезают мгновенно.
Устремимся поэтому к непревосходимому и непоколебимому
Пробуждению — такова практика Бодхисаттв.



Существование в человеческом мире бывает довольно счастливым, и всё же все люди, непременно завися от трёх форм неблагополучия, претерпевают в нём немалые трудности.

Три формы страдания

Первая форма страдания наименее заметна и называется неблагополучием, коренящемся в индивидуальности. Она происходит от несовершенства и ограниченности, заключённых в самом факте существования, т.е. в самом обстоятельстве того, что мы существуем, как пять составляющих индивидуальности, или скандх.

Об этих скандхах уже упоминалось: это формы, ощущения, распознавание, побуждения и сознания*. Составленное из этих пяти блоков существо обусловлено и несовершенно. Обусловленности и несовершенства составляют первую форму страдания, именуемую коренящаяся в составляющих индивидуальности. Она неотделима от скандх, т.е. внутренне им присуща так же, как сливочное масло скрыто содержится в молоке. Коль скоро мы составлены из пяти скандх, мы тем самым уже существует эта тонкая форма неблагополучия. Тем не менее, она тонка до неразличимости, и мы, естественно, не отдаём себе в ней отчёта, так что её можно сравнить с пылинкой на ладони. Зато, когда человек достигает достаточно высокого уровня постижения реальности, и грубые формы страдания в основном уже гранены, эта форма неблагополучия становится куда более ощутимой. Воспринимается она тогда несравненно резче — словно соринка, попавшая в глаз!

Это страдание от индивидуальности является общей основой, на которой под влиянием различных факторов надстраиваются все прочие формы неблагополучия и страданий.

Вторая форма страдания, уже гораздо более заметная, называется «страданием от перемен». Собственно, это неблагополучие скрыто в том, что мы обыкновенно сочли бы благополучием, удовольствиями и комфортом, как телесным, так и психическим. Оно присуще желаниям, привязанностям, и бренности. Эта неудовлетворённость и неудовольствие, испытываемое нами всякий раз, когда нечто дорогое нам, любимое нами меняется, портится или пропадает.

Третья форма страдания представляет собой то, что собственно называют страданием, тем, что удручает нас в муках и скорбях. Это неблагополучие от страдания, заключающееся в бедах и тягостях, которые иной раз в нашей повседневности следуют беспрерывной чередой.

Главные страдания человека

Четыре главных типа страдания обременяют само человеческое существование — рождение, старость, болезнь и смерть. Если поразмыслить об этих страданиях и прочувствовать их реальность, это поможет осознать неудовлетворительность сансарического существования, избавиться от привязанности к обыденной жизни и склониться к Освобождению.

О страданиях рождения мы уже говорили в связи с бардо от рождения к Смерти и поэтому не будем повторяться.

Страдания от болезней нередко бывают непереносимы. Приходится терпеть надзор врачей и подвергаться пренеприятным обследованиям. Мы впадаем в зависимость и с тягостным чувством видим, как растрачивается то, что нам необходимо. Доходит и до того, что не можешь уже самостоятельно сидеть на кровати; душа не лежит ни к еде, ни к питью, мы не в силах утолить свои желания. Вот день уже на исходе, впереди — нескончаемая ночь. Это время ужасных страданий.

Очень велики также страдания старости. Было когда-то у нас тело крепкое и прямое, а теперь оно согнулось и сгорбилось, приходится ходить с палкой. Волосы седеют и выпадают, мы лысеем и становимся совершенно непривлекательными. На коже, когда-то нежной, тонкой и шелковистой, появляется множество грубых, широких и шершавых морщин; так цветок лотоса, прежде розовый, становится, увядая, невзрачным и дряблым.

Телесные силы на исходе: стоишь — устаёшь, и сидишь — устаёшъ. Слабеет Ум, ну нас всё меньше охоты заниматься чем бы то ни было. Притупляется острота органов чувств: глаза перестают ясно видеть, на ухо мы стали туги, обоняние отказывает, язык плохо различает вкусы, прикосновение не приносит больше удовольствия, воспоминания замутняются: то, что было в Уме в один момент, в следующий уже забыто. Мы теряем приспособляемость и нигде не ощущаем себя на своём месте. Нашим обществом начинают пренебрегать, а к нам относиться с пренебрежением. Наше былое богатство и авторитет истощились. Возможности этого существования исчерпываются, наша энергия идёт на убыль, чтобы, наконец, погаснуть. Теперь нам ясно, что никакого будущего, кроме смерти, у нас нет и это удручает нас.

А вот каковы страдания смерти: когда наступает пора смертных мук, всем радостям приходит конец, и нас без остатка охватывают мучения недуга. Во рту сохнёт, искажаются черты лица, конечности мелко дрожат и не желают повиноваться. В нашей немощи мы испачканы слюной, потом, мочой и рвотой. Мучаясь, мы издаём хриплые стоны. Ни от каких лекарств и средств уже нет проку и врачи отступаются от нас. Тогда в нашем Уме появляются неистовые видения, порождая в нас смятение и ужас. Дыхание прекращается, челюсть отваливается, и мы покидаем этот мир в бурном течении посмертного странствия. Мы вступаем в великую тьму, падаем в пучину, нас уносит великий океан и сметает ветер кармы.

В этот миг неотвратимой разлуки нам приходится бросить всё и расстаться со всем: богатствами, привилегиями, влиятельностью, домом, семьёй и самим телом, которое мы так лелеяли. На щеках у нас сверкают слёзы. И вот по мере того, как мы удаляемся прочь, появляются различные знамения бардо умирания. Затем, после переживаний бардо, мы вновь рождаемся сообразно нашей карме.

Помимо этих четырёх великих страдавяй, людям свойствевяы и другие: разлука (будь то из-за жизненных обстоятельств или в силу смерти) с теми, кго был им близок и дорог: отцом, матерью, детьми, внуками, сугiругой или суяругом, со всеми теми, кого мы яежяо любим и к кому гiрввязавьт.

Люди также могут страдать от встреч с теми, кто им неприятен, от утраты своего имущества или личной свободы, от избиений, они могут стать жертвой убийства или судебного преследования; человеку бывает так тяжко, что днём забываешь о еде, а ночью — о сне!

Мы в своём человеческом мире страдаем также от невозможности обрести желаемое или сохранить обретённое.

К тому же теперь, в нашу эпоху страстей, нас более чем когда бы то ни было, терзают материальные заботы и стремление к вещам, привязанносгь и отвращение.

Сейчас для нас было бы чрезвычайно важно признать, что в желаниях, в привязанности к материальному достатку и в страстях есть нечто на самом деле вредоносное. Ведь если поймёшь, что все явления сансары так же неуловимы, как рябь на поверхности воды, что это просто обманчивая иллюзия и они нереальны, как сновидение, бред или наваждение, то тогда сможешь не привязываться к ним. Тогда можно будет довольствоваться тем, что есть, оставаясь счастливым, а Ум наш не впадёт в косность и пребудет в мире.

Кроме того, у нас, благодаря практике дхармы, есть возможность окончательно освободиться от сансары и попасть за пределы её, в высшее блаженство состояния Будды.

.................

19

.......

Ныне, обретя сей драгоценный сосуд — человеческое существование,
во благо всех существ и в своё собственное,
день и ночь, неослабно, я буду практиковаться в изучении,
обдумывании и осуществлении наставлений.
Такова практика Бодхисаттв.



Среди всех возможных типов существования человеческая жизнь едва ли не единственная, в которой мы располагаем способностями, позволяющими понять дхарму и воплотить её на практике. Впрочем, само по себе человеческое существование не представляет ещё достаточного условия для начала духовного развития. В сущности, ценность его бывает весьма разной. В общем можно выделить три типа человеческого существования: дурное, никчемное и драгоценное человеческое существование.

Дурное человеческое существование — это жизнь, в течение которой под влиянием обуревающих ум страстей совершаются отрицательные поступки, вследствие чего формируется тягостное будущее.

Никчемное, или заурядное человеческое существование не используется для достижения дурных целей, но и не заключает в себе ничего особо хорошего. Это обыденное существование большинства заурядных людей, которые проживают свой век, не сделав ничего очень хорошего и ничего слишком дурного.

Наконец, драгоценное человеческое существование—это жизнь, на протяжении которой установилась связь с духовным Путём и тем, кто ведёт по нему. В такой жизни, благодаря доверию к пути, есть возможность практики, ибо налицо все благоприятствующие условия. Драгоценным такое существование называют потому, что оно служит основой для духовных достижений. Оно — условие нашего высшего духовного достижения — Пробуждения. Драгоценно оно ещё и по причине величайшей своей редкости, оно встречается также нечасто, как звёзды на дневном небе. Нетрудно убедиться в этом на примере многих стран нашей планеты. Ведь в цивилизациях многих из них нет и намёка на духовный Путь; сотни миллионов людей живут в культурной среде, где всякая Дхарма отсутствует. Да и в тех странах, где она доступна — взгляните, как мало тех, кто её изучает и применяет в своей жизни! Давайте убедимся: сколько в нашем городе, деревне в нашем непосредственном окружении тех, кому благоприятствуют обстоятельства (свобода, мотивация, духовная связь), чтобы посвятить себя Пути.

Некоторые из нас верят Дхарме, остальные же, по крайней мере, испытывают к ней определённый интерес, как-то симпатизируют ей. В этом и проявляется то, что вы обладаете драгоценным человеческим рождением. В прошлом мы уже много-много раз, без счёту рождались в круговороте существований. Теперь мы обрели драгоценное человеческое рождение. Если мы не посвятим его практике Дхармы, то поступим ещё нелепее, чем бедняк, который нашёл клад, но не потрудился использовать его для себя! А нам в этом случае придётся впоследствии ещё неопределённо долго вращаться в череде существований. Но если мы сможем употребить его на благо, то оно, вероятно, станет отправной точкой пути к нашему Освобождению.

Мы находимся на распутье: одна дорога ведёт к высшим состояниям существования и к Освобождению; другая спускается к низшим сферам; мы вольны выбрать путь вниз или путь наверх.

Использовать это драгоценное человеческое существование как фундамент для практики Дхармы и Освобождения — это и значит придать ему его истинный смысл.  ..........

20

..........

Юноши и девушки, собравшиеся здесь!
Не подумайте, что смерть придёт к вам неспеша.
Она быстра, как молния!



Известно, что всё составленное из частей не вечно. Поэтому наше тело, являющееся результатом соединения различных причин — благой и дурной кармы, отцовского семени и материнской яйцеклетки, а также сознающего начала, — очевидно, тоже не вечно.

Все существа во Вселенной смертны. Умерли те, что жили в прошлом; скоро умрут ныне живущие; умрут в свой черёд и те, кто придёт после нас.

И сами мы год от году, день ото дня, с каждым часом, с каждой минутой приближаемся к мгновению своей смерти и, как бы сильны и храбры мы ни были, нам её не запугать. Как бы быстро мы ни бегали, от смерти не убежишь; и ни наша обширная учёность, ни искусные слова, ни красноречие ничем тут не помогут. Ни героизм целой армии, ни поддержка влиятельных людей, ни совершенное оружие, ни хитрости ловкачей — ничто и никто не сможет остановить её, точно так же, как ничто и никто не остановит Солнце, когда оно склоняется к закату и скрывается за горизонтом.

Никому неведомо, сколько ему осталось жить. Одни умирают уже в утробе, другие новорожденными, кто-то — не успев научиться ходить, некоторые — в юности, другие — в старости.

Нет уверенности и в том, что станет причиной нашей смерти — огонь, вода, ветер, удар молнии, падение в пропасть, оползень, погибнем ли мы под развалинами дома или от оружия, от яда, от неожиданного нападения, от недуга... Жизнь наша уязвима, как пламя свечи на ветру, как пузырьки на воде, как капелька росы на кончике былинки.

Когда к нам незваной приходит смерть, мы поневоле должны распрощаться со всем: землёй, домом, богатством, родителями, детьми, семьёй, супругой... Мы оставляем даже своё тело и уходим в одиночестве, подневольно и без спутников, в то страшное место, что называется бардо. Такова наша общая участь, рано или поздно. Поэтому, когда мы видим чью-то смерть, слышим разговоры о смерти или думаем, о чьей-то смерти, то нужно держать в Уме, что и мы сами тоже с нею встретимся. Пока все наши силы при нас, вид у нас цветущий и мы довольны жизнью, мы об этом не задумываемся. Но вот когда на нас обрушивается роковая болезнь, лицо бледнеет и делается, как у покойника, тогда мы несчастны. А затем, когда любые лекарства, врачебный уход и всякие ритуалы оказались бессильны и ничто уже не может облегчить мучений, мы понимаем, что пришла пора смерти. Мы пугаемся этого и тяжело страдаем, мы в отчаянии оттого, что придётся уйти в одиночестве, оставив всё позади.

А в тот самый миг, когда мы с усилием проговариваем свои последние слова, мы окончательно понимаем, что и мы тоже не избегли смертности нашей общей природы.

После нашей смерти даже те, кто любил нас, не согласятся, чтобы твое тело оставалось при них больше, чем на один — два дня; сам вид его внушает им отвращение и страх. Труп уносят работники похоронных служб, он в последний раз пересекает порог дома. Затем везут на кладбище, где его закопают или сожгут. И никто его больше не увидит.

Когда мы в нашей повседневности видим покойника, слышим разговоры о смерти или думаем о ней, то при любых обстоятельствах следует обратить это восприятие смерти и на самого себя, сказать себе: «Такова и моя природа».

Наша жизнь, словно песочные часы, которые никогда не останавливаются. Миг следует за мигом без передышки. Мгновение за мгновением наша жизнь идёт к концу: вот мы малые дети, теперь уже взрослые, потом — старики и покойники, и каждый миг сменяется другим без остановки. Наша жизнь, словно пузырёк пены на воде или горящая свеча; а бренность и смерть подобны ветру.

Давайте осознаем, что это случится с каждым из нас; так почему не взяться за практику дхармы уже сейчас?

Драгоценное человеческое тело, которым мы в нашей жизни обладаем, способно понимать наставления; оно наделено всеми необходимыми задатками и оно встретило дхарму. Если мы промотаем достояние, то нам не только придётся ещё невесть как долго терпеть страдания сансары, но у нас и не окажется другой подобной возможности, такой удачи. Вот почему нужно набраться твёрдой решимости употребить это тело на благо и ревностно упражняться в дхарме всю оставшуюся часть жизни, ибо это светлый миг, когда словно бы Солнце проглянуло сквозь тучи сансары.

..............


Вы здесь » К вопросам о самореализации » Поясняющие тексты » Кьябдже Калу Ринпоче